Важное преимущество нового iPad Pro над Microsoft Surface

Пару дней назад один из топ-менеджеров компании Microsoft заявил, что выход iPad Pro стал «ответом Apple» новому устройству Surface Laptop. В самом деле, ориентировались ли в Купертино на детище своего конкурента? Последние новости от мастерской iFixit ставят это утверждение под сомнение.

Эксперты iFixit широко известны пользователям компьютеров Mac и iOS-устройств — они постоянно разбирают новые девайсы от Apple и выставляют свою оценку ремонтопригодности от 0 до 10. iPhone, iPad и Mac, как правило, набирают от 3 до 6 баллов, чего не скажешь о новом Microsoft Surface Laptop.

Как сообщили специалисты в своем блоге, устройство оказалось совершенно неремонтопригодным, в связи с чем его оценка составила 0 баллов. Ноутбук нельзя разобрать, не повредив те или иные компоненты — сверху просто нет каких-либо винтов.

Трудности возникли и внутри — все компоненты ноутбука закрыты специальными щитами, что осложняет их замену. Аккумулятор оказался приклеен к корпусу, то есть для его ремонта нужно разбирать абсолютно весь компьютер. Даже чтобы заменить компоненты гнезда для наушников, необходимо сначала разобрать всю систему охлаждения и снять (!) материнскую плату.

Новый iPad Pro получил от iFixit 2 балла из 10 — планшет хотя бы можно отремонтировать без повреждения корпуса и комплектующих.

Как MacBook сможет стать игровым ноутбуком?

Многие игроманы жалуются на то, что компьютеры Mac не предназначены для игр, хотя сама Apple никогда не позиционировала свои ноутбуки как игровые машины, разве что вскользь упомянула об этом на презентации технологии Metal. Играть на Mac во многом не представляется возможным потому, что в тонкий корпус ноутбуков невозможно поместить мощную игровую «начинку».

Благо технологии не стоят на месте — пару дней назад компания NVIDIA представила технологию Max-Q. Последняя позволяет создавать геймерские ноутбуки толщиной в три раза меньше нынешней, вплоть до 18 мм — всего на 3 мм больше, чем толщина MacBook Pro с Touch Bar.

Суть нововведения простая — за счет улучшенной архитектуры Pascal производители ноутбуков, в том числе Apple, смогут размещать мощные видеокарты NVIDIA в своих устройствах, но при этом гораздо компактнее. Первые экспериментальные девайсы появятся на рынке уже этим летом, а в следующем году Apple сможет «прокачать» и свои MacBook.

После этого единственным препятствием геймеров на Mac станет отсутствие многообразия доступных игр для платформы OS X. Впрочем, при желании разработчиков эта проблема решаема.

Фоновая компьютеризация уже здесь, и ее никто не замечает

До очередной WWDC осталось меньше недели, и поэтому все вокруг стараются угадать, что же на этот раз покажет компания Apple: новые «маки», «айпады», «умную» колонку под управлением Siri, может, новые iPhone, которые хотя бы намекнут о том, каким видит свое будущее компания, новую Apple TV, а может, Apple запрятала в арсенале устройства, открывающие ее клиентам дверь к дополненной реальности и искусственному интеллекту? Казалось бы, WWDC еще не началась, но в воздухе витает такой градус напряжения, что не заметить его просто невозможно.

Дело об исчезнувшем компьютере

Спустя более четверти века работы сначала на Wall Street Journal, а затем в Recode ветеран и легенда IT-журналистики Уолтер Моссберг решил выйти на пенсию и по этому случаю написал свою последнюю еженедельную колонку, в которой он пытается спрогнозировать будущее IT-отрасли. Его последняя статья называется «Исчезающий компьютер» и описывает некое затишье, установившееся в мире потребительских технологий, перед грядущей мощнейшей бурей. Этой бурей станет новый мир «фоновой компьютеризации», где интеграция компьютеров будет происходить в каждом аспекте нашей жизни, но этого никто не заметит, потому что в будущем потребительский опыт станет важнее самих гаджетов.

«Вскоре после небольшого замедления карусель технологий ускорится так, как не ускорялась никогда раньше», — пишет Моссберг. – «Только на этот раз все будет строиться вокруг пользовательского опыта и в меньшей степени вокруг того, каким образом пользователи будут приобретать этот опыт».

Оглядываясь назад

По-хорошему, статья Моссберга должна была выйти еще в 2005 году. Именно тогда слова ниже были бы как никогда актуальны.

«Пока я это пишу, мир технологий разрывает от безграничных возможностей. Но лишь несколько новых продуктов способны задать новые правила игры и попасть на рынок мейнстрима. Нет, здесь определенно наблюдается некое странное затишье», — сообщает Моссберг в своей статье.

К 2005 году на рынке уже 4 года существовал iPod, но за это время никаких существенных изменений он не претерпел. Нам по сути предлагали один и тот же товар, но с постоянно повышающимся объемом жесткого диска для хранения своей коллекции музыки. Что же касается «маков», то самая интересная вещь была связана лишь с тем, что теперь iBook продавались с двумя размерами экранов, в то время как более дорогие PowerBook предлагались в трех вариантах, и, пожалуй, единственной «инновацией» было то, что ежегодно каждая новая модель становилась чуточку быстрее прошлогодней.

Происходившая за это время эволюция iMac и PowerMac была одинаково скучной и в конечном итоге завершилась ожидаемым достижением предела мощности процессоров PowerPC G5, из которого выжали буквально все соки. Чтобы понять, насколько на тот момент Apple была скучной компанией, достаточно вспомнить, что еще в 2005 году она поставляла образовательным учреждениям свои электронно-лучевые eMac.

Однако, пожалуй, наиболее необъяснимым, по крайней мере по мнению большинства техноэкспертов, на тот момент было то, что несмотря на полное отсутствие инновационных идей и внедрения новых продуктов, Apple фактически, простите, «гребла бабло лопатами». Финансовый 2004 год принес компании 8,28 миллиарда долларов, но в 2005 году эти цифры резко возросли до 13,93 миллиарда.

За пределами Apple

Внешний мир за пределами Apple представлял еще более скучное и неинтересное место. Компания Microsoft долгие годы ваяла свою Longhorn, которая в итоге оказалась ее собственной Copland от мира Windows, став одной из худших операционных систем всех времен и народов и, к счастью для самой Microsoft, была вскоре забыта как страшный сон на фоне мощного натиска ежегодных больших обновлений macOS X. По сути с выпуска XP в 2001 году Microsoft не предоставила ни одного существенного обновления своей операционной системы, в то время как macOS X за пятилетку успела представить 5 новых версий.

За пределами Windows, в аппаратном секторе компании дела лишь визуально казались лучше. Глава Microsoft Билл Гейтс ежегодно ездил на выставку CES, где представил сразу несколько на первый взгляд интересных вещей вроде Microsoft TV, устройств на базе Windows CE, использующих дисплеи Mira Smart (позже Smart Display), несколько планшетных компьютеров, часы SPOT и пару портативных медиацентров. Но за все эти годы, пожалуй, самым успешным продуктом оказалась игровая приставка Xbox, продававшаяся даже в убыток, только бы защитить ПК-гейминг от мощной атаки со стороны Sony с ее PlayStation.

На рынке ПК со скоростью хромой скаковой лошади впереди всех бежала x86 микроархитектура Intel NetBurst, на базе которой строились Pentium 4. Несмотря на высокие мегагерцы и большое тепловыделение, удельная производительность процессоров в некоторых случаях была даже ниже, чем у кристаллов с более низкой частотой. Попытка Intel перейти от x86 платформы к более современным решениям со своей новой микроархитектурой Itanium тоже не увенчалась успехом. Начав производство в 2001 году, компания его закончила уже в 2002-м. К 2005 году даже не особо выдающиеся решения компании AMD (Athlon 64) казались более практичными и интересными. Тем не менее справедливости ради стоит отметить, что платформа в новых версиях жива и по сей день, но используется исключительно в узкоспециализированных задачах.

Даже детище альянса IBM, Motorola и Apple под названием PowerPC, созданное для прямой конкуренции с платформой x86 от Intel, к этому моменту уже выдохлось. Мир новых технологий замер и превратился в очень скучное место.

Но вот что интересно. Все это затишье сопровождалось громкими анонсами новых продуктов, новых функций, чрезмерно раздутых характеристик, а также всевозможными «инновационными идеями», о которых не переставали писать журнальные колумнисты. Правда, ни один продукт так и не был направлен на конечного потребителя. А то, что продавалось, по факту было теми же старыми, скучными ПК, ну и, конечно же, косметически обновленными «айподами» и «маками».

Выход из застоя

Еще в 2005 году слова, написанные Моссбергом в его сегодняшней последней колонке, были бы по-настоящему пророческими. «То, что вы не видите всю эту новую и удивительную потребительскую технику, совсем не значит, что технореволюция застряла на месте. На самом деле она просто взяла паузу, чтобы прощупать новые территории. При успехе результаты могут оказаться просто невероятными и, возможно, даже еще более значимыми, чем они были с выходом первых потребительских компьютеров в конце 70-х, или при начале эры Интернета в 90-х, или появлении первых настоящих смартфонов в середине нулевых».

Без сомнений, именно выпуск первого iPhone в середине 2000-х положил конец этому застою. Но почему его выпустила именно Apple, а не Microsoft, Intel, AMD, IBM или любой другой ведущий игрок технологического мира и мира производства телефонов в частности? Его выпуск представляет собой квинтэссенцию двух невидимых сил, которые любят демонизировать многие из тех, кто пишет о технологиях. Речь, конечно же, идет о желании заработать и маниакальной скрытности.

Все остальные, как и Apple, тоже пытались выйти из этого застоя. Но их проблема заключалась в том, что они фокусировали свое внимание на получение прибыли из продуктов «настоящего», нежели вкладывались в потенциал будущего, как это сделала Apple.

Microsoft активно работала над тем, чтобы превратить свой Longhorn в удобоваримую Windows Vista – публичную попытку стереть поисковик Google с рабочего стола компьютера. Но в итоге компания приобрела нового врага, так как Google поспешила приобрести Android и вложиться в разработку альтернативного браузера, в качестве ответа на монопольные замашки Microsoft. Последняя так сосредоточилась на домашних ПК, что фактически упустила момент для коммерциализации мобильного рынка, который стал расти буквально как на дрожжах и в свою очередь откусил огромный кусок пирога у рынка ПК.

В то же время стратегия Google в отношении Android тоже складывалась без особого энтузиазма в сторону будущего потенциала мобильной платформы. Как и Microsoft, компания старалась защитить те бизнесы, что уже имела на тот момент, получая основную прибыль от рекламы. В итоге, несмотря на то что платформа Android помогла отвлечь интерес людей от платформы Windows Mobile, она по сути никак не помогла компании извлечь новую прибыль от этой смены внимания.

До iPhone платформа Android была совсем другой

Только лишь спустя десять лет (3-й квартал 2016 года) доходы Google с мобильной рекламы стали превышать уровень мирового дохода с рекламы для платформы ПК. И в отличие от Apple, статья дохода Google с продажи аппаратных средств за эти десять лет никогда не становилась одной из ключевых. Как и Microsoft, Google оставалась привязанной к рынку ПК, где она делала большую часть своей выручки.

Компания Intel отчаянно искала замену для своих платформ Itanium и NetBurst и нашла такую в своем израильском центре исследований и разработок в виде микроархитектуры Core, которая хоть и казалась новой, но по факту являлась лишь усовершенствованной 10-летней архитектурой P6, использовавшейся еще в Pentium Pro, а затем и легшей в основу NetBurst. Опять же, Intel тоже решила сосредоточить свои силы на производстве чипов для персональных компьютеров и долгое время игнорировала потенциал мобильных платформ.

Несмотря на то, что внимание прессы в 2005 году было приковано в большей степени к Microsoft, Google и Intel, а Apple, в свою очередь, собирала только тумаки в виде критики ее бесперспективной политики, – именно Apple стала той компанией, которая вывела рынок из застоя в середине 2000-х. Основой для такого поворота стали увеличение прибыли от продажи «маков» и «айподов», а также грамотные инвестиции в будущее мобильных устройств.

Конечно же, кто-то может сказать, что Apple появилась со своим iPhone на рынке «как черт и табакерки». Но правда в том, что компания шла к этому событию планомерно, в течение 7 лет делая свои «маки» и «айподы» компактнее и при этом не забывая постоянно совершенствовать как свои программные, так и аппаратные наработки.

Дорога к будущему лежит через прошлое

Смартфон iPhone был не единственной вещью, над которой работала Apple. Компания все еще поддерживала собственную платформу x86 для macOS X (получившуюся в том числе и из наработок компании NeXT Стив Джобса, которые были перенесены на архитектуру x86 еще в 1993 году), выступающую в качестве ответа IBM. Однако в 2005 году Apple объявила о массовой миграции всей линейки Mac на новые процессы Intel Core, обещавшие скорость PowerPC, повышенную энергоэффективностью и лучшее соотношение «производительности на ватт».

Но вот что интересно. Так как Intel пришлось при разработке Core фактически обратиться к прошлому архитектуры NetBurst, Apple в свою очередь пришлось отказаться от уже наработанных идей 64-битной архитектуры чипов PowerPC и вернуться обратно к 32-битному миру процессоров, коими были первые модели чипов Intel Core.

Работа над конвертированием macOS для 64-битного PowerPC для работы с 32-битными Intel Core также помогла Apple подготовиться для реализации еще одной идеи, корни которой также растут из прошлого. Дело в том, что в начале 90-х компания работала с британским производителем компьютеров Acorn над проектом по превращению процессоров ARM RISC в энергоэффективные чипы для персонального портативного компьютера Newton MessagePad. Десять лет спустя Apple вернулась к мобильным чипам ARM и стала использовать их в своей линейке iPad. За 6 лет существования «айподов» ARM-архитектура превратилась в платформу, потенциально способную запускать урезанную версию macOS, а сама Apple теперь отлично представляла, как перенести свою платформу Mac на новую архитектуру, даже менее для этого подходящую.

К этой модели «назад в будущее» Apple продолжает возвращаться и сейчас, однако есть и другой временной континуум, к которому компания регулярно обращается.

Отложить будущее, чтобы передать настоящее

Вместо зацикливания на прошлом и настоящем своего бизнеса по производству компьютеров, Apple работала над тем, что Моссберг описывает как «сегодняшний потенциал будущего»: она сделала ставку на «фактический опыт с меньшим акцентом на то, как этот опыт создается».

Если точнее, Apple просто взяла самое важное приложение для компьютера – веб-браузер – и стала думать над тем, как можно было бы его использовать без необходимости задействовать все то наследие, коим обладает Mac. Так родился концепт так называемого Safari Pad. Но вместо того, чтобы впопыхах выпустить на рынок сенсорный гаджет, который, возможно, не будет принят или понят миром, Apple решила «переупаковать» свою сенсорную платформу Mac до формфактора телефона, которую Джобс со словами «широкоэкранный iPod, телефон и продвинутое интернет-устройство» представил миру в 2007 году под лаконичным названием iPhone.

Аудитория приняла это объяснение очень положительно. Потому что этой аудитории было проще ассоциировать новое и совершенно незнакомое устройство с уже хорошо зарекомендовавшими себя «айподом» и мобильным телефоном, при этом, возможно, даже не осознавая, что самой ценной частью устройства станет то, что iPhone по своей сути представляет собой продвинутый мобильный компьютер. Если бы Apple представила Safari Pad, а не то, что вышло под названием iPhone, то мир, возможно, вообще не смог бы понять, как реагировать на этот анонс.

Кстати, именно поэтому представленный тремя годами позже — когда, казалось бы, iPhone и iOS формально уже зарекомендовали себя как весьма надежное устройство и перспективная платформа, — оригинальный iPad собрал столько критики и скептицизма в свое отношение и был прозван «просто большим iPod Touch с главной особенностью в виде отсутствия Mac-функций».

Несмотря на огромный успех – новинка позволила Apple заработать больше денег, чем растущие продажи Mac, и собрать гигантскую базу пользователей, которая оказалась в четыре раза больше базы пользователей Mac, — в мире по-прежнему остается множество людей, считающих эту всеобщую увлеченность iPad временным явлением.

Даже Моссберг в своей прощальной статье пишет: «Рынок планшетов вырос как дрожжах, но при этом по-прежнему изо всех сил и пока безуспешно пытается найти свое место в жизни многих людей».

«Смерть – это, пожалуй, лучшее изобретение жизни»

В 2005 году Джобс выступил перед студентами Стэндфордского университета с очень мощной речью, где он, помимо прочего, сказал следующее: «Смерть – это, пожалуй, лучшее изобретение жизни. Она – причина перемен. Она позволяет избавиться от старого, чтобы открыть дорогу новому».

Годом ранее Джобсу самому пришлось почувствовать на себе объятия смерти, когда ему диагностировали рак. Врачи тогда сказали – осталось жить от 3 до 6 месяцев. Но воля к жизни помогла ему хоть и не побороть, но отложить неминуемое еще на 6 лет. Этого хватило, чтобы увидеть, как продажи iPhone затмят продажи «айподов» и «маков», а также стать свидетелем того, как концепт Safari Pad превратится в устройство, которое всего за 1 год своего существования сможет обойти по продажам все когда-либо выпущенные планшеты на платформе Windows.

Тремя годами после смерти Джобса случилось нечто, что он, вероятно, никогда бы не смог предвидеть: «айфоны» превратились в огромные «Safari Pad» и даже отъели часть продаж планшетов iPad mini, на чью долю к тому моменту приходилась большая часть прибыли с линейки iPad, выстроившаяся на пике популярности планшетов в 2014 году.

Неожиданно Apple начала продавать все меньше и меньше компактных версий своего планшета и все больше и больше моделей iPhone 6 Plus. СМИ не побрезговали воспользоваться ситуацией, и заголовки то и дело говорили об огромных доходах Apple с продаж iPhone и резком снижении продаж планшетов iPad. Можно ли словами Джобса описать фактический каннибализм внутри его же компании? Конечно. Ведь в конце концов большие «айфоны» стали тем самым «новым», место для которых должны были освободить «старые» iPad mini. К счастью, для самой Apple повышенный интерес и продажи iPhone Plus оказались выгоднее, чем интерес к iPad mini.

Самый большой релиз с момента выпуска iPad?

По мнению Моссберга, «самым большим программным и аппаратным откровением с момента анонса iPad в 2010 году стал выпуск управляемой голосом «умной» колонки Echo компанией Amazon».

Может, это и так, с точки зрения больших медийных ресурсов вроде The Verge (где, кстати, Моссберг провел свои последние месяцы работы) и других поклонников цифрового ассистента Alexa, учитывая то, какое количество внимания они уделили этому событию. Но это совсем не так, если учитывать количество проданных гаджетов, доход и реальное оказанное влияние на мир.

Запущенная в продажу в конце 2014 года колонка Amazon Echo к концу 2015 года разошлась тиражом в 2,4 миллиона единиц, а к концу прошлого года – в количестве 5,2 миллиона штук. Компания решила найти что-то новое после неудачи своего смарфтона Fire Phone, который по факту должен был предлагать те же самые голосовые функции.

Вслед за iPhone 6 Apple также представила устройство, чья функциональность строится вокруг голосового ассистента Siri. Пусть даже великий Моссберг говорит, что Amazon Echo «восхищает» и «работает» лучше, чем Apple Watch при выполнении команд, основанных на голосовом управлении, но статус «самого большого программного и аппаратного откровение с момента анонса iPad в 2010 году» больше подошел бы именно для Apple Watch, продажи которого только за один квартал 2015 (год выпуска) года, по данным аналитического агентства IDC, составили 3,6 миллиона единиц. А продажи за целый год оказались в четыре раза выше, чем цифры проданных колонок Amazon Echo. В феврале этого года уже сам The Verge говорил о том, что только за зимний квартал 2016 года было продано 6 миллионов Apple Watch.

На фоне этого не забудьте также учесть, что средняя стоимость Apple Watch составляет 400 долларов, в то время как самая дорогая версия колонки Amazon Echo варьируется от 140 до 180 долларов, а самая дешевая при этом стоит 50 долларов. Другими словами, доходы с продажи устройств, работающего с Alexa, гораздо ниже тех доходов, которые обеспечивают Apple ее «умные» часы. И при этом многие не стесняются списывать эти доходы как вообще не заслуживающие внимания. Безумие. Настоящее безумие.

Фоновая компьютеризация

Что странно, Моссберг в своей статье, говоря о грядущем мире «фоновой компьютеризации», мире, «в котором сама технология, где компьютеры, находящиеся во всех этих вещах, просто станут незаметным для большинства», нигде даже не упомянул об Apple Watch или AirPods.

Под заголовком «Просто дождитесь» он предвещает приход «большей и более распределенной вычислительной мощности, новых технологий сенсоров, улучшенных сетей, более умных систем голосового и визуального распознавания, а также программного обеспечения, которое будет одновременно умнее и безопаснее», а позже добавляет, что «все это мы, возможно, даже не заметим, потому что эти технологии перестанут выделяться на общем фоне и, возможно, даже не будут выглядеть как высокотехнологичные устройства».

Но дело в том, что все описанное выше можно справедливо отнести к тем же Apple Watch уже сейчас. Ведь именно они являются примером того самого «исчезающего компьютера», который не выглядит как «высокотехнологичное устройство». На рынке они появились в 2015 году. Вторым носимым гаджетом для Apple стали наушники AirPods, продавшиеся миллионами экземпляров только за последние две недели 2016 года. Устройства фоновой компьютеризации Apple уже настолько незаметны, что многие люди их просто не замечают.

Можно много говорить о том, насколько Amazon Alexa или даже Google Assistant лучше справляются со своими задачами или даже больше предрасположены к общению по сравнению с той же Siri от Apple. Но в конечном итоге все они являются облачными сервисами, которые можно улучшить.

База устройств Apple с поддержкой Siri сейчас составляет более 1 миллиарда различных гаджетов, включая компьютеры Mac, устройства, работающие на базе iOS, Apple Watch, часы AirPods и автомобили с поддержкой CarPlay. У Amazon активных пользователей Alexa лишь несколько миллионов. Google совсем недавно сообщила о 100 миллионах устройств, использующих ее голосовой сервис. Спорить за неделю до WWDC о том, собирается ли Apple как-то улучшать функциональность Siri, было бы бессмысленно. Можно также добавить, что аудитория Apple является мировой, в то время как «паства» Amazon в большей степени сосредоточена внутри Соединенных Штатов.

Умное будущее

Что более важно, так это то, что голосовыми ассистентами развивающийся мир фоновой компьютеризации, конечно же, не ограничится. Но у Apple, в отличие от Amazon и Google, имеется не только мощная экосистема устройств и платформа для разработки, компания также инвестирует в технологии будущего, что позволило ей вывести индустрию из застоя в тот период, о котором мы говорили в начале статьи.

Речь в первую очередь идет о разработке собственных процессоров, работающих внутри «айфонов» и «айпадов». А также о цикличности производства, когда из высокопроизводительных чипов прошлого года производят более энергоэффективные решения, которые становятся сердцами таких продуктов, как Apple Watch, Apple TV.

Ходят разговоры, что Apple ведет разработку некоего «Neural Engine». Что именно это такое — пока никто ответить не может, однако есть мнение, что речь идет о чипе, способном ускорить работу и существенно повысить эффективность цифрового помощника (в нашем случае речь о Siri) в ответ на голосовые команды. Если говорить простым языком и не вдаваться в технические детали и тонкости, то, возможно, мы говорим о новых «мозгах» Siri, которые позволят ей гораздо быстрее и эффективнее выполнять поставленные задачи.

У Google тоже есть нечто подобное. Называется Tensor Processing Engine и предназначен для ускорения процесса машинного обучения. Но, в отличие Neural Engine, который планируется поселить прямо на устройстве пользователя, Tensor Processing Engine будет использоваться в специальных дата-центрах. В общем, у каждой компании свой подход к решению, но хотелось бы верить, что если кто и может открыть нам двери к фоновой компьютеризации, то это будет компания, которая смогла предвидеть успех Mac, iPod, iPhone, iPod, Watch и AirPods.

Фоновая компьютеризация уже здесь, и ее никто не замечает

До очередной WWDC осталось меньше недели, и поэтому все вокруг стараются угадать, что же на этот раз покажет компания Apple: новые «маки», «айпады», «умную» колонку под управлением Siri, может, новые iPhone, которые хотя бы намекнут о том, каким видит свое будущее компания, новую Apple TV, а может, Apple запрятала в арсенале устройства, открывающие ее клиентам дверь к дополненной реальности и искусственному интеллекту? Казалось бы, WWDC еще не началась, но в воздухе витает такой градус напряжения, что не заметить его просто невозможно.

Дело об исчезнувшем компьютере

Спустя более четверти века работы сначала на Wall Street Journal, а затем в Recode ветеран и легенда IT-журналистики Уолтер Моссберг решил выйти на пенсию и по этому случаю написал свою последнюю еженедельную колонку, в которой он пытается спрогнозировать будущее IT-отрасли. Его последняя статья называется «Исчезающий компьютер» и описывает некое затишье, установившееся в мире потребительских технологий, перед грядущей мощнейшей бурей. Этой бурей станет новый мир «фоновой компьютеризации», где интеграция компьютеров будет происходить в каждом аспекте нашей жизни, но этого никто не заметит, потому что в будущем потребительский опыт станет важнее самих гаджетов.

«Вскоре после небольшого замедления карусель технологий ускорится так, как не ускорялась никогда раньше», — пишет Моссберг. – «Только на этот раз все будет строиться вокруг пользовательского опыта и в меньшей степени вокруг того, каким образом пользователи будут приобретать этот опыт».

Оглядываясь назад

По-хорошему, статья Моссберга должна была выйти еще в 2005 году. Именно тогда слова ниже были бы как никогда актуальны.

«Пока я это пишу, мир технологий разрывает от безграничных возможностей. Но лишь несколько новых продуктов способны задать новые правила игры и попасть на рынок мейнстрима. Нет, здесь определенно наблюдается некое странное затишье», — сообщает Моссберг в своей статье.

К 2005 году на рынке уже 4 года существовал iPod, но за это время никаких существенных изменений он не претерпел. Нам по сути предлагали один и тот же товар, но с постоянно повышающимся объемом жесткого диска для хранения своей коллекции музыки. Что же касается «маков», то самая интересная вещь была связана лишь с тем, что теперь iBook продавались с двумя размерами экранов, в то время как более дорогие PowerBook предлагались в трех вариантах, и, пожалуй, единственной «инновацией» было то, что ежегодно каждая новая модель становилась чуточку быстрее прошлогодней.

Происходившая за это время эволюция iMac и PowerMac была одинаково скучной и в конечном итоге завершилась ожидаемым достижением предела мощности процессоров PowerPC G5, из которого выжали буквально все соки. Чтобы понять, насколько на тот момент Apple была скучной компанией, достаточно вспомнить, что еще в 2005 году она поставляла образовательным учреждениям свои электронно-лучевые eMac.

Однако, пожалуй, наиболее необъяснимым, по крайней мере по мнению большинства техноэкспертов, на тот момент было то, что несмотря на полное отсутствие инновационных идей и внедрения новых продуктов, Apple фактически, простите, «гребла бабло лопатами». Финансовый 2004 год принес компании 8,28 миллиарда долларов, но в 2005 году эти цифры резко возросли до 13,93 миллиарда.

За пределами Apple

Внешний мир за пределами Apple представлял еще более скучное и неинтересное место. Компания Microsoft долгие годы ваяла свою Longhorn, которая в итоге оказалась ее собственной Copland от мира Windows, став одной из худших операционных систем всех времен и народов и, к счастью для самой Microsoft, была вскоре забыта как страшный сон на фоне мощного натиска ежегодных больших обновлений macOS X. По сути с выпуска XP в 2001 году Microsoft не предоставила ни одного существенного обновления своей операционной системы, в то время как macOS X за пятилетку успела представить 5 новых версий.

За пределами Windows, в аппаратном секторе компании дела лишь визуально казались лучше. Глава Microsoft Билл Гейтс ежегодно ездил на выставку CES, где представил сразу несколько на первый взгляд интересных вещей вроде Microsoft TV, устройств на базе Windows CE, использующих дисплеи Mira Smart (позже Smart Display), несколько планшетных компьютеров, часы SPOT и пару портативных медиацентров. Но за все эти годы, пожалуй, самым успешным продуктом оказалась игровая приставка Xbox, продававшаяся даже в убыток, только бы защитить ПК-гейминг от мощной атаки со стороны Sony с ее PlayStation.

На рынке ПК со скоростью хромой скаковой лошади впереди всех бежала x86 микроархитектура Intel NetBurst, на базе которой строились Pentium 4. Несмотря на высокие мегагерцы и большое тепловыделение, удельная производительность процессоров в некоторых случаях была даже ниже, чем у кристаллов с более низкой частотой. Попытка Intel перейти от x86 платформы к более современным решениям со своей новой микроархитектурой Itanium тоже не увенчалась успехом. Начав производство в 2001 году, компания его закончила уже в 2002-м. К 2005 году даже не особо выдающиеся решения компании AMD (Athlon 64) казались более практичными и интересными. Тем не менее справедливости ради стоит отметить, что платформа в новых версиях жива и по сей день, но используется исключительно в узкоспециализированных задачах.

Даже детище альянса IBM, Motorola и Apple под названием PowerPC, созданное для прямой конкуренции с платформой x86 от Intel, к этому моменту уже выдохлось. Мир новых технологий замер и превратился в очень скучное место.

Но вот что интересно. Все это затишье сопровождалось громкими анонсами новых продуктов, новых функций, чрезмерно раздутых характеристик, а также всевозможными «инновационными идеями», о которых не переставали писать журнальные колумнисты. Правда, ни один продукт так и не был направлен на конечного потребителя. А то, что продавалось, по факту было теми же старыми, скучными ПК, ну и, конечно же, косметически обновленными «айподами» и «маками».

Выход из застоя

Еще в 2005 году слова, написанные Моссбергом в его сегодняшней последней колонке, были бы по-настоящему пророческими. «То, что вы не видите всю эту новую и удивительную потребительскую технику, совсем не значит, что технореволюция застряла на месте. На самом деле она просто взяла паузу, чтобы прощупать новые территории. При успехе результаты могут оказаться просто невероятными и, возможно, даже еще более значимыми, чем они были с выходом первых потребительских компьютеров в конце 70-х, или при начале эры Интернета в 90-х, или появлении первых настоящих смартфонов в середине нулевых».

Без сомнений, именно выпуск первого iPhone в середине 2000-х положил конец этому застою. Но почему его выпустила именно Apple, а не Microsoft, Intel, AMD, IBM или любой другой ведущий игрок технологического мира и мира производства телефонов в частности? Его выпуск представляет собой квинтэссенцию двух невидимых сил, которые любят демонизировать многие из тех, кто пишет о технологиях. Речь, конечно же, идет о желании заработать и маниакальной скрытности.

Все остальные, как и Apple, тоже пытались выйти из этого застоя. Но их проблема заключалась в том, что они фокусировали свое внимание на получение прибыли из продуктов «настоящего», нежели вкладывались в потенциал будущего, как это сделала Apple.

Microsoft активно работала над тем, чтобы превратить свой Longhorn в удобоваримую Windows Vista – публичную попытку стереть поисковик Google с рабочего стола компьютера. Но в итоге компания приобрела нового врага, так как Google поспешила приобрести Android и вложиться в разработку альтернативного браузера, в качестве ответа на монопольные замашки Microsoft. Последняя так сосредоточилась на домашних ПК, что фактически упустила момент для коммерциализации мобильного рынка, который стал расти буквально как на дрожжах и в свою очередь откусил огромный кусок пирога у рынка ПК.

В то же время стратегия Google в отношении Android тоже складывалась без особого энтузиазма в сторону будущего потенциала мобильной платформы. Как и Microsoft, компания старалась защитить те бизнесы, что уже имела на тот момент, получая основную прибыль от рекламы. В итоге, несмотря на то что платформа Android помогла отвлечь интерес людей от платформы Windows Mobile, она по сути никак не помогла компании извлечь новую прибыль от этой смены внимания.

До iPhone платформа Android была совсем другой

Только лишь спустя десять лет (3-й квартал 2016 года) доходы Google с мобильной рекламы стали превышать уровень мирового дохода с рекламы для платформы ПК. И в отличие от Apple, статья дохода Google с продажи аппаратных средств за эти десять лет никогда не становилась одной из ключевых. Как и Microsoft, Google оставалась привязанной к рынку ПК, где она делала большую часть своей выручки.

Компания Intel отчаянно искала замену для своих платформ Itanium и NetBurst и нашла такую в своем израильском центре исследований и разработок в виде микроархитектуры Core, которая хоть и казалась новой, но по факту являлась лишь усовершенствованной 10-летней архитектурой P6, использовавшейся еще в Pentium Pro, а затем и легшей в основу NetBurst. Опять же, Intel тоже решила сосредоточить свои силы на производстве чипов для персональных компьютеров и долгое время игнорировала потенциал мобильных платформ.

Несмотря на то, что внимание прессы в 2005 году было приковано в большей степени к Microsoft, Google и Intel, а Apple, в свою очередь, собирала только тумаки в виде критики ее бесперспективной политики, – именно Apple стала той компанией, которая вывела рынок из застоя в середине 2000-х. Основой для такого поворота стали увеличение прибыли от продажи «маков» и «айподов», а также грамотные инвестиции в будущее мобильных устройств.

Конечно же, кто-то может сказать, что Apple появилась со своим iPhone на рынке «как черт и табакерки». Но правда в том, что компания шла к этому событию планомерно, в течение 7 лет делая свои «маки» и «айподы» компактнее и при этом не забывая постоянно совершенствовать как свои программные, так и аппаратные наработки.

Дорога к будущему лежит через прошлое

Смартфон iPhone был не единственной вещью, над которой работала Apple. Компания все еще поддерживала собственную платформу x86 для macOS X (получившуюся в том числе и из наработок компании NeXT Стив Джобса, которые были перенесены на архитектуру x86 еще в 1993 году), выступающую в качестве ответа IBM. Однако в 2005 году Apple объявила о массовой миграции всей линейки Mac на новые процессы Intel Core, обещавшие скорость PowerPC, повышенную энергоэффективностью и лучшее соотношение «производительности на ватт».

Но вот что интересно. Так как Intel пришлось при разработке Core фактически обратиться к прошлому архитектуры NetBurst, Apple в свою очередь пришлось отказаться от уже наработанных идей 64-битной архитектуры чипов PowerPC и вернуться обратно к 32-битному миру процессоров, коими были первые модели чипов Intel Core.

Работа над конвертированием macOS для 64-битного PowerPC для работы с 32-битными Intel Core также помогла Apple подготовиться для реализации еще одной идеи, корни которой также растут из прошлого. Дело в том, что в начале 90-х компания работала с британским производителем компьютеров Acorn над проектом по превращению процессоров ARM RISC в энергоэффективные чипы для персонального портативного компьютера Newton MessagePad. Десять лет спустя Apple вернулась к мобильным чипам ARM и стала использовать их в своей линейке iPad. За 6 лет существования «айподов» ARM-архитектура превратилась в платформу, потенциально способную запускать урезанную версию macOS, а сама Apple теперь отлично представляла, как перенести свою платформу Mac на новую архитектуру, даже менее для этого подходящую.

К этой модели «назад в будущее» Apple продолжает возвращаться и сейчас, однако есть и другой временной континуум, к которому компания регулярно обращается.

Отложить будущее, чтобы передать настоящее

Вместо зацикливания на прошлом и настоящем своего бизнеса по производству компьютеров, Apple работала над тем, что Моссберг описывает как «сегодняшний потенциал будущего»: она сделала ставку на «фактический опыт с меньшим акцентом на то, как этот опыт создается».

Если точнее, Apple просто взяла самое важное приложение для компьютера – веб-браузер – и стала думать над тем, как можно было бы его использовать без необходимости задействовать все то наследие, коим обладает Mac. Так родился концепт так называемого Safari Pad. Но вместо того, чтобы впопыхах выпустить на рынок сенсорный гаджет, который, возможно, не будет принят или понят миром, Apple решила «переупаковать» свою сенсорную платформу Mac до формфактора телефона, которую Джобс со словами «широкоэкранный iPod, телефон и продвинутое интернет-устройство» представил миру в 2007 году под лаконичным названием iPhone.

Аудитория приняла это объяснение очень положительно. Потому что этой аудитории было проще ассоциировать новое и совершенно незнакомое устройство с уже хорошо зарекомендовавшими себя «айподом» и мобильным телефоном, при этом, возможно, даже не осознавая, что самой ценной частью устройства станет то, что iPhone по своей сути представляет собой продвинутый мобильный компьютер. Если бы Apple представила Safari Pad, а не то, что вышло под названием iPhone, то мир, возможно, вообще не смог бы понять, как реагировать на этот анонс.

Кстати, именно поэтому представленный тремя годами позже — когда, казалось бы, iPhone и iOS формально уже зарекомендовали себя как весьма надежное устройство и перспективная платформа, — оригинальный iPad собрал столько критики и скептицизма в свое отношение и был прозван «просто большим iPod Touch с главной особенностью в виде отсутствия Mac-функций».

Несмотря на огромный успех – новинка позволила Apple заработать больше денег, чем растущие продажи Mac, и собрать гигантскую базу пользователей, которая оказалась в четыре раза больше базы пользователей Mac, — в мире по-прежнему остается множество людей, считающих эту всеобщую увлеченность iPad временным явлением.

Даже Моссберг в своей прощальной статье пишет: «Рынок планшетов вырос как дрожжах, но при этом по-прежнему изо всех сил и пока безуспешно пытается найти свое место в жизни многих людей».

«Смерть – это, пожалуй, лучшее изобретение жизни»

В 2005 году Джобс выступил перед студентами Стэндфордского университета с очень мощной речью, где он, помимо прочего, сказал следующее: «Смерть – это, пожалуй, лучшее изобретение жизни. Она – причина перемен. Она позволяет избавиться от старого, чтобы открыть дорогу новому».

Годом ранее Джобсу самому пришлось почувствовать на себе объятия смерти, когда ему диагностировали рак. Врачи тогда сказали – осталось жить от 3 до 6 месяцев. Но воля к жизни помогла ему хоть и не побороть, но отложить неминуемое еще на 6 лет. Этого хватило, чтобы увидеть, как продажи iPhone затмят продажи «айподов» и «маков», а также стать свидетелем того, как концепт Safari Pad превратится в устройство, которое всего за 1 год своего существования сможет обойти по продажам все когда-либо выпущенные планшеты на платформе Windows.

Тремя годами после смерти Джобса случилось нечто, что он, вероятно, никогда бы не смог предвидеть: «айфоны» превратились в огромные «Safari Pad» и даже отъели часть продаж планшетов iPad mini, на чью долю к тому моменту приходилась большая часть прибыли с линейки iPad, выстроившаяся на пике популярности планшетов в 2014 году.

Неожиданно Apple начала продавать все меньше и меньше компактных версий своего планшета и все больше и больше моделей iPhone 6 Plus. СМИ не побрезговали воспользоваться ситуацией, и заголовки то и дело говорили об огромных доходах Apple с продаж iPhone и резком снижении продаж планшетов iPad. Можно ли словами Джобса описать фактический каннибализм внутри его же компании? Конечно. Ведь в конце концов большие «айфоны» стали тем самым «новым», место для которых должны были освободить «старые» iPad mini. К счастью, для самой Apple повышенный интерес и продажи iPhone Plus оказались выгоднее, чем интерес к iPad mini.

Самый большой релиз с момента выпуска iPad?

По мнению Моссберга, «самым большим программным и аппаратным откровением с момента анонса iPad в 2010 году стал выпуск управляемой голосом «умной» колонки Echo компанией Amazon».

Может, это и так, с точки зрения больших медийных ресурсов вроде The Verge (где, кстати, Моссберг провел свои последние месяцы работы) и других поклонников цифрового ассистента Alexa, учитывая то, какое количество внимания они уделили этому событию. Но это совсем не так, если учитывать количество проданных гаджетов, доход и реальное оказанное влияние на мир.

Запущенная в продажу в конце 2014 года колонка Amazon Echo к концу 2015 года разошлась тиражом в 2,4 миллиона единиц, а к концу прошлого года – в количестве 5,2 миллиона штук. Компания решила найти что-то новое после неудачи своего смарфтона Fire Phone, который по факту должен был предлагать те же самые голосовые функции.

Вслед за iPhone 6 Apple также представила устройство, чья функциональность строится вокруг голосового ассистента Siri. Пусть даже великий Моссберг говорит, что Amazon Echo «восхищает» и «работает» лучше, чем Apple Watch при выполнении команд, основанных на голосовом управлении, но статус «самого большого программного и аппаратного откровение с момента анонса iPad в 2010 году» больше подошел бы именно для Apple Watch, продажи которого только за один квартал 2015 (год выпуска) года, по данным аналитического агентства IDC, составили 3,6 миллиона единиц. А продажи за целый год оказались в четыре раза выше, чем цифры проданных колонок Amazon Echo. В феврале этого года уже сам The Verge говорил о том, что только за зимний квартал 2016 года было продано 6 миллионов Apple Watch.

На фоне этого не забудьте также учесть, что средняя стоимость Apple Watch составляет 400 долларов, в то время как самая дорогая версия колонки Amazon Echo варьируется от 140 до 180 долларов, а самая дешевая при этом стоит 50 долларов. Другими словами, доходы с продажи устройств, работающего с Alexa, гораздо ниже тех доходов, которые обеспечивают Apple ее «умные» часы. И при этом многие не стесняются списывать эти доходы как вообще не заслуживающие внимания. Безумие. Настоящее безумие.

Фоновая компьютеризация

Что странно, Моссберг в своей статье, говоря о грядущем мире «фоновой компьютеризации», мире, «в котором сама технология, где компьютеры, находящиеся во всех этих вещах, просто станут незаметным для большинства», нигде даже не упомянул об Apple Watch или AirPods.

Под заголовком «Просто дождитесь» он предвещает приход «большей и более распределенной вычислительной мощности, новых технологий сенсоров, улучшенных сетей, более умных систем голосового и визуального распознавания, а также программного обеспечения, которое будет одновременно умнее и безопаснее», а позже добавляет, что «все это мы, возможно, даже не заметим, потому что эти технологии перестанут выделяться на общем фоне и, возможно, даже не будут выглядеть как высокотехнологичные устройства».

Но дело в том, что все описанное выше можно справедливо отнести к тем же Apple Watch уже сейчас. Ведь именно они являются примером того самого «исчезающего компьютера», который не выглядит как «высокотехнологичное устройство». На рынке они появились в 2015 году. Вторым носимым гаджетом для Apple стали наушники AirPods, продавшиеся миллионами экземпляров только за последние две недели 2016 года. Устройства фоновой компьютеризации Apple уже настолько незаметны, что многие люди их просто не замечают.

Можно много говорить о том, насколько Amazon Alexa или даже Google Assistant лучше справляются со своими задачами или даже больше предрасположены к общению по сравнению с той же Siri от Apple. Но в конечном итоге все они являются облачными сервисами, которые можно улучшить.

База устройств Apple с поддержкой Siri сейчас составляет более 1 миллиарда различных гаджетов, включая компьютеры Mac, устройства, работающие на базе iOS, Apple Watch, часы AirPods и автомобили с поддержкой CarPlay. У Amazon активных пользователей Alexa лишь несколько миллионов. Google совсем недавно сообщила о 100 миллионах устройств, использующих ее голосовой сервис. Спорить за неделю до WWDC о том, собирается ли Apple как-то улучшать функциональность Siri, было бы бессмысленно. Можно также добавить, что аудитория Apple является мировой, в то время как «паства» Amazon в большей степени сосредоточена внутри Соединенных Штатов.

Умное будущее

Что более важно, так это то, что голосовыми ассистентами развивающийся мир фоновой компьютеризации, конечно же, не ограничится. Но у Apple, в отличие от Amazon и Google, имеется не только мощная экосистема устройств и платформа для разработки, компания также инвестирует в технологии будущего, что позволило ей вывести индустрию из застоя в тот период, о котором мы говорили в начале статьи.

Речь в первую очередь идет о разработке собственных процессоров, работающих внутри «айфонов» и «айпадов». А также о цикличности производства, когда из высокопроизводительных чипов прошлого года производят более энергоэффективные решения, которые становятся сердцами таких продуктов, как Apple Watch, Apple TV.

Ходят разговоры, что Apple ведет разработку некоего «Neural Engine». Что именно это такое — пока никто ответить не может, однако есть мнение, что речь идет о чипе, способном ускорить работу и существенно повысить эффективность цифрового помощника (в нашем случае речь о Siri) в ответ на голосовые команды. Если говорить простым языком и не вдаваться в технические детали и тонкости, то, возможно, мы говорим о новых «мозгах» Siri, которые позволят ей гораздо быстрее и эффективнее выполнять поставленные задачи.

У Google тоже есть нечто подобное. Называется Tensor Processing Engine и предназначен для ускорения процесса машинного обучения. Но, в отличие Neural Engine, который планируется поселить прямо на устройстве пользователя, Tensor Processing Engine будет использоваться в специальных дата-центрах. В общем, у каждой компании свой подход к решению, но хотелось бы верить, что если кто и может открыть нам двери к фоновой компьютеризации, то это будет компания, которая смогла предвидеть успех Mac, iPod, iPhone, iPod, Watch и AirPods.

Эмулятор первого Macintosh доступен в Сети

После того как один из основателей Apple — Стив Возняк, встретился с командой, работавшей над Apple I, в Сети появился веб-эмулятор компьютера Macintosh прямиком из 1984 года. Прикоснуться к истории теперь может каждый.

Эмулятор позволяет запускать многие программы на Macintosh, включая MacWrite и MacPaint, в том числе и игры вроде «Леммингов». Энтузиасты даже могут поиграть в Microsoft Flight Simulator 1.02.

Удивительно, как современные технологии позволяют окунуться в компьютерный мир, доступный десятки лет назад. Сравните эмулятор с нынешней версией macOS или iOS и наглядно поймете, какой шаг вперед сделала Apple по сравнению с 1984 годом.

Попробовать эмулятор можно по этой ссылке. Учитывайте, что при запуске той или иной программы сначала потребуется загрузка необходимых дополнительных файлов.

Apple разрабатывает сенсорный ноутбук. Ну почти

Первый эксперимент Apple с использованием сенсорного интерфейса в компьютерах дошел до реального продукта с выходом MacBook Pro, оснащенного панелью Touch Bar. Но как свидетельствует недавно обнаруженный патент, в Купертино рассматривают куда более амбициозные идеи в этом направлении.

В документе, опубликованном на сайте Бюро патентов и торговых марок США, описывается изобретение, которое представляет собой весьма необычную док-станцию для iPhone или iPad. При этом подключение iOS-устройства превращает ее в полноценный ноутбук с полноразмерной клавиатурой.

В одном примере iPhone подключается к аксессуару в том месте, где у MacBook находится трекпад. Смартфон обеспечивает устройство процессорной мощью, графикой, памятью и хранилищем, а сам iPhone будет выступать в качестве трекпада. Сам же ноутбук включает в себя клавиатуру, дисплей и аккумулятор.

Что касается версии для iPad, то в ней планшет предоставит дисплей, процессор, графический чип и хранилище. При этом конструкция предусматривает встроенный трекпад. В общем, перед нами странная пародия то ли на Microsoft Surface, то ли на HP LapDock.

Главная загадка состоит в том, на каком программном обеспечении это изобретение будет работать. Наличие трекпада указывает на то, что выбор все же будет сделан в пользу macOS, а это уже очень любопытно, если учесть, что аппаратным ядром всей конструкции станет iOS-устройство.

В качестве дисклеймера напомним, что факт публикации патента еще не говорит о том, что разработка дойдет до стадии серийного производства. Но подобные материалы дают возможность узнавать о том, в каком направлении сегодня движется инженерная мысль Джони Айва и его коллег. А как вам такая идея?

Когда ждать обновленную линейку iMac?

Одновременно с выходом iPad следующего поколения Apple может обновить семейство десктопных компьютеров iMac. Косвенным подтверждением возможного апгрейда стало массовое снижение розничной стоимости моноблоков на рынке Соединенных Штатов, а также повсеместный дефицит на некоторые модели. Предыдущий релиз состоялся более полутора лет назад, когда в Купертино оснастили iMac дисплеями Retina с беспрецедентно высоким разрешением.

Раньше других внимание на подозрительную лабильность цен обратили представители издания Fortune, отметившие неестественную даже для рынка США массовость скидок. Дешевле всего iMac предлагает розничная сеть BestBuy, где любой желающий может сэкономить от 120 до 200 долларов в зависимости от приобретаемой конфигурации. На втором месте расположился Amazon, предложивший фиксированную скидку на все модели iMac. Ее размер составляет 120 долларов США.

Так же, как и в случае с iPad Air 2, предстоящий апгрейд линейки iMac косвенно подтверждает дефицит определенных моделей в отечественной рознице. Труднее всего оказалось отыскать iMac о 27 дюймах. Топовая модель, в отличие от 21,5-дюймовой версии, отсутствует в ассортименте региональных розничных сетей как класс, но по-прежнему доступна для покупки в магазинах Москвы и на сайте официального интернет-магазина компании. Скидок на моноблоки российские вендоры не предлагают.

Apple – лишь пятый производитель компьютеров по результатам 2016 года

Мы все говорим об эре отказа от компьютеров, и продажи компьютеров действительно падают. В 2016 году они упали на 5,7 процента в сравнении с 2015 годом. К сожалению, отразилось это только на компании Apple. Производитель наших любимых Mac – единственный из большой пятерки, продемонстрировавший падение продаж. У остальных дела обстояли значительно лучше.

По данным аналитиков из Bloomberg, в 2016 году Apple замкнула пятерку крупнейших производителей компьютеров. Компания заняла 7,1 процента рынка. Четверка крупнейших производителей выглядит так: Lenovo, HP, Dell и ASUS. Вместе они заняли 65,2 процента рынка, и, в отличие от Apple, продажи этих компаний росли в сравнении с 2015 годом.

Оставшиеся 27,7 процента рынка занимают другие производители, которых более 200. Сюда входят Samsung, Fujitsu, Microsoft и многие другие. К слову, в своей недавней рекламе компания Microsoft сказала, что пользователи Mac переходят на Surface активнее, чем когда-либо. Будем надеяться, что новые MacBook Pro исправят ситуацию на рынке. Последний квартал 2016 года для Apple был лучше аналогичного квартала 2015 года.

Чем порадовали компьютеры Mac в конце прошлого года

Пока продажи ПК во всем мире стремительно падают (неудивительно, ведь у каждого второго теперь либо iPad, либо планшет на Android), компьютеры Mac не только уверенно держатся, но еще и наращивают свою долю. Об этом свидетельствует новое исследование компании Gartner.

За четвертый квартал 2016 года Apple отгрузила 5,4 миллиона Mac по всему миру — в 2015 году этот показатель был на 100 тысяч компьютеров меньше. Остальные участники рейтинга (Lenovo, HP, Dell, Asus и Acer) продемонстрировали как небольшое увеличение продаж, так и стагнацию, и даже падение на полмиллиона реализованных компьютеров.

Стагнация Acer позволила Apple закрепиться на пятой строчке. В то же время остальные производители, которых объединили в отдельную группу, отличились суммарным снижением продаж на 3,5 миллиона компьютеров.

Что касается положения Apple в США, то здесь у компании все хорошо. Доля Mac непрерывно растет с 2006 года, и только последние несколько лет рост немного замедлился.

Не стоит забывать, что расчеты аналитиков всегда носят ориентировочный характер. Точные данные по продажам компьютеров Apple мы узнаем 31 января, когда компания отчитается за прошлый квартал. Итоги конференции будут размещены на нашем сайте.

Что делать, если Mac показывает неправильное время

mac_time_problems

Если ваш Mac показывает неправильное время, это может доставить массу неудобств. Как минимум вы можете не заметить, что отображается неправильное время и, например, опоздать куда-нибудь. Помимо этого, неправильная информация о времени может повлиять на работу ваших приложений. Благодаря нашим коллегам из iDB мы собрали все возможные причины возникновения этой ситуации и все способы решения проблемы.

Почему Mac показывает неправильное время

Возможно несколько причин. Вот самые распространенные:

  • Сбой программного обеспечения
  • Проблема с определением времени по местоположению
  • Mac долгое время не включался
  • Вы переместили компьютер в новый часовой пояс
  • Кто-то изменил время на вашем Mac

Как заставить Mac показывать правильное время

Что-нибудь из перечисленного ниже, скорее всего, поможет вам.

Перезагрузите компьютер

Это совет, который дают в разных случаях. Время от времени он действительно помогает.

Проверьте настройки даты и времени

Перейдите в этот пункт настроек  → Системные настройки → Дата и время. Убедитесь, что ваш Mac автоматически получает информацию о дате и времени с сервера. Также убедитесь, что ваш часовой пояс выбран автоматически благодаря информации о вашем местоположении.

Проверьте доступность информации о местоположении

Для того чтобы автоматически выбрать часовой пояс, на вашем Mac должны быть активированы геолокационные сервисы. Проверить, активированы ли они, вы можете, сняв и снова поставив соответствующую галочку в пункте  → Системные настройки → Дата и время → Часовой пояс.

Убедитесь, что Mac подключен к Интернету

Для автоматической корректировки времени вашему компьютеру требуется подключение к Интернету. При отсутствии стабильного подключение Mac не сможет установить верное время.

Следите за часовым поясом во время путешествия

Если вы переместите компьютер в другой часовой пояс, время должно поменяться автоматически, в случае, если включена автоматическая корректировка и есть подключение к Интернету. Если эти условия не соблюдены, вы можете вручную сменить часовой пояс в настройках  → Системные настройки → Дата и время → Часовой пояс.

Настройте время вручную

Если ничего не помогает, вы можете просто отключить автоматическую корректировку времени и ввести правильное значение вручную в настройках  → Системные настройки → Дата и время.

Держите Mac заряженным

Если ваш Mac длительное время не включался, элементы на его плате могли остаться без питания. Некоторые Mac могут использовать батарею PRAM, от состояния которой зависит способность компьютера хранить информацию о времени. Если эта батарея выйдет из строя, Mac будет использовать системный аккумулятор. Когда обе батареи будут разряжены, Mac не сможет хранить информацию о времени. Вам потребуется помощь сервисного центра.

Сбросьте NVRAM

Если при всех манипуляциях проблема с отображением правильного времени никуда не уходит, вам может потребоваться сброс NVRAM. Эта процедура делается разными способами на разных Mac. Как сбросить NVRAM на вашем компьютере, подскажет сайт поддержки Apple.

Если ни один из советов вам не помог, возможно, сможет помочь специалист службы поддержки Apple. В нашем материале вы можете узнать больше о их работе.