Три причины не покупать новый Mac

Мало кто поспорит с тем фактом, что Apple создает лучшую компьютерную технику, причем делает это уже давно. Ноутбуки и десктопные компьютеры компании имеют красивый и стильный дизайн, удобную операционную систему и, самое главное, работают стабильно. Но что еще приятнее — даже старые компьютеры Mac способны прослужить долгие годы, поскольку имеют широкие возможности для апгрейда.

Компьютеры Mac позволяют выполнять различные повседневные задачи — от работы с текстом до обработки фотографий и видео. Многие, конечно, могут припомнить, что Mac плохо приспособлен для игр, или, например, что компьютеры от Apple неоправданно дорогие. Однако в наше время вся техника по разным причинам стоит очень дорого, а если сравнивать цены на iMac и MacBook с другими подобными устройствами, то можно прийти к выводу, что компьютеры из Купертино покупать выгоднее. Да и судя по огромным продажам игровых консолей, ПК никогда не смогут полностью заменить игровые приставки.

Конечно, любая компьютерная техника устаревает за несколько лет, а программы начинают требовать все больше и больше ресурсов. И здесь перед пользователем встает выбор: купить более современное устройство или сделать апгрейд нынешнего?

Покупать топовый компьютер каждые пару лет достаточно накладно. Благо даже незначительный апгрейд компьютера может серьезно улучшить его производительность, а обойдется «обновление» в два раза дешевле покупки нового компьютера. Если у вас есть MacBook, которому исполнилось 10 лет, это не значит, что нужно тратить значительную часть семейного бюджета на покупку нового устройства. Апгрейд в данном случае очень выручает.

Больше памяти

Например, на MacBook Air 2008 года можно поставить современный SSD-накопитель, который не только работает быстрее, но и имеет увеличенную емкость. С таким накопителем ваш «старичок» не будет уступать моделям 2011 года.

Есть мнение, что увеличение оперативной памяти на старых MacBook Air возможно только с заменой материнской платы, так как микросхемы памяти распаяны на материнской плате. Это не совсем так — на самом деле замена оперативной памяти требует больше времени и сил, потому несколько дороже. Например, на 13-дюймовом MacBook Air (A1466) 2014 года увеличение оперативной памяти с 4 ГБ до 8 ГБ стоит всего 15 000 рублей, в то время как замена материнской платы обойдется в разы дороже.

Однако самыми популярными ноутбуками Apple для «раскачки» можно признать MacBook Pro 2009, 2010, 2011 годов. Это модели A1278 (13 дюймов), A1286 (15 дюймов) и A1297 (17 дюймов). Именно эти компьютеры лучше всего показывают увеличение производительности после апгрейда. В частности, в них можно добавить оперативную память вплоть до 32 ГБ, заменить жесткий диск на более быстрый SSD-накопитель (или поставить SSD основным, а старый жесткий диск оставить для хранения данных).

Еще быстрее

Например, на 13-дюймовом MacBook Pro A1278 начала 2011 года можно установить 16 ГБ (2 x 8 ГБ) оперативной памяти за 12 000 рублей. Поменять жесткий диск на один из лучших SSD на 250 ГБ можно за 8 500₽ рублей, или добавить его вторым диском через Optibay (контейнер для диска вместо CD-Rom) за 11 000₽ рублей, при этом оставив старый жесткий диск в качестве основного хранилища. А на некоторые модели можно даже поставить матрицу с более высоким разрешением. 

И процессор тоже!

Апгрейд возможен не только для ноутбуков Apple, но и стационарных компьютеров компании. Пользователи довольно часто обновляют iMac 2009, 2010, 2011 годов, модели A1311 (21.5 дюйма) и A1312 (27 дюймов). Здесь возможностей для «прокачки» немного больше. На iMac можно также добавить оперативной памяти, заменить SSD, но плюс ко всему этому поставить более мощный процессор. Например, 27-дюймовый iMac A1312 середины 2011 года «забегает» по-новому после замены родного чипа Core i5 2,7 ГГц на улучшенный Core i7 3,4 ГГц за 19 000 рублей.

Все вышеупомянутые работы и другие возможности для апгрейда доступны в сервисном центре ModMac. Кстати, для читателей AppleInsider.ru действует специальная акция — при апгрейде MacBook или iMac чистка и замена термопасты со скидкой 50 %, а установка операционной системы — бесплатно! 

modmac

Индустрия против NeXT

В конце 80-х появление новой компьютерной платформы на поделенном между гигантами индустрии рынке было невозможно, но “черное железо” NeXT, несмотря ни на что, как до этого Apple II и Mac’и, в 1991 превратилось в реальную угрозу устоявшимся порядкам.

Как это уже было с Apple II и Mac’ами, “черное железо” вызывало привыкание. Никто из тех, кому довелось близко познакомиться с NeXT’ами, не оставался равнодушным. Было в них что-то такое, почти магия. На первый взгляд, иррациональное и ненормальное.

На самом деле, кто-то точно угадал, о чем на самом деле мечтают IT-шники, сами даже не подозревая об этом. Стив Джобс, конечно, к этому не имел никакого отношения.

NeXT’ы вызывали привыкание, это факт. Сам по себе этот факт почти ничего не значит: это случается сплошь и рядом, но большая радость маленького человека не может поколебать основы мироздания.

NeXT Computer удалось заинтриговать публику, вызвать массовое любопытство, желание попробовать эту загадочную штуку – мол, я-то конечно не куплюсь ни на что такое, но ведь любопытно!

Первая попытка была неудачной: любопытство NeXT разожгла, вот только утолить его не было почти никакой возможности. NeXT’ов не было в свободной продаже, они стоили безумно дорого, они были медлительны и полны багов – и все-таки в них что-то было такое, чего не было ни у кого. Крошечный такой бунт, ничем и никому не грозящий.

Сколько их таких уже было… И все закончились ничем. За редким исключением. Чудес не бывает, если вам рассказывают о чудесах, внимательно следите за кошельком!

Но в 1990 ситуация изменилась.

IBM

Безумная затея NeXT заинтересовала IBM. Big Blue (прозвище IBM), которую Стив Джобс не раз обвинял в умышленном противодействии прогрессу, приобрела у его компании (по непроверенным данным, за 10 миллионов долларов) лицензию на использование NeXTstep на нескольких своих платформах.

Сумма не разглашалась. Журналисты, по своим каналам (за пять долларов машинистке?), узнали подробности сделки, но информация о сумме основана на их умозаключениях.

Реализовав свое лицензионное право на платформах RS/6000 и PS/2, IBM вдруг резко поменяла курс. Планы, о которых Big Blue объявляла во всеуслышанье, были отменены.

IBM и Apple создали альянс, в целях которого не было ни одного слова про NeXT, но зато намеков на этого возмутителя спокойствия было предостаточно. Одной из целей альянса была совместная разработка “объектно-ориентированной операционной системы”, для чего создавалось совместное предприятие (Taligent). Основой для Taligent был проект Pink.

Apple была заинтересована в переходе на RISC-архитектуру, IBM это было выгодно.

На Unix EXPO в 1991 году, президент отделения рабочих станций IBM Билл Филип заявил, что NeXTstep вовсе не объектно-ориентированная система. Многослойная система, такая же как OS/2 или System 7, и в ней нет ничего инновационного.

А вот на Apple разрабатывается чистая объектно-ориентированная система, на всю её глубину, с нуля – это Pink, и IBM готова эту систему поддержать.

На каких основаниях мистер Филип посчитал фанатичное поклонение одной из парадигм программирования абсолютным благом, неизвестно. Видимо, среди высшего руководства ведущих компаний в индустрии сложилось такое мнение.

Фанатичное поклонение любой идее убивает её эффективнее, чем её противники. Доводя её до абсурда и безумия. Объектно-ориентированное программирование вовсе не панацея от плохого кода. При разумном и грамотном использовании, она ничуть не хуже других. А десятки примеров, будто бы подтверждающих обратное, всего лишь сборник типичных ошибок, которых следует избегать.

Другой целью альянса Apple и IBM была совместная разработка рабочих станций, на RISC-процессорах “как в RS/6000”, то есть, POWER. Процессоры PowerPC, использовавшиеся в Mac’ах c 1994 по 2005, были разработаны на их основе.

Альянс Apple и IBM был направлен против NeXT, но был еще один пострадавший – Motorola, которая разрабатывала собственное семейство RISC-процессоров, 88000.

Motorola оказалась в очень неудобном положении, сулящем ей нешуточные беды. Но, не зная как сложится ситуация, держала партнеров в неведении…

Motorola и Стив Джобс

Несмотря на слухи о переговорах Motorola с IBM, и о её изменившихся планах, Стив вплоть до решения Motorola об отмене серийного выпуска MC88110, требовал продолжать работу над NeXT RISC Workstation (NRW) на этом процессоре. На все вопросы он отвечал, что ему дали слово. Он им поверил! Это вызывает недоумение: как он мог им поверить?

Это было ошибкой, но она характеризует Стива с совершенно неожиданной стороны. Сам он никогда не нарушал своего слова. За исключением случаев, когда его самого ввели в заблуждение. Верить в чье-то слово может только очень честный человек.

Стиву приходилось совершать некрасивые поступки, но только когда не было никакого другого выхода. Если бы он не подставил в 1997 сначала Гила Амелио, а потом – и совет директоров Apple, уже в сентябре или октябре компании пришлось бы объявить о своем банкротстве.

Через несколько лет он рассказал об этом – начав рассказ с “мне пришлось поступить некрасиво”.

MC88110

К разработке собственной RISC-архитектуры на Motorola приступили в первой половине 80-х. Инженеры на Motorola всегда отличались аристократической чистотой разработкой, и семейство 78000 не стало исключением.

Решение на разработку 78000 было принято, составлены графики, назначены менеджеры, но, по непонятным причинам, финансировался проект по остаточному принципу, и отставал от графика. И от конкурентов.

В 1985 году, Стиву был нужен амбициозно производительный процессор для его нового проекта, он знал что Motorola разрабатывает свой собственный RISC. Но момент для его встречи с руководством Motorola был не самым удачным. Проект 78000 был отменен, а 88000, использующий наработки предшественника, только начинался.

Ему показали новинки серии 68k, ранний прототип 68040, рассказали о супер-процессоре из этой “классической” серии 68060, и о том, каким замечательным процессором будет 88000, когда завершится его разработка. В ближайшие несколько лет, как оказалось, ни о каком массовом производстве RISC-процессора от Motorola речи не было.

MC88100, первый процессор семейства 88000, был выпущен в апреле 1988 года. Через два года после SPARC и MIPS. По мнению экспертов, в опоздании виноваты разброд и шатание в руководстве Motorola, которое никак не могло определиться с приоритетами.

В первом серийном процессоре MC88100 на чипе отсутствовал блок MMU, сделано это было из каких-то высоких соображений и с какой-то целью, но умные слова не помогли, и успеха процессор не имел.

Процессор второго поколения семейства, MC88110, исправлял эту ошибку, его выход был запланирован на 1991 год. Процессор был очень хорош, и мог конкурировать с PowerPC, но на Motorola своим инженерам не верили.

Apple, NeXT и Apollo Computer, подписали с Motorola протоколы о намерении использовать эти процессоры, представители Motorola уверили партнеров в незыблемости своих планов.

Было это в 1990. На NeXT успокоились (Стив поверил Motorola), и проект NRW (NeXT RISC Workstation) стартовал. Трое из разработчиков NRW, Питер Кинг, Майк Демони и Джон Симонс позже вспоминали, как все это было. Получался фантастический аппарат – в плоском корпусе (форм-фактор “коробка из-под пиццы”), несколько большей толщины чем NeXTstation, он легко обошел намеченные для него показатели производительности.

MC88110 был отличным процессором, по словам работавших с ним разработчиков. В NRW один-единственный MC88110 был раза в полтора эффективнее, чем два PowerPC 601.

Перепроектировать NRW пришлось срочно и неожиданно: в 1991 году Motorola объявила MC88110, но в серийное производство его не запускала, якобы из-за каких-то технических проблем.

Как позже выяснилось, Motorola вела интенсивные переговоры с IBM и Apple, результатом которых стал консорциум AIM (Apple+IBM+Motorola), RISC-процессоры PowerPC и полное прекращение проекта 88000.

Apple пережила эту катастрофу легко. Уже в течении нескольких месяцев там работали с прототипами PPC 601, и ни о каких MC88110 даже не помышляли. Просто молчали об этом.

Apollo Computers из Челмсфорда в штате Массачусетс, в 1989 году была приобретена HP за 476 миллиона долларов. По словам Билла Подуска, на это пришлось согласиться из-за неспособности Motorola наладить выпуск неудачных MC88100 в необходимых объемах.

На NeXT распаковали коробку с прототипами PPC-601, и, пока Джобс улаживал проблемы между Pixar и Walt Disney, приступили к переработке NRW.

Слухам о том, что команда на NeXT не справилась с переходом на сдвоенный PPC-601, не верьте. К возвращению Джобса двух-процессорная коробка из-под пиццы работала, пусть и не без проблем.

Но их ждал еще один сюрприз от Motorola.

Новый MacBook Pro оказался неремонтопригодным

Пару дней назад специалисты iFixit первыми разобрали новый MacBook Pro 2018 — его 13-дюймовую версию с сенсорной панелью Touch Bar. Помимо новой силиконовой подкладки под клавишами, эксперты сделали и другие находки.

Так, порт USB Type-C теперь изготовлен не из алюминия, а из пластика, что впоследствии может сказаться на его долговечности. Помимо этого, в конструкции топ-кейса с клавиатурой, динамиками и аккумулятором замечено слишком много клея — если осуществлять ремонт, можно случайно повредить комплектующие.

А если вы вдруг сломаете Touch ID у нового MacBook, то в 90 % случаев может потребоваться замена материнской платы. По этой причине специалисты оценили ремонтопригодность компьютера в 1 балл по 10-балльной шкале.

Но есть и положительные изменения. Так, теперь в MacBook устанавливается аккумулятор емкостью 58 Вт/часов (в прошлой модели — 49,2 Вт/часа). Также есть возможность заменить трекпад без извлечения аккумулятора.

Внутри Display PostScript

В современных операционных системах Apple используются даже более сложные для понимания графические примитивы, чем PostScript. Родственные с ним, но мало кто из разработчиков соприкасается с ними непосредственно, не все даже подозревают о том, что это на самом деле…

Продолжение, начало здесь.

Внутри Quartz – производный от PostScript движок, построенный на основах PDF, только спрятан он в исходные коды, которые никому не положено видеть. Adobe Systems в курсе, и даже получает за них лицензионные отчисления – но очень небольшие.

А как вы думали, откуда в macOS такая необычная легкость в обращении с PDF?

Сторонние разработчики имеют дело с API, в подавляющем большинстве которых этим самым PDF и не пахнет. Чтобы понять от чего избавляют эти API, рекомендую почитать официальное Adobe’овское руководство по, например, PDF 1.7.

А вот из чего сделана графическая подсистема NeXTSTEP, разработчики знали, и даже имели дело непосредственно с PostScript. Еще один язык программирования, все они одинаковые – казалось бы, никаких проблем.

Но есть языки и языки.

Коротко о PostScript

Это стековый язык программирования, использующий обратную польскую нотацию. Это язык, написанный людьми (Джоном Варноком), и для людей. Все-таки не ассемблер (хотя к ассемблерам, которыми мне приходилось пользоваться, привыкнуть проще).

Хотя, когда привыкнешь, начинаешь находить во всем этом шиворот-навывороте красоту, смысл, невероятную краткость и выразительность. Мне довелось иметь с PostScript дело почти 20 лет назад, в течении пары лет – и я помню то мгновение, когда я стал понимать его не задумываясь…

Сейчас сам язык я уже не помню, но восторг врезался в память. Вся беда в том, что мы думаем скорее прямолинейно, чем оптимально.

Вот пример PostScript:

graylevel setgray
x y moveto
(string) show

Очень простой: setgray, moveto и show – команды языка. Перед ними – параметры этих команд. Устанавливаем цвет (в градациях серого, какое-то вещественное число от 0.0 до 1.0, от белого к черному), перемещаемся в точку с координатами x и y, и выводим начиная с этой точки строку “string”, что по-английски обозначает “строка”.

Пока ничего сложного. Поэтому еще один пример, практически тот же самый:

/putsomewhere {
setgray
moveto
show
} bind def

Это подпрограмма, делающая то же самое. Как ей пользоваться, и как сообщить ей что и куда выводить?

А вот так:

x y 0.66 xxx putsomewhere

Немного необычно. Если бы для того, чтобы нарисовать прямоугольник или овал, или вывести на экран текст, нам требовалось бы упражняться в чем-то подобном, то… Во-первых, мы бы привыкли и научились, достаточно быстро, но во-вторых, далеко не каждый решился бы связываться с этим. На свете много “нормальных” компьютерных платформ.

И тем не менее, поражает: об этом тоже подумали. В те времена об этом особенно никто не задумывался.

Display PostScript в NeXTSTEP

Программы для NeXTSTEP писались на Objective-C. Это гибрид ANSI C c почти полным функционалом Smalltalk, за исключением двух элементов: сборщика мусора и замыканий.

После приобретения прав на Objective-C, прагматичные ребята на NeXT быстро заменили ANSI C на более практичный GNU C, с некоторыми отклонениями от стандарта. C от слияния никак не пострадал, из программ написанных на этом языке можно было вытаскивать для включения в свой собственный код понравившиеся фрагменты, использовать библиотеки лежащие в свободном доступен – великие артисты крадут!

Почему не скрестили Objective-C еще и с PostScript?

Smalltalk обвиняли в том, что среднему промышленному программисту он непонятен. Ну да, и любой ассемблер – тоже. В Smalltalk используется “человеческая”, а не “дьявольская”, логика. Освоить его намного проще, чем PostScript.

Причина в другом: взяв из Smalltalk его объектно-ориентированную модель (кроме которой в нем ничего не было), о самом языке даже не вспоминали. Даже если бы в исходный Smalltalk внесли какие-нибудь изменения, их просто проигнорировали бы. И никаких лицензионных отчислений за модель Smalltalk платить не требовалось.

Встраивать чей-то (взятый в аренду) язык в другой чужой язык… Согласитесь, это как-то нехорошо.

Еще – Smalltalk был очень медлителен. В нем абсолютно все: числа, символы, логические переменные – было объектами. Это самая важная причина, по моему..

И, кроме того, зачем навязывать хорошим людям лишние сложности? Если не все читатели знают китайский, каждую фразу написанную красивыми иероглифами можно сопроводить переводом. А то и вовсе обойтись одним переводом. Примерно так на NeXT и поступили с Display PostScript и просто PostScript. Его “перевели” на C.

Пример из предыдущего раздела теперь выглядел бы так:

float graylevel = …;
float x = …, y = …;
char* str = “”;

PSsetgray(graylevel);
PSmoveto(x, y);
PSshow(str);

Обычный C. Примерно также, как в 1998-1999 перевели примитивы движка PDF в Core Graphics.

Примерно. На самом деле, в NeXTSTEP все было намного интереснее.

Особенности реализации

Реализация PostScript реально присутствовала в NeXTSTEP. Для каждого процесса в системе создавался свой, независимый интерпретатор PostScript, со своими памятью, словарем, стеком и тому подобным.

В NeXTSTEP важная часть интерфейса, Window Server, управляющая отрисовкой и жизнью окон на экране, с самого начала писалась на NeXT. На адской смеси из PostScript, Display PostScript и Objective-C. Её не доверили никому.

Помимо NeXT, Display PostScript использовался такими компаниями, как Digital Equipment (в Ultix и в некоторых версиях VAX/VMS, которые я не застал), Sun Microsystems и Silicon Graphics.

Самой же интересной особенностью реализации была программа pswrap, позволявшая обычному промышленному программисту расширять набор доступных ему графических команд и превращать их в обычные вызовы на C. Для этого от него требовалось знание PostScript и правил pswrap…

Оборачивание PostScript-кода

Вернемся к примеру из первого раздела. Вообще-то, все команды PostScript, которые использованы в этом примере, “обернуты” в вызовы на C, но какой-то смысл в таких спайках все-таки был, надеюсь.

Сравнить время исполнения разных вариантов невозможно.

Дано:

/putsmw {
setgray
moveto
show
} bind def

Для превращения процедуры putsomewhere в вызов на C, необходимо проделать следующее:

Шаг 1.

Создать файл с расширением “.psw”. В палитре типов файлов в ProjectBuilder времен NeXT предлагался такой тип файлов. И назвать его каким-нибудь понятным именем, например, “putsmw”. Это сокращение от “put somewhere”, то есть, “положи куда-нибудь”.

Шаг 2.

Ввести в него следующее:

defineps putsmw(float x, float y, float graylevel, char* string)
graylevel setgray
x y moveto
(string) show
flushgraphics
endps

Как именно называть переменные и сам вызов, по большому счету, все равно – главное не запутаться при их использовании. В больших программах в этим большие проблемы, из-за которых придуманы многочисленные правила выживания (например, “не сокращай”), эти правила написаны чьей-то кровью. Но в коде в несколько строк, практическое применение которого не предвидится, мы свободны делать все что угодно.

Шаг 3.

В исходном файле (на C или на Objective-C), в которых нам нужно использовать этот вызов, добавляем в верхней части файла директиву #import:


#import “putsmw.h”

Шаг 4.

Вызываем putsmw как если бы это был обычный C-шный вызов:

putsmw( 200.0, 200.0, 0.55, “Hello, PostScript!”);

Это очень простой пример, в описании pswrap (примерно в 40 страниц) подробно описано как возвращать значения из PostScript, как работать с массивами, и много чего еще. Это целая наука. В то время, наверное, всех в мире считали идиотами – и объясняли все в деталях.

В наше время наоборот: даже более сложные вещи объясняют в двух-трех неоднозначных фразах, в надежде что кому надо – догадаются. В крайнем случае, поупражняются неделю или две.

А pswrap достаточно прост, очень логичен и вопросов не вызывает. Все разложено по полочкам.

Описано даже, как использовать интерпретатор, расположенный на удаленном сервере.

Рожденный революцией (Display PostScript)

В 1985 в издательском деле произошла революция, одним из участников которой был PostScript, язык описания графики от мало кому известной в то время Adobe Systems. В 1988 году малоизвестная компания NeXT использовала PostScript для экранной графики, заставив его творить на экране странного компьютера немыслимое.

В NeXTSTEP, разрывая шаблоны, рисование на экране (а также вывод нарисованного на печать), и даже взаимодействие нарисованного с пользователем, были возложены на… PostScript. Любой, имевший дело с выводом чего-либо на PostScript-принтеры, даже не эксперт по выжиманию звонкой монеты из вычислительной техники, если бы его спросили, предостерег бы NeXT и безумного Стива от этого опрометчивого шага.

Но… Картинки на экране (меню, док, окна, иконки и текст в этих окнах) вели себя как-то не так. Нормально. Даже слишком нормально – обновляя содержимое сразу нескольких окон одновременно, как не смог бы ни один другой компьютер. Обман? А в чем подвох? Зачем?

И тут кто-то из сидящих в зале сообщил окружающим, что это Display PostScript, который придумал Стив Джобс (перемещаясь между Pixar и NeXT за рулем очередного Мерседеса), но потом то ли проиграл идею своей рисовалки Джону Варноку (главе Adobe Systems) в карты, то ли проспорил, и теперь права на неё принадлежат Adobe, называется она Display PostScript.

Упав на благодатную почву, идея отправилась в путешествие сквозь пространство и время, из-за чего все нечастые упоминания Display PostScript начинаются с сообщения о том, что его разработала Adobe. Иногда с добавлением частицы “именно”, то есть, “именно Adobe разработала Display PostScript”. Подозрительно, да? Неужели правда, которую приказали скрывать?

На самом деле, все так и было. В смысле, Display PostScript, как и сам PostScript, и все его варианты, действительно создала Adobe Systems, к этому причастен Джон Варнок, а Стив сыграл в возвышении обоих вариантов PostScript над другими проявлениями технологии в области графики очень важную роль. Тоже причастен.

В обоих случаях Стив Джобс был… клиентом. Заказчиком. В обоих случаях PostScript был лучшим, но само по себе это обстоятельство ничего не решает. Слишком часто побеждают посредственности, умеющие пробиваться к свету лучше других.

Как появился Display PostScript

Про появление на свет PostScript на ресурсе уже писали.

Язык описания графики, придуманный Джоном Варноком на Sutherland & Evans, первый из предшественников того, что стало PostScript, был интерактивным языком. Джон Варнок разрабатывал компьютерный тренажер для отработки лоцманами проводки судов в Нью-Йоркском заливе.

JaM, разработанный Джоном Варноком совместно с Мартином Ньювелом, изначально тоже был ориентирован на работу с экраном и был интерактивным языком, правда с чисто утилитарными целями. Для удобства отладки. Чем проще экспериментировать с тем, что разрабатываешь, тем больше всевозможных ситуаций удастся опробовать и довести до совершенства.

То есть, Display PostScript “в кавычках” появился на свет даже раньше, чем PostScript для управления печатью. Удивительно, но Джобс об этом знал – и в 1985 году, когда ветераны паблишинговой революции встретились в офисе Adobe Systems за “чашкой чая”, между ними состоялся разговор. Без свидетелей, но буквально через неделю Линде Гасс было поручено подумать на эту тему, а также создать и возглавить команду для реализации замысла.

Стив поручил интеграцию “Screen PostScript”, которого еще не было, в операционную систему, работа над которой тоже только начиналась, Лео Гурвицу. Одному из главных разработчиков этой системы. Протеже самого Билла Аткинсона, программисту и одному из первых в мире инженеров по компьютерной графике.

А как иначе? Лео, и до этого работавший по 24 часа в сутки семь дней в неделю, взялся за это безнадежное дело.

Название Display PostScript было придумано Лео и Линдой, во время одного из совещаний в офисе Adobe, и утверждено обоими жесткими и непредсказуемыми лидерами индустрии, Джоном Варноком и Стивом Джобсом. Произошло это в августе 1988 года.

Несмотря на это, я буду называть проект с рабочим названием Screen PostScript его более привычным и благозвучным именем, под которым он был зарегистрирован в качестве товарного знака Adobe Systems – Display PostScript, или Display PS.

Что такое Display PostScript

Странный вопрос, да? Это то, что рисовало на экране NeXT Computer пользовательский интерфейс, тексты и графику в программах для его операционной системы, и участвовало в выводе на печать документов, создаваемых в этих программах. Что еще может делать “язык описания графики”?

Работа с графикой – одно из основных предназначений PostScript вообще, и его экранного варианта, в частности. Но не единственное.

Пользовательский интерфейс – это не только и не столько картинки и тексты. Это еще и интерфейс, то есть, граница между пользователем и операционной системой. Инструмент управления ею.

Интерфейс – понятие достаточно абстрактное. Неизмеримое. Программное обеспечение реагирует на нажатие кнопок мыши, на её перемещение по экрану, на нажатие клавиш на клавиатуре. Это практически то же самое, что и язык командной строки, только команды вводятся иначе, и смысл их зависит от того, что в данный момент на экране, и в какой из его областей была нажата, кликнута или отжата кнопка на мыши.

Еще одно ключевое предназначение Display PostScript – взаимодействие с пользователем. Это интерактивный PostScript.

Интерактивная составляющая Display PS разрабатывалась с учетом накопленного к тому времени опыта. Она очень тщательно проработана, и почти в точности, без серьезных изменений, перекочевала в macOS. Более того, её основы, после творческой переработки, были унаследованы iOS, операционной системой основанной не на системе “мышь-окно-клавиатура”, а на принципиально новой парадигме тач-интерфейса.

Разработку интерактивного аспекта Display PS поручили Джеку Ньюлину.

Друзей во главе известных компаний – благо

Джек Ньюлин поступил на работу в исследовательский центр Xerox в Пало Альто в 1976 году. Принимал участие в нескольких проектах, в том числе связанных с Smalltalk и Interpress (коммерческий язык описания графики, разработанный Джоном Варноком и Чаком Гешке, конкурент PostScript).

Что побудило Джека в 1986 году искать работу – неизвестно. Либо ему стало неинтересно, либо атмосфера свободы и вседозволенности, свойственная Xerox PARC в прежние годы, стала утекать в межпланетное пространство, так или иначе в один из весенних дней 1986 года он заглянул в гости к старым приятелям, бывшим коллегам по работе.

Бывшие коллеги возглавляли Adobe Systems, компанию державшую свой флаг в разных странах и почти на всех континентах. Джек предложил им свои услуги.

Они его хорошо знали и ценили, но Interpress был прямым конкурентом PostScript.

– Если мы тебя примем на работу, – сказал Джон Варнок – Xerox подаст на нас в суд. Но, если ты не возражаешь против идеи поработать в одном интересном стартапе, могу тебе помочь.

Варнок набрал номер на телефоне, и через несколько минут Джек Ньюлин говорил с Джобсом. Через пару недель Джек стал сотрудником NeXT, первым и единственным на тот момент подчиненным Лео Гурвица.

На Adobe команда разработчиков Display PS уже состояла из десятков человек, язык уже обретал реальные черты.

Зачем Display PS?

До середины 80-х, компании создававшие собственные графические пользовательские интерфейсы писали графические библиотеки и интерактивные среды сами, создавая иногда настоящие шедевры.

Мысль приобрести лицензию на использование PostScript в качестве языка интерфейса собственной системы не приходила никому в голову. Лицензия стоила дорого, по условиям лицензии плата бралась за каждое устройство с копией PostScript. А сам язык, в исконном его виде, для интерфейсов не подходил.

Но были и очевидные плюсы такого решения. При выводе документов, созданных в любой “самодельной” графической среде, будь то QuickDraw на Mac’е или графические пакеты Pixar Imaging Computer или рабочей станции от Sun, на лазерный принтер с PostScript, при переводе данных с одного языка на другой (из QuickDraw в PostScript, например), что-то неминуемо терялось.

По словам Линды Гасс, это что-то вроде перевода с французского на английский.

Кроме того, перевод в PostScript – это нетривиальная задача для процессора, занимающая время. Любой нетривиальный алгоритм содержит… баги, несуразности, накладки. Те, кто имеет дело с подобными вещами, обязательно расскажут про пляски с бубном, или танец дождя.

А вот если графическая система компьютера говорит на одном языке с принтером, все эти проблемы исчезают. Все упрощается, WYSIWYG ([на выходе] получаем то, что видим) при этом гарантируется, времени на перевод не требуется.

И, что тоже важно, использовать в качестве графических библиотек технологию, которая уже многократно проверена и обкатана в самых разных условиях, и гарантированно хороша, просто разумно.

Насколько новые MacBook Pro мощнее прошлогодних моделей

Новые MacBook Pro с дисплеем Retina стали одним из самых значимых апгрейдов линейки с точки зрения производительности, убедился Джон Пул, создатель бенчмарка Geekbench. По его словам, аппаратное обеспечение лэптопов демонстрирует такой прирост вычислительной мощности, которого модельный ряд профессиональных ноутбуков компании Apple не видел с 2011 года.

Производительность новых MacBook Pro

Согласно данным синтетического теста Geekbench, по сравнению с 15-дюймовыми MacBook Pro прошлого модельного года прирост производительности новых моделей составил 12-15% для каждого из шести процессорных ядер в отдельности и 39-46% — для всех сразу. У 13-дюймовых MacBook Pro увеличение вычислительной мощности процессорных ядер находится на уровне 3-11% и 81-86% соответственно.

Самая быстрая память

Такой серьезный скачок в производительности лэптопов стал возможен благодаря дополнительным ядрам в 15-дюймовых MacBook Pro, а также увеличенным частотам режима Turbo Boost и переходу на SSD стандарта DDR4. Согласно данным LaptopMag, новые MacBook Pro оснащаются самой быстрой памятью на рынке. Благодаря ей ноутбуки демонстрируют среднюю скорость записи свыше 2500 МБ/с.

MacBook в играх

Единственное, в чем новые MacBook Pro по-прежнему проигрывают конкурентам, так это в производительности в играх. Несмотря на топовое аппаратное обеспечение, показатель fps на 13-дюймовом компьютере в игре Dirt 3 не превышал 38,8 кадров в секунду. Windows-ноутбуки на сопоставимом «железе» и при сопоставимой стоимости демонстрировали куда лучшие показатели.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Как установить macOS Mojave на неподдерживаемые компьютеры Mac

Несколько недель назад была представлена настольная операционная система macOS Mojave. Как и следовало ожидать, старые компьютеры Apple поддержку новой версии не получили. Тем не менее установить обновленную систему на устаревшие Mac все же можно, и сегодня мы расскажем, как это сделать.

Минимальные требования для macOS 10.14 оказались выше, чем годом ранее. На данный момент, список официально поддерживаемых компьютеров Apple выглядит так:

  • MacBook (начало 2015 года и новее)
  • iMac (конца 2012 года и новее)
  • MacBook Air (середина 2012 года и новее)
  • MacBook Pro (середина 2012 года и новее)
  • Mac Mini (конец 2012 года и новее)
  • Mac Pro (конец 2013 года, середина 2010 года, середина 2012 года)
  • iMac Pro (2017)

Остальные же модели Mac остались «в пролете». Впрочем, этот вопрос теперь решаем, благодаря энтузиастам из проекта Dosdude. Разработчики выпустили специальный патч, делающий установку новой системы возможной на следующее оборудование:

  • Xserve 2009
  • Mac Pro 2009
  • iMac Late 2009 — Late 2011 – исключительно на базе процессоров Intel Core серии «i»
  • MacBook Air Mid 2011
  • MacBook Pro Mid 2010 — Late 2011 — исключительно на базе процессоров Intel Core серии «i»
  • Mac Mini Mid 2011

Конечно, не обошлось совсем без проблем – например, вышеперечисленные компьютеры, использующие встроенную графику Intel HD 3000, иногда могут встречаться с проблемами при отрисовке интерфейса.

Итак, чтобы установить систему необходимо:

Скачать патч по следующей ссылке. Затем загрузить образ публичной сборки macOS Mojave.

После запустить утилиту и указать путь для образа и выбрать требуемый USB-накопитель. После этого только останется нажать «Start Operation».

Начнется процесс копирования. Чтобы систему можно было установить на старые Mac, в образ будут внесены некоторые изменения для обеспечения совместимости. В частности, будет отключена проверка оборудования. После того, как была создана загрузочная флешка, можно непосредственно приступать к самой установке. Начиная с этого момента, процесс инсталляции ничем не отличается от обычного.

Разработчики предупреждают, что macOS Mojave не стоит ставить на свой основной компьютер, поскольку операционная система все еще находится на стадии тестирования и пользователи могут наблюдать некоторые проблемы в работе.

Цветной NeXTcube

Знатоки возразят, и будут правы: такой модели не было. Это одна из конфигураций того же самого, обычного, NeXTcube. В цветной “куб” можно было превратить и NeXT Computer. Но сути это не меняет: результат был потрясающий.

Продолжение. Предыдущие серии здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь, здесь, здесьздесь.

В предыдущей части мы поговорили про NeXTstation Color, черный компьютер в корпусе чуть выше корпуса Macintosh Centris 610, впервые в истории предоставивший обычным “продвинутым” пользователям доступ к 16-битной настоящей цветности. Всего за 7 995 долларов, теоретически. (Диск в 105 мегабайт надо было либо заменить на диск большей емкости, либо приобрести внешний).

16-битный цвет, выглядящий на экране почти как 32-битный, был находкой для инженеров, медиков, конструкторов, ученых, рекламщиков. Но для тех, кому требовалась настоящая, бескомпромиссная цветная графика, этого было недостаточно.

Судя по косвенным данным, в 1987 году команда специалистов по компьютерному цвету занималась исключительно бескомпромиссным, 16-битным, решением. NeXTstation не было даже в проекте, и задача была из разряда “mission impossible”. Затем кто-то, достаточно сумасшедший чтобы прийти к такому решению, и обладающий достаточной властью чтобы превратить его в реальный проект, запустил в разработку цветной вариант NeXTstation.

Основной вариант был готов позже, чем второстепенный – но именно он породил бурю в компьютерной индустрии, толкнув конкурентов на подвиги и став для них чем-то вроде зайца, которого на большой скорости везут перед стаей беговых собак.

NeXTdimension

Название переводится как “следующее измерение”. Вот так, даже не другое: независимо от того, в какие иные измерения им удалось проникнуть, силой интеллекта, фантазии или других нематериальных явлений, клиентам предлагалось “следующее измерение”.

Это плата расширения, для шин расширения NuBus и NeXTbus, превращающая NeXTcube и его предшественника кубической формы в рабочую станцию с поддержкой цвета не хуже чем у более дорогих специализированных рабочих станций.

Построена она была вокруг Intel i860, 64-битного RISC-процессора, с производительностью в 60-80 MFLOPs. В те времена даже 10 MFLOPs были чудом. Это миллионы операций над числами с плавающей запятой. Процессор был создан в 1989 году, всего через четыре года после озвученной Стивом Джобсом мечты Пола Берга о компьютере “3М”, где одна из “эм” обозначала “один миллион мегафлоп”.

В NeXTdimension использовался Intel i860 с тактовой частотой в 33 МГц.

Плата включалась в один (любой) из слотов расширения куба (как в NeXTcube, так и в NeXT Computer), потребляла стандартные для расширений 25 ватта, и сама настраивала себя для работы с главной платой компьютера.

На плате размещались 8 мегабайт оперативной памяти расширения (расширяемые до 32 мегабайт), 4 мегабайта видеопамяти, контролеры для входа и выхода S-Video, вывода RGB, и много чего еще.

В “следующем измерении” была реализована неполная поддержка Mach, и самая полная поддержка PostScript.

У NeXT были грандиозные планы на это расширение, так и не сбывшиеся – в NeXTdimension так и не появилась реализация Display PostScript, работа над новой версией NeXTdimension была прекращена в 1993 году.

Хватит чисто технических подробностей, поговорим о результатах.

NeXTdimension работала с 32-битной графикой на дисплее с разрешением в 1120х832 быстрее, чем NeXTcub управлялся c 2-битной графикой на обычном MegaPixel.

18 сентября 1991 года, Стив продемонстрировал, фактически, дополненную реальность: его изображение подавалось на видеовход NeXTcube с бета-версией NeXTdimension, а на выходе и на экране он отображался в реальном времени, с волшебником страны Оз (или, как говорили в начале 90-х, “с волшебником страны ноль-три”, это номер вызова скорой помощи).

Стоило “следующее измерение” 7 115 долларов.

За NeXTcube с предустановленной платой NeXTdimension, брали примерно 15 тысяч. Но 105-мегабайтного диска для очень цветной рабочей станции было не просто мало, а мало катастрофически.

Все кубики NeXT – цветные

Подключение NeXTdimension в расширение любого из кубов от NeXT, без лишних действий со стороны обладателя куба и этой платы, превращало “персональную рабочую станцию” в компьютер в бескомпромиссными возможностями в управлении цветом.

Это уже была машинка для профессионалов в области компьютерной графики, анимации и много чего еще. Её продажи могли бы быть намного большими, если бы не Стив: насколько мне известно, Pixar не приобрела ни одного цветного NeXT.

Допускаю, что Стив уже просто не мог на них смотреть, и что рабочие станции от Silicon Graphics на порядок превосходили куб, но… Это было бы убедительно, даже если было бы не совсем правдой (и их использовали бы исключительно для деловой переписки).

Впрочем, не моя область, и судить не берусь.

Наилучший эффект достигался при установке NeXTdimension в NeXTcube. 68040 в три раза превосходил 68030 в первом кубе по производительности, а главный процессор комплекса участвовал в цветной магии.

Старый куб можно было проапгрейдить до NeXTcube, заменив главную плату на новую.

Старую плату нужно было предъявить при покупке апгрейда, и вернуть её на NeXT, но зато стоил апгрейд всего 1 495 долларов. В этом случае производительность комплекса почти не отличалась от NeXTcube+NeXTdimension.

Единственное ограничение, которое невозможно было обойти – NeXTdimension работала только под NeXTSTEP 2.1 или выше. Лучше в NeXTSTEP 2.2.

И, любой куб от NeXT, с установленным расширением NeXTdimension, мог работать с двумя мониторами (черно-белым и цветным) одновременно, при этом их экранные пространства становились объединялись в общее, в зависимости от желания пользователя соединяясь по горизонтали или по вертикали.

Intel RISC’ует и… проигрывает

RISC-процессор Intel i860 (он же — 80860) применялся не только в NeXTdimension, 60-80 мегафлоп в те годы были сильным аргументом, но, несмотря на успех, коммерческого успеха не имел.

По словам Энди Гроува, главы Intel, в 90-е клиенты не могли понять, каким путем пойдет Intel, и на какой из процессоров “ставить” – что использовать в своих разработках?

В тот момент компания продвигала, одновременно, 80486 и 80860.

Предыдущие попытки Intel перейти на новую архитектуру тоже закончились неудачей. На память приходят iAPX 432 в начале 80-х и RISC-процессоры семейства Intel i960 в конце 80-х и начале 90-х.

Все эти архитектуры были замечательны, но что-то пошло не так, и успеха они не имели.

Фред Поллак, главный инженер команды разработчиков iAPX 432 и главный архитектор i960, вплоть до выхода в свет разработанного им Pentium Pro (80686) ни разу не достиг успеха.

В конце концов, на Intel пришли к выводу, что практическая сторона важнее идеологии, и перестали тратить десятки миллионов на “грандиозные проекты”, и…

Продолжение следует, давно пора разобраться с Display PostScript…

Профессионал высоко оценил новые MacBook Pro c дисплеем Retina

Новый MacBook Pro Retina на базе процессора i9 превосходит по скорости работы даже топовые настольные решения. К такому выводу пришел британской аэрофотограф Джейсон Хоукс, который в числе первых получил доступ к новейшему лэптопу для профессионалов от компании Apple.

«Я получил огромное удовольствие, когда обрабатывал [снимки] на новом MacBook Pro 2018, — написал Хоукс в своем микроблоге. — Благодаря 4 ТБ SSD-памяти он оказался даже быстрее, чем мой десктопный Mac. Я могу сделать и обработать все фотографии еще до того, как вертолет пойдет на посадку».

Core i9 и 32 ГБ ОЗУ

На тесте у Хоукса побывал 15-дюймовый MacBook Pro 2018 в топовой конфигурации стоимостью 6699 долларов. Данная версия оснащается 6-ядерным процессором Intel Core i9 восьмого поколения с тактовой частотой 2,9 ГГц и возможностью ускорения до 4,8 ГГц в режиме Turbo Boost и 32 ГБ ОЗУ.

Новые MacBook Pro Retina 2018

Релиз MacBook Pro 2018 модельного года состоялся 12 июля вне рамок публичных мероприятий, что несколько нехарактерно для Apple. На презентацию, или скорее пресс-конференцию, посвященную релизу ноутбуков, были приглашены только журналисты нескольких американских ИТ-изданий.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Apple запустила акцию «Снова в школу» в России

Apple запустила ежегодную программу Back to School со скидками и подарками для преподавателей и учащихся. В настоящее время акция распространяется только на онлайн-магазин Apple, но в скором времени она станет доступна и для сетей розничных магазинов, имеющих статус Apple Premium Reseller.

В рамках акции предлагается приобрести iMac, MacBook или iPad Pro по сниженным ценам. При покупке в комплекте идет подарок в виде беспроводных наушников Beats Solo 3 за 21 390 рублей — если был приобретен компьютер Mac, или же Powerbeats 3 за 14 290 рублей или Beats X 10 990 рублей — если был куплен планшетный компьютер Apple. Кроме того, предоставляется скидка 20 % на расширенный гарантийный план AppleCare.

Участвовать в программе могут все студенты, абитуриенты, родители, совершающие покупку для учащегося, преподаватели, репетиторы, а также сотрудники учебных заведений. Стоит заметить, что для покупки на специальных условиях будет необходимо предъявить соответствующие документы.

Приобрести продукцию Apple со скидками и получить бонус можно будет в период с 12 июля по 2 октября 2018 года. С полным ассортиментом товаров можно ознакомиться в специальном разделе на веб-сайте Apple.