Каменноугольный период (Карбон) в истории Apple

11-12 мая в компьютерных СМИ появились сообщения о том, что Apple Computer порвала с наследием NeXT, Rhapsody не будет, и что NeXT была приобретена исключительно для возвращения Стива Джобса в его родную компанию.

На самом деле, как вы догадались (а может, просто знаете), проект Rhapsody никто не закрывал, Carbon был гениальным и запредельно опасным трюком, и, скорее всего, это был единственный выход из сложившейся ситуации.

Скорее всего, идея была предложена Эви Теваняном, обдумана и обсуждена в кругу высших руководителей компании, и, в течении пяти или шести месяцев, в обстановке беспрецедентной секретности, превратилась в реальность.

Откуда название? С английского Carbon переводится как уголь, углерод, черный алмаз – а еще это название одного из геологических периодов палеозойской эры. По-русски у этот период называется каменноугольным, или “Карбоном”. Значительная часть важнейших залежей каменного угля на нашей планете была образована именно тогда. В позднем палеозое.

Карбон в истории Земли длился примерно 60 миллионов лет, и закончился, опять же примерно, 300 миллионов лет назад.

Карбон в истории Apple начался 11 мая 1998 года (20 лет назад), он закончился совсем недавно, оставив после себя реликтовые технологии, живые до сих пор. Некоторые из них, для применения в Swift, изменились до неузнаваемости и обрели вторую молодость – но о Swift поговорим когда-нибудь потом.

Это третья часть серии о превращении Apple в NeXT Apple. Предыдущие части:

  1. NeXT Apple.
  2. Apple выбирает путь.

WWDC-1998

Из всех конференций WWDC эта – особенная. Лично для меня. Это единственная WWDC, на которой я был. Остальные посетить не удалось. Дорого, далеко, не хватало времени или у компаний, где я работал, на это просто не было денег.

Со временем я понял, что это необязательно: все самое интересное на этих конференциях можно посмотреть в записи. На CD, а с некоторых пор – на сайте Apple для разработчиков. Все остальное – антураж, движуха и прочие мелочи – согласитесь, интересны. Но без них вполне можно обойтись. Тем более, по мнению старожилов этих конференций, на них все хуже и хуже кормят.

Во времена Жана-Луи Гассé кормили (за счет Apple!) деликатесами. Может быть хорошо, что в 1998 все было проще, французской кухни я (после Франции и Бельгии) побаивался.

Кроме того, попасть сразу на все сессии конференции, которые интересны и нужны, нет никакой возможности: часто две, а то и три, самых-самых проводятся одновременно.

Некоторые сессии проводятся по два раза, но мнение Apple не всегда совпадает с нашим мнением – поэтому, в любом случае, для близкого и подробного знакомства с изложенным во время конференции материалом альтернатив просмотру их в записи нет.

WWDC-1998 важна еще и потому, что именно там, 11 мая 1998 года, Apple Computer озвучила план, превративший компанию в то, чем она стала теперь. Страшно представить себе, что было бы если бы…

В прошлой части я немного рассказал о неразрешимых и непреодолимых проблемах, из-за которых почти все молодые и безумно интересные компьютерные платформы конца 80-х и начала 90-х, оказались на мели и исчезли.

Carbon

О революционном изменении планов, сообщал Стив. Начал он с того, что уподобил Apple Великобритании. Он назвал Mac OS “жемчужиной короны Apple”. У Великобритании этим термином обозначалась Индия, во времена когда над королевством никогда не заходило солнце.

Рассказав о том, что она все еще очень популярна, и вообще самая лучшая в мире, хотя и устаревшая. Было бы ошибкой выбрасывать её. Но основа системы и её библиотеки были написаны (в прошлую геологическую эпоху – это я от себя) давно, и несовместимы с тем, что называют “современными операционными системами”.

Но что конкретно несовместимо? В классической Mac OS, по состоянию на 11 мая 1998 года, было чуть больше 8000 API.

API (application programming interface) – это, в классической Mac OS, процедуры и функции в библиотеках операционной системы, используемые программистами для взаимодействия с операционной системой и железом компьютера, на котором исполнялись программы.

Проверить все эти тысячи API на совместимость – задача очень трудоемкая, и непростая. Оказалось, что 6000 API могут быть использованы в современной операционной системе. Остальные 2000 требуют замены на современные аналоги.

Анализ десятков приложений для Mac’а привел к еще более обнадеживающим выводам: из несовместимых с современностью 2000 API, большая часть относилась к древним пластам операционной системы, и в популярных приложениях 1998 года почти не использовалась. Эти API сохраняли в библиотеках исключительно для совместимости.

Все жизненно-важные для Apple программы оказались совместимыми с современной ОС на 85-90 процентов (от 80 до 94, но большинство укладывалось в 85-90). Если для перенос этих программ в Rhapsody был невозможен, их нужно было проектировать и создавать заново, и потратить на это год или два (как минимум), то теперь их перенос, по мнению Стива и Эви Теваняна, сокращался до 1-2 месяцев…

Логика программ, при этом, сохранялась. Переписать “10% программы” – это реально и осуществимо. Правда, в зависимости от предметной области и потребностей программы, эти 10% были разными (от почти 0% в некоторых случаях до половины критического кода), но это уже детали, о которых мы поговорим в следующей части.

Apple выпустила CarbonLib для классической Mac OS, комплекс библиотек “совместимых” с еще несуществующей средой Carbon. Теперь программист мог проверять плоды своего нелегкого труда на совместимость с будущим… Которое, как вы уже поняли, еще не было до конца определено.

Утилиты, разработанные в процессе проверки системы и приложений на совместимость с современной ОС, были размещены на сайте Apple, в виде веб-приложения Carbon-Dater. И теперь авторы всех этих программ могли проверять уровень совместимости программ.

Приложение заработало еще до окончания WWDC.

Но интерес обычных разработчиков был не более чем побочным эффектом решения. Это был спасательный круг для Apple и для её новой операционной системы. В завершающей части презентации, Эви Теванян представил доказательства работоспособности нового подхода, пригласив на сцену руководителей инженерных служб трех важных для Apple компаний, которым за две-три недели до события предоставили CarbonLib, для пробы.

CarbonLib и помощь всей Apple, включая DTS (Developer Technical Support) и инженеров которые работали над созданием Carbon.

CarbonLib и поддержка были предоставлены 12 компаниям, из них только три (Microsoft, Macromedia и Adobe) сумели справиться с заданием и выступили на сцене WWDC. Как вы понимаете, этот факт не был обнародован в то время, и оставался секретным вплоть до самого недавнего времени.

А как же Rhapsody?

Стратегия развития операционной системы, с высоты птичьего полета

Теперь речь не шла о двух вариантах операционной системы, по аналогии с Windows 95 и Windows NT. Названия у новой операционной системы пока не было, по моему даже было какое-то голосование на эту тему, в котором я поучаствовал. Я предлагал CalvadOS.

Никогда не поверю, что самым предлагаемым вариантом был Mac OS X, где X – это 10, а не “икс”. Но c 11 мая 1998 года она называлась именно так.

На укрупненной блок-схеме Mac OS X, над слоями низкого уровня (микроядро, Darwin – операционная система на базе OpenBSD, с лучшим из других вариантов BSD и из Linux’ов) было три прямоугольника.

BlueBox (заповедник древностей, среда с классической OS, “улучшенной по сравнению с нынешним её вариантом”), YellowBox (это то, что раньше было Rhapsody) и Carbon. Скоро, по моему в 1999 году, YellowBox был переименован в Cocoa, а BlueBox – в Classic. Больше никакого бокса, господа!

Закрашены прямоугольники были, соответственно, синим, желтым и светло-серым цветом.

Народ фантазировал про появление в будущем “RedBox”, в котором будут работать приложения для Windows NT, и других Box’ов (BeBox?) – но в Apple уже приняли решение о нецелесообразности предоставления другим платформам “жилплощади” в Mac OS X. Пока на этом не стали заострять внимание – это посчитали неважным.

Позже Стив подтвердил, что главной целью изоляционизма было спровоцировать людей на написание оригинальных программных продуктов именно для новой системы, иначе все будут использовать программы написанные для Windows NT.

Продолжение следует

После WWDC: затмение 1988 года

WWDC 1988 почти не оставила следов в “яблочных” СМИ того времени. Никаких загадок, в феврале того же года в Далласе состоялась конференция Uniforum, она и затмила WWDC. Apple и Unix, 30 лет назад?

Apple Computer объявила на Uniforum 1988 года собственную Unix-подобную операционную систему, A/UX. Архивраг Apple, прогресса и всего человечества, IBM, одновременно с Apple (в зале двумя этажами выше), объявила AIX, свою Unix-подобную систему. А еще, и это не ускользнуло от внимания журналистов, Apple и IBM проявили друг к другу особый интерес. Любовь?

“Отношения” IBM и Apple достойны поэзии и высокой прозы, в них было все. От ненависти до любви и обратно. Углубляться в эту тему не будем, отложим её до другого раза.

Uniforum 1988 года был очень важен и для Unix, превратив постепенное и почти невидимое широким компьютерным массам проникновение Unix и Unix-подобных систем в индустрию персональных компьютеров в открытое агрессивное вторжение.

Загадка рождения

Возникают вопросы.

Во-первых, в Apple Computer второй половины 80-х годов никто не занимался переносом Unix на Mac. Этим занимались разработчики операционной системы для BigMac, одного из самых любимых проектов Стива Джобса, но его уход поставил на этом проекте крест. Все, кто имел отношение к BigMac, в 1985 году или покинули Apple, или перешли в другие проекты. Откуда у Apple в 1988 году взялась пусть и сыроватая, но настоящая Unix-подобная система?

Во-вторых, руководство компании в это самое время еще не до конца понимало важность операционных систем для благополучия компании. Я сомневаюсь, что Джон Скалли знал о существовании Unix и Unix-подобных систем – не говоря уже о понимании им значимости этих явлений природы. Кто и когда дал команду и выделил финансирование?

С A/UX мне приходилось пересекаться не раз, но её происхождение и другие подробности её судьбы меня тогда не интересовали – жаль. Один из сотрудников компании, в которой я тогда работал, принимал участие в её создании, но он никогда не работал на Apple. Я мог бы столько всего узнать!

Но ответы на эти вопросы удалось найти и без полевого допроса свидетелей.

Начну с ответа на второй. A/UX – порождение кошмара, охватившего Скалли и его ближних соратников, когда ушедший в никуда и в депрессию Стив Джобс основал NeXT Software, а в индустрии пошли слухи о его намерении скрестить персональный компьютер с Unix.

На срочно созванном совещании было принято решение разгромить выскочку на его поле, создав свой, “правильный” Unix. С графическим пользовательским интерфейсом Mac’а, о котором и в самом деле (что бы ни понаписали в конце 90-х критики Apple) мечтали едва ли не все лидеры индустрии, и с не совсем понятными дилетантам, но многообещающими, по мнению экспертов, “сверхспособностями” Unix.

Для создания сверхоружия решили обратиться к специалисту, к компании UniSoft. С 1981 года до конца 90-х UniSoft зарабатывала на жизнь переносом Unix на разные платформы, у нее не было достойных соперников – и брала она за свои услуги недешево.

Кроме того, с 1985-го UniSoft разрабатывала для Open Group инструментарий для проверки соответствия Unix’ов стандарту X/Open. Другими словами, насколько тот или иной Unix на самом деле Unix. У Apple была (теоретическая) возможность заработать на федеральных программах, где на кону были огромные суммы, чтобы подступиться к ним, нужен был Unix с сертификатом о соответствии POSIX. До известия о планах Джобса это направление было закрыто, по причине неспособности компании получить такой сертификат, а тут все так удачно сложилось.

О чем и на каких условиях договорились Apple Computer и UniSoft, неизвестно. Судя по его результатам, за этот договор Apple Computer можно было бы смело поставить “неуд”. Для UniSoft это была задача, подобная десяткам уже выполненных, все подводные камни и всё, что могло случиться при её реализации, сотрудники UniSoft отлично знали, а репутация для них была очень важна.

По договору Unix-подобную систему с Mac’овским интерфейсом следовало завершить к июлю 1987 года. На UniSoft еще не были знакомы с взбалмошной дамой по имени Apple, и, скорее всего, именно из-за особенностей её характера и стиля ведения дел получилось то, что получилось.

С опозданием на 7 месяцев, A/UX 1.0 была объявлена на Uniforum 1988. Качество A/UX не соответствовало обычному для UniSoft настолько, что эта компания даже не пострадала. Все решили, что ей кто-то упорно и настойчиво мешал.

В те времена Apple отстаивала свои интересы, не считаясь ни с чем, даже с собственными интересами. Было такое, и не раз. Хотя в случае A/UX это только предположение. UniSoft сохранила подробности в тайне.

Презентация

В феврале 1988 года всем, кому это было интересно, показали чудо: на самом обычном Mac II, в обличье самой обычной System 6 (6.0.5), работал настоящий Unix. Сертификацию на звание Unix он бы не прошел, но это совершенно точно была Unix-подобная система, и овации собравшихся были уместны.

Основой A/UX стала System V, релиз 2.2, от AT&T. В конце 1988-го AT&T выпустила релиз 4, но, видимо, у UniSoft были какие-то серьезные причины использовать не самый новый релиз Unix’овой основы. В A/UX были включены элементы из SV5R3 и SV5R4 (Систем версии 5, релизов 3 и 4), и из 4.2BSD и 4.3BSD.

Виртуальная память, вытесняющая многозадачность, поддержка трех командных оболочек (Bourne, C и Korn; они же sh, csh и ksh) и многое другое. Настоящий Unix!

В одной из ближайших версий были обещаны полная совместимость со стандартом POSIX и реализация X Window System. Обещание было выполнено в A/UX 1.1, в 1989 году.

Во время демонстрации, как положено, острые углы были аккуратненько обойдены. A/UX сияла, возбуждала аппетит и надежды на волнующе прекрасное будущее. Apple в первых рядах!

Потребности “яблочного” Unix’а тоже впечатляли – он требовал как минимум 4 мегабайта оперативной памяти, для его установки требовался 80-мегабайтный диск. Естественно, для работы A/UX были необходимы процессор 68020 и PMMU-сопроцессор 68851 от Motorola.

Впечатляла и цена: за Mac II c 2 мегабайтами оперативной памяти (меньше минимальных 4 мегабайт – почему?), 12-дюймовым черно-белым монитором, 4-битной видеокартой и 80-мегабайтным жестким диском с установленной на нем A/UX 1.0 просили 8597 долларов 1988 года.

Если вычесть из 8597 долларов стоимость оборудования, цена A/UX получалась меньше тысячи долларов – коммерческие Unix’ы стоили раза в три дороже, поэтому впечатляющие цены не могли омрачить восторг.

Немного (и немногих) настораживали некоторые моменты демонстрации: например, никто и ни разу не показал несколько одновременно работающих Mac’овских приложений. И всё, что касалось Unix’а, показывали на одном Mac II, а Mac’овский интерфейс – на другом.

Когда A/UX 1.0 попала в руки жаждущих, все оказалось даже еще хуже.

Реальность

В 2 мегабайтах оперативной памяти A/UX едва могла дышать. В 4 мегабайтах даже самые элементарные задачи вызывали одышку и часто “крэшили” систему. Опытным путем было установлено, что минимальный объем оперативной памяти, при котором A/UX способна на что-то, – 8 мегабайт.

В режиме 24-битной адресации это максимальный размер оперативной памяти, которая может быть использована. Установить её можно и больше, но…

При 32-битной адресации максимальный объем оперативной памяти в 1988 году был почти бесконечным – 4 гигабайта! Нашлись даже умники, вычислившие, что оперативная память в 4 гигабайта нанесет непоправимый ущерб экологии земного шара. В Mac’е, на котором я пишу этот текст, оперативной памяти в два раза больше (прости меня, экология), этого мне еще и не хватает.

Другие умники (и я был в их числе) считали дурным тоном использовать для чтения и для изменения значений флажков блока памяти написанные для этого API. Где эти флажки располагались в “лишнем” байте адреса, знали все, даже, наверное, мой кот. Из-за этих умников экология была в безопасности, но в системе с 32-битной адресацией программы-нарушители тупо не работали.

А по-хорошему, A/UX 1.0 требовала 32 мегабайт. Или хотя бы 16. Тогда это изделие превращалось в работающее нечто. Но это все равно был “не айс”: в Unix’овой части число багов зашкаливало. Ни в одном из Unix’ов от UniSoft такого, скорее всего, не было. На их счету 225 переносов, о всех судить не могу. Если бы такое повторилось раза два или три, не было бы у них отличной репутации.

Но баги в Unix’е ерунда по сравнению с багами в “четвертой командной оболочке” A/UX, System 6. И не только с багами – с особенностями реализации, так сказать.

Для переключения между Unix’ом и System 6 надо было перезапускать компьютер. И горе вам, если вы при этом забыли сохранить незавершенное.

Одновременно могли работать только… Могла работать только одна программа для Mac’а, если повезет. Несмотря на наличие в системе MultiFinder, системной программы, с помощью которой в System 6 была реализована кооперативная многозадачность.

Вообще, в режиме System 6 глючило все, что только могло.

Для кого эта система?

Инициаторы создания A/UX, видя, с какой завистью смотрят конкуренты на графический пользовательский интерфейс Mac’ов, полагали, что Unix с таким интерфейсом станет если не бестселлером, то во всяком случае хорошенько потеснит всякие другие Unix’ы, в том числе и те, которые еще только должны выйти (NeXT).

Увы. В те времена даже Стив Джобс ошибался чаще, чем допустимо. А уж Скалли…

Пользователям Unix A/UX был интересен, но скорее как курьез. Они прекрасно обходились без Mac’овского интерфейса, и платить за него лишнее никто не хотел. К тому же Unix-станции были в разы производительнее (раза в два, как минимум) и, как правило, стоили дешевле, чем Mac’и в аналогичной конфигурации.

Для обычных пользователей Mac’ов это был явный перебор. Столько лишних сложностей и лишних ограничений – и ничего реально полезного взамен.

К тому же реальность, о которой писались не самые добродушные статьи в компьютерной прессе, была слишком суровой.

Система продавалась, несмотря ни на что – но говорить о серьезном её успехе, увы, не приходится.

Во время презентации Скалли сообщил, что в Apple уже готовы 100 000 комплектов с A/UX 1.0 для продажи. Сомневаюсь, что все эти комплекты нашли покупателя. Данных об объемах продаж этой системы нет. Во всяком случае, я их не нашел. Хорошо, если тысяч 10 смогли продать или подарить.

Первой реально продаваемой версией стал A/UX 2.0.

Продолжение следует. В следующих сериях A/UX 2.0, A/UX 3.0, MachTen (конкурент!) и Apple Workgroup Server.

Из истории WWDC. 1988 и 1989 годы

Самая первая конференция для независимых “яблочных” разработчиков Apple состоялась в 1983 году, и открыл её Стив Джобс. С 1987 года такие конференции проводятся ежегодно. В наше время они называются WWDC, о некоторых из них я расскажу.

О первой “доисторической” конференции под управлением Джобса и о самой первой официальной из них (1987), открытой Джоном Скалли, читайте здесь. Если интересно, конечно.

В 80-е реальность отличалась от нынешней. До вторжения коммуникационных технологий в личную жизнь всех обитателей планеты оставались считанные годы, угроза этой агрессии уже ощущалась, почти физически. Её ждали с восторгом и завидовали потомкам (нам с вами), сегодня то время кажется утерянным золотым веком.

В те времена всевозможные публичные мероприятия – конференции, конгрессы, выставки и тому подобное – проводились намного чаще. Других способов донести до самых разных людей свои идеи и увлечь их своими достижениями практически не было. Уже тогда мало кто умел читать (понимая написанное, я имею в виду). С конца 90-х и до наших дней таких событий становится все меньше.

Я расскажу о двух “яблочных” конференциях разработчиков, в 1988 и 1989 годах. Скорее всего, они уже тогда назывались WWDC, хотя нигде, кроме сегодняшней “Википедии”, их так никто не называет. Все “сессии” WWDC, кроме вступительной речи, были предназначены исключительно для участников конференции и секретны.

Еще раз: проходили эти конференции на фоне сотен себе подобных, одна только Apple проводила по дюжине куда более массовых и раскрученных шоу. В число важных событий Apple “даб-даб-ди-си” (WWDC “по-американски”) вошли только во второй половине 90-х.

WWDC-1988

Воспоминаний об этой конференции, скорее всего, просто не сохранилось. Я перерыл кучу номеров MacUser, MacWorld, InfoWorld и Apple2000 за 1988—1989 годы в поисках каких-либо её следов – возникало ощущение, что её вообще не было – но, в конце концов, мне удалось найти два её упоминания. Она не фантом.

В обоих случаях её называют “конференция разработчиков”, в одном из них уточняя “этой весной”.

Точные даты проведения WWDC-88 неизвестны, неизвестно, длилась ли она традиционные пять дней – как все 29 последовавших за ней. С большой вероятностью, весной. До того как я нашел упоминания о событии, даже время года было неизвестно.

Зато современные источники хором сообщают, что проведена она была в Сан Хосе, “в том же конференц-центре (Convention Center), где Apple проводила WWDC до 2002 года и куда компания вернулась в 2017”. И WWDC-2018 проводится там же.

Между тем San Jose McEnery Convention Center (Коференц-центр имени МакЭнери) был открыт в… 1989 году.

WWDC 1988 года состоялась в старом конференц-центре.

Вступительную речь произносил Джон Скалли.

В апреле 1988 года Apple выпустила System 6, которая поддерживала процессор 68030 и Apple SuperDrive, совместимый с IBM PC дисковод для 3,5-дюймовых дискет ёмкостью 1,44 мегабайта. Все это использовалось в Mac IIx и Mac SE/30. А SuperDrive я хорошо помню, до его появления я и не подозревал, насколько дискеты эфемерны и недолговечны. В первых своих воплощениях SuperDrive был настолько капризен, что его именем стали называть не очень удачные конструкции в реальном и виртуальном мирах.

SuperDrive вскоре исправился, но память о нем сохранялась долго.

System 6 – самая лучшая и совершенная система первой классической эпохи. Простая и эффективная, очень надежная – как автомат Калашникова. Все еще написанная на asm, ассемблере процессоров семейства 68k от Motorola.

Использование ассемблера уже не могло не напрягать – ассемблеры для 68000/68010, 68020 и 68030 не идентичны. А размер системы вырос.

Скалли упомянул и о новой операционной системе, сообщив минимум подробностей. Было очевидно: время “шестерки” подошло к концу.

Но это все вырыто из-под барханов Мохаве забвения. WWDC-88 запомнили из-за Clarus, ставшего её символом. Clarus, представитель неизвестного за пределами Apple Computer биологического вида “собако-корова” (“dogcow”). Clarus появилась в пиктографическом шрифте Cairo, разработанном Сьюзан Кэр в 1983 году для первого Mac’а. В Cairo этот символ был на месте буквы “z”.

Символ должен был изображать собаку, и, по-моему, он ничуть не похож на корову, но кто-то (почти половина разработчиков первого Mac’а) решил, что эта корова не похожа на собаку, разве что чуть-чуть. Конфликт был устранен, символ назвали dogcow, присвоили ему личное имя, он занял важное место в корпоративной мифологии Apple Computer и Claris. Кстати, последнюю в Apple так и называли, неофициально.

Значки с Clarus и футболки с ним же раздавались всем участникам WWDC-1988. Такой значок был на Скалли во время его выступления, и совершенно точно существовала его фотография с этим значком – но, скорее всего, она не сохранилась.

Вот и все про WWDC-1988…

WWDC-1989

Открывая конференцию 1989 года, Джон Скалли поведал миру о новой операционной системе, вызвав бурю восторга и множество самых нереальных надежд. Конференция открылась 9 мая, в новеньком San Jose McEnery Convention Center, на этот раз и правда “в том самом”, и закрылась 12 мая. С тех пор все WWDC продолжаются пять рабочих дней, с понедельника по пятницу.

Скалли пообещал выход System 7.0 в первом квартале 1990 года. Помощники показали систему “в деле” и поблагодарили зал за аплодисменты. Показанное впечатляло.

Многозадачность. Правда, “кооперативная” вместо “вытесняющей”, или настоящей, – как в юниксах и OS/2. Традиционная для Mac’а. В 1986 году Энди Херцфелд написал утилиту Switcher, позволявшую использовать несколько программ одновременно и переключаться с одной на другую. Утилита была жизнеспособна, но не слишком надежна. На её основе Майк Пóтел, будущий технический директор компании Taligent, разработал MultiFinder, уже официальную часть операционной системы, Mac’и теперь поддерживали многозадачность, по желанию пользователя. Для переключения из Finder в MultiFinder или обратно нужно было, включив требуемый режим, перезагрузить компьютер.

Опыт использования MultiFinder у меня был, попробовав его раз пять или шесть, я от него отказался. Оперативной памяти тогдашних Mac’ов для многозадачности не хватало.

Виртуальная память (только для Mac’ов c 68020, при наличии чипа управления памятью 68851 PMMU или с 68030 с встроенным блоком PMMU).

Во время презентации ассистенты показали Mac с 8 мегабайтами оперативной памяти, и с виртуальной памятью в 30 мегабайт… Нереально. По-моему, размер виртуальной памяти не должен был превосходить объем физической – хотя в этом могу ошибаться. Но, если не требовать от виртуальной памяти слишком многого, все работало.

SIMM’ы оперативной памяти стоили очень дорого, виртуальная память была удачной и экономичной альтернативой.

Классические Mac’и с процессором 68000 виртуальную память не поддерживали вообще.

В новой системе для адресации планировалось использовать все 32-бита (вместо 24, как в прежних версиях). Это поднимало предел оперативной памяти Mac’ов до фантастических и завораживающих в те годы величин: до 4 гигабайт!

Круто. С 1984 по 1991 гг., в Inside Macintosh, в многочисленных документах, на форумах и где только можно еще, Apple Computer призывала разработчиков использовать для доступа к флажкам управления блоком памяти специальные API. При этом все знали (а это никто и не скрывал), что эти самые флажки можно снимать и устанавливать без всяких API, так как они располагались в “нижнем” неиспользуемом байте адреса.

Все программы, в которых использовался этот “хэк”, с полной 32-битной адресацией были несовместимы. Абсолютно. Выход System 7.0 “убил” сотни программ, в том числе и самых-самых жизненно важных для пользователей. В 7.0.1 в настройках системы добавили чек-бокс для включения и выключения режима “32-bits clean”, а нарушителей попросили по-хорошему поскорее исправиться. Mac AppStore еще не было…

В каком-то из последующих релизов по умолчанию 32-битную частоту стали выключать. С тех пор Apple не верит в разумность независимых разработчиков.

Коммуникации между программами (Publish и Subscribe). Векторные шрифты (не PostScript, свой собственный стандарт, основанный на уравнениях Безье второго порядка, TrueType). Встроить в свою программу эту функциональность было нелегко, реализован он был громоздко и не совсем логично.

Алиасы. Что-то вроде ссылок на объекты в файловой системе, но “умные”. Используя особенности Mac’овской файловой системы, алиасы умудрялись не терять файлы и папки при их перемещении.

Не утаил Скалли от слушателей и страшное: новой системе потребуется намного больше ресурсов, чем шестой версии. Как минимум 2 мегабайта оперативной памяти нужны для самой “семерки”. Чтобы система могла выполнять что-то полезное, требовалось 2,5 М или больше.

Система вышла в свет 13 мая 1991 года. Реализовав ВСЁ обещанное. Для самой системы, как мне кажется, хватало 1,5 М, на 2,5 М мой Macintosh SE “летал”. Раза на два медленнее, чем под “шестеркой”, но в “семерке” было столько всего нового и полезного, что назад уже не хотелось. И, кстати, очень может быть, что 1,5 М оперативной памяти хватало моему SE исключительно из-за невозможности включения виртуальной памяти.

Blue, Pink и Red

За кадром осталась интереснейшая тема. То, что привело к появлению на свет System 7, и не только её. Напишу про них отдельно.

Почему не стоит верить Siri о WWDC 2018

Мы уже знаем, что в июне этого года Apple проведет конференцию WWDC 2018, где помимо новых версий операционных систем наверняка будет представлено кое-что еще. Чтобы хоть как-то пролить свет на новинки, многие стали выпытывать информацию у Siri и спустя некоторое время действительно получали пусть и уклончивые, но все же ответы. Вот только Siri говорит вовсе не о грядущей конференции WWDC.

Из-за того, что голосовой ассистент Apple плохо понимает концепт разговора, когда вы спрашиваете ее «расскажи о WWDC», она думает, что вопрос идет о прошлой конференции WWDC 2017. Так, один из ответов говорит о том, что Siri получит новый дом, но не сверкающий, а «рельефно-глянцевый». Вот только она уже его получила — на прошлой конференции WWDC, когда и была представлена умная колонка HomePod.

Тогда же Apple обновила голос Siri (об этом ассистент тоже сейчас говорит), и Крейг Федериги заявил, что Siri стала умнее благодаря использованию машинного обучения. Поэтому все «утечки», о которых она рассказывает при запросе, на самом деле уже были показаны в прошлом году.

Конечно, это не отменяет того факта, что Siri станет еще умнее после WWDC 2018, но вот выход бюджетного аналога HomePod крайне маловероятен. «Рельефно-глянцевый» дом у Siri уже есть.

Apple рассказала, насколько успешным был для нее второй квартал

В ночь с 1 на 2 мая Apple провела телефонную конференцию, в ходе которой отчиталась перед инвесторами о своих финансовых успехах за второй квартал 2018 года. Несмотря на негативные прогнозы аналитиков, компании удалось увеличить продажи iPhone, значительно нарастив свой доход по сравнению с показателями аналогичного периода прошлого года.

Согласно представленной информации, выручка Apple за указанный период выросла на 16% до 61,1 миллиарда долларов. Этот показатель находится в пределах прогнозов аналитиков компании, прочивших заработок на уровне 60-62 миллиардов долларов.

Попадание в цель объясняется лучшими показателями App Store в истории, а также продажами Mac и iPhone, которые, вопреки слухам и инсайдам, продаются даже лучше, чем годом ранее. Очевидно, сказалась популярность iPhone X, генерирующего 35% прибыли от совокупной доли мирового рынка смартфонов.

Финансовые показатели:

  • Чистая прибыль — 13,8 миллиарда долларов (в 2017 году — 11 миллиардов долларов)
  • Прибыль на акцию — 2,73 доллара (в прошлом году — 2,10 доллара)

Продажи:

  • iPad — 9,1 миллиона устройств (в 2017 году — 8,9 миллиона)
  • iPhone — 52,2 миллиона устройств (в 2017 году – 50,8 миллиона)
  • Mac — 4,1 миллиона компьютеров (в 2017 году — 4,2 миллиона)
  • iPod — данные не представлены
  • Apple Watch — данные не представлены

Динамика продаж iPhone, iPad и Mac:

На чем зарабатывает Apple?

Как изменялась выручка Apple:

Динамика чистой прибыли Apple:

Сервисы Apple:

  • Доходы с сервисов Apple — 9,19 миллиарда долларов (7,04 миллиарда годом ранее)
  • Продажи iPod, Apple TV и аксессуаров выросли на 38%

Интересные факты и утверждения:

  • Apple анонсировала новую программу обратного выкупа акций на сумму 100 миллиардов, дивиденды увеличены на 16%
  • С момента запуска программы возврата капитала в августе 2012 года Apple вернула акционерам свыше 275 миллиардов долларов
  • Средняя цена проданного iPhone составляет 728 долларов
  • В следующем квартале, по прогнозам аналитиков Apple, доход компании составит от 51,5 до 53,5 миллиардов долларов
  • США по-прежнему остается наиболее прибыльным рынком для Apple

Прошедший квартал был для Apple более чем успешным. Об этом свидетельствует рост всех основных показателей. Даже линейка Mac, несмотря на снижение продаж в штуках, принесла своему производителю рекордное количество денег. Инвесторы также положительно отреагировали на отчет — курс акций компании находится в «зеленой» зоне.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Рынок паникует в преддверии отчета Apple 1 мая

1 мая Apple должна отчитаться о своих результатах за первый календарный квартал 2018 года (второй финансовый квартал), и аналитики заметно нервничают: в этот раз никто не может с полной уверенностью заявить, какие показатели сообщит корпорация. Настроения на Уолл-стрит близки к «паническим», сообщает Reuters.

Ситуация осложнилась большим количеством слухов в последнее время. Многие говорят о том, что продажи iPhone X не оправдали ожиданий Apple, другие, наоборот, опровергают эту информацию. Масла в огонь подливает и конфликт Apple с Qualcomm, но здесь у компании есть запасной вариант в лице Intel.

Отчет компании позволит узнать много новой интересной информации об Apple. В частности, компания опубликует официальные данные по продажам iPhone, iPad и Mac. Конечно, не стоит ожидать, что показатели будут такие же, как в новогодние праздники.

Во время прошлого квартального отчета Apple заявила, что намерена получить от 60 до 62 миллиардов долларов по завершении второго квартала. За аналогичный период прошлого года Apple получила прибыль приблизительно в 44 миллиарда долларов.

СПИК-2018 — главная конференция мая для всех, кому интересен интернет-маркетинг

СПИК-2018 — главная конференция мая для всех, кому интересен интернет-маркетинг24 и 25 мая в Санкт-Петербурге соберутся лучшие специалисты, причастные к миру интернета-маркетинга, и поделятся своим опытом.

Best Cases Conference: креативные рекламные практики из Копенгагена

Best Cases Conference: креативные рекламные практики из Копенгагена23 апреля в рабочем пространстве Deworkacy состоится главная креативная конференция для профессионалов в маркетинге, рекламе и медиа.

Apple расскажет о своих успехах 1 мая

Apple расскажет о своих результатах за первый календарный квартал 2018 года во вторник, 1 мая. Соответствующую информацию компания разместила на странице своего сайта, посвященной информации для инвесторов.

Отчет компании позволит узнать много новой интересной информации об Apple. В частности, компания опубликует официальные данные по продажам iPhone, iPad и Mac, положив конец всем слухам и прогнозам аналитиков. Конечно, не стоит ожидать, что показатели будут такие же, как в новогодние праздники.

Во время прошлого квартального отчета Apple заявила, что намерена получить от 60 до 62 миллиардов долларов во втором финансовом квартале 2018 года (совпадает с первым календарным кварталом). Будет ли оно так на самом деле, сказать сложно, но за аналогичный период прошлого года Apple получила прибыль приблизительно в 44 миллиарда долларов.

По заявлениям аналитиков, надеяться на повторный успех и сверхприбыли инвесторам с Уолл-стрит определенно не стоит. Причина тому — ожидаемые потери Apple на рынке смартфонов, которые, несмотря на деланное спокойствие Тима Кука, могут оказаться гораздо серьезнее.

AppleInsider.ru опубликует итоги конференции, посвященной квартальному отчету, сразу после ее завершения.

Хакеры взломали Safari и Touch Bar, но волноваться не стоит

На ежегодной конференции Pwn2Own, где хакеры со всего мира соревнуются в искусстве взлома приложений и операционных систем, участникам удалось выявить ряд уязвимостей в десктопном браузере Safari. Об этом сообщается в отчете Zero Day Initiative.

Сперва команда хакеров под названием phoenhex смогла взломать защиту Safari и сенсорную панель Touch Bar, за что получила денежное вознаграждение в размере 65 000 долларов. Вскоре после этого выходцы из команды MWR Labs обнаружили еще две уязвимости в Safari для совершения так называемого «побега из песочницы». Эксперты оценили находку в 55 000 долларов.

Конференции вроде Pwn2Own очень важны, поскольку в их рамках хакеры по сути помогают крупным компаниям (в том числе Apple) обнаружить уязвимости и получить за это денежное вознаграждение. Для самих программистов это, в свою очередь, возможность показать свои навыки в области взлома программного обеспечения. Призовой фонд нынешней конференции составляет 2 миллиона долларов.

Сведения о найденных уязвимостях уже переданы в Apple, так что беспокоиться из-за этого не нужно — инженеры корпорации наверняка исправят их с выходом следующего обновления Safari.