Все больше людей недовольны Тимом Куком

За прошедший год генеральный директор Apple Тим Кук потерял 43 позиции в рейтинге лояльности подчиненных, опустившись на 96 место. Такой вывод сделали аналитики сервиса для поиска работы Glassdoor на основе анонимных отзывов сотрудников компании. Это уже второе значимое падение показателя популярности Кука и проводимой им политики.

Работа в Apple

Недовольство сотрудников Apple Inc. своим начальником происходит из нескольких факторов. Прежде всего подчиненным Тима Кука не нравится доходящая до абсурда атмосфера строжайшей секретности, которая усложняет работу ровным счетом всем вне зависимости от занимаемой должности. Далеко не всегда такая строгость в соблюдении секретов компании имеет под собой хоть какие-то основания.

Второй аспект неудовлетворенности сотрудников Тимом Куком состоит в высочайшем напряжении при выполнении своих обязанностей. По словам самих респондентов, чтобы добиться повышения, необходимо буквально сворачивать горы, в то время как время отдыха строго ограничено. Это в свою очередь выливается в невозможность соблюдения баланса между работой и личной жизнью.

И, наконец, третий фактор — растянувшаяся вертикаль власти. Невозможно обратиться к начальнику, не пройдя через нескольких его заместителей и помощников, даже если необходимо просто попросить отгул, сетуют сотрудники. Это необходимо, чтобы мелкие вопросы решались на местах, но на деле все они переадресовываются «наверх» за одобрением вышестоящего начальства.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Создатель марсоходов займется автомобилями в Apple

Apple часто переманивает сотрудников, причем из самых разных компанийот Nike до Mercedes Benz. То же самое касается работников Google, которые оказываются замеченными HR-отделом компании из Купертино.

Так случилось с одним из ключевых инженеров проекта Google Waymo, которая занималась в поисковом гиганте разработкой программного обеспечения для беспилотных автомобилей. Она же в свое время несколько лет проработала в NASA, где помогала запускать марсоходы. Надо ли говорить, что опыта у нового сотрудника Apple достаточно.

Представитель Apple подтвердил переход инженера из Google.

С того момента, как предполагаемые машины компании были замечены на дорогах, Apple зарегистрировала еще 24 автомобиля для тестирования системы автопилота, тогда как раньше в распоряжении технологического гиганта было только три автомобиля.

Все приобретенные автомобили представляют собой внедорожники Lexus RX450h, которые корпорация впоследствии оснастила лидарами и другими датчиками, чтобы машина могла ездить без участия водителя. Тем не менее как минимум один человек всегда находится в автомобиле: это не может бы

Apple хочет, чтобы все ее сотрудники работали стоя

Все сотрудники Apple Park имеют стоячие рабочие места вне зависимости от того, чем они занимаются, заявил Тим Кук. Это является частью новой политики Apple по борьбе с сидячим образом жизни своих подчиненных, который генеральный директор компании называет «современным раком».

Сотрудники могут самостоятельно выбирать, как им работать. «Мы обеспечиваем всех без исключения столами для стоячей работы, — говорит Тим Кук. — Сначала можно постоять некоторое время, потом посидеть и так далее, и так далее. Это гораздо полезнее для здоровья, [чем сидеть в течение всего дня]».

Чем хороша работа стоя

Исполнение своих рабочих обязанностей стоя — это не чья-то злая придумка, а забота, уверены в Купертино. Apple давно борется с сидячим образом жизни как среди своих сотрудников, так и среди пользователей. Именно поэтому в Apple Watch есть особый тип напоминаний, призывающий вас взбодриться, если вы засиделись.

Безусловно, переключиться на работу стоя, когда до этого сотрудники только сидели, было немного непривычно, констатирует Кук. Но, несмотря на легкий дискомфорт, который возник вначале, совсем скоро люди обвыкли и осознали, насколько это здорово и полезно для их собственного организма.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Ультиматум и штурм в Apple

В конце 80-х в одной из групп Apple Computer случился бунт. Он завершился штурмом и привел к серьезным изменениям в политике компании.

В 1997 году, без самоотверженного вмешательства Джобса, Apple Computer прекратила бы свое существование. Вскрытие выявило бы множественную патологию, ошибок компания совершила очень много, но непосредственная причина конца была бы очевидна: в конце 90-х у компании не было ни “современной” операционной системы, ни надежды сколько-нибудь быстро подобную систему заиметь.

Примерно за 10 лет до этого у компании, если не в руках, то на расстоянии вытянутой руки, такая система уже была. Цель была сформулирована, реальна, и это было то самое “следующее великое нечто”, о котором мечтали все инженеры Apple.

Предыстория

Если не потратить время на выяснение причин произошедшего, участники тех событий покажутся нам ненормальными эксцентричными людьми, страдающими психическими расстройствами разной степени тяжести. Это был бы забавно, курьезно и читалось бы с удовольствием – но не было бы правдой.

С 1984 по 1988 год в операционную систему Mac’а были вложены сотни тысяч человеко-часов квалифицированного труда, её научили работать с разными процессорами, с периферией сторонних производителей, добавили в неё десятки остроумных изобретений, но по сути это была все та же операционная система самого первого Mac’а.

Вместо прорывов и инноваций, изменения мира и “следующего великого нечто” инженеры занимались рутинной и не слишком увлекательной работой. А инженеры Apple – особая каста. Работать в компании мечтали очень многие, был конкурс и очень жесткий отбор. Люди (талантливые и амбициозные) стремились сюда, чтобы принять участие в чем-то великом.

Переходить в другие проекты (компания никогда не страдала от отсутствия захватывающе необычных замыслов) соглашались единицы, желающих открыть собственный проект было еще меньше – люди просто стали уходить. В основном лучшие.

Уходящие подписывали NDA (обязательство неразглашения) и обещание не работать в конкурирующих компаниях в течение полгода или года, за что им выплачивалась денежная компенсация. Отделение Macintosh System Software превратилось в институт повышения квалификации и самооценки.

Но не только неудовлетворенные амбиции и скука были причиной брожения в коллективе, в 1988 году операционная система Mac’ов уже отставала от Unix’ов и OS/2 по важнейшим параметрам, а от знакомых, ушедших в NeXT, люди были в курсе о “следующем великом нечто”.

Нужно было срочно, буквально “еще вчера”, создавать новую операционную систему, но на самом верху компании, где принимались решения и выделялись ресурсы, смиренный лепет инженеров и менеджеров среднего звена не воспринимали всерьез.

Нельзя сказать, что об этом не задумывались. Жан Луи Гассé расписывал стратегию создания новой компьютерной платформы, на смену Mac’ам должны были прийти Ягуары, двух совместимых по железу и программному обеспечению, но различных по назначению пород, для профессионалов и для широких масс, в ценовых диапазонах от 999 до 9999 долларов.

Mac сделал свое дело, Mac должен уйти. На вершине компании свирепствовали буйные фантазии, близость к звёздам мешала трезво оценить происходящее. Никто еще не знал толком, как управлять большими компаниями в молодой компьютерной индустрии, так что ни Скалли, ни Жан Луи… ни в чем не виноваты. Это судьба.

В 1988 году, когда разработка System 6 была завершена и вот-вот должна была выйти на арену, под аплодисменты и улюлюкание публики, случилась эта история.

Бунт и “банда пятерых”

Оуен Линзмайер упоминает в Apple Confidential 2.0 об этой истории, не слишком подробно, а сообщаемая им дата (март 1987) опровергается свидетельствами её участниками и, что даже еще важней, временем выхода System 6. Самой лучшей и совершенной операционной системы Mac’ов раннего классического периода.

Выполнив свой долг, пять нерядовых инженеров из Macintosh System Software предъявили руководству компании ультиматум, текст которого вручили, для передачи наверх, главе отделения Гиффорду Календе и его заместителю Шейле Брейди. Они не просили, они угрожали и ставили условие: либо они уходят из компании, либо компания вырабатывает стратегию создания развития операционной системы и начинает работать над ней.

Гиффорд и Шейла оценивали бунтовщиков очень высоко и считали, что их уход нанесет Apple труднопоправимый ущерб. И, проинформировав Скалли и Жана Луи (руководителя всех проектов в компании, своего непосредственного начальника), пообещали проблему решить.

Если вы когда-нибудь смотрели телевизор (или видео), вы знаете, как руководство больших корпораций “решают” вопросы. Примерно так все и было.

И предупреждаю: подтверждений конкретных обстоятельств штурма у меня больше нет. Лет 10-15 назад в Сети были воспоминания его участников, с подробностями и деталями, сегодня остались только свидетельства о том, что он действительно состоялся. И немного информации о сути события.

Сначала самого высокопоставленного из бунтарей (Эриха Рингевальда) пригласили к Жану Луи, “на ковер”. Во время разговора к ним заглянул Скалли. И…

Штурм

Жан Луи Гассé организовал для менеджеров и ведущих инженеров Macintosh System Software, а также для их семей выезд на тихоокеанское побережье, снял (целиком) отель и вечером, в одном из конференц-залов, состоялся мозговой штурм. Классический прием поиска решений сложных проблем, с конца 30-х годов прошлого века, когда этот метод был придуман одним из основателей BBD&O Алексом Осборном, каждый год такие штурмы проводятся тысячи тысяч раз, но этот штурм оставил след в истории.

Роль комиссии по разбору и оценке предложений исполнили Жан Луи Гассé, Гиффорд Календа и Шейла Брейди. Штурмовикам раздали стопки стандартных отельных карточек небольшого размера и трех цветов (всех цветов, которые были в ходу в отеле) – голубые, розовые и красные.

На голубых предлагалось писать предложения для ближайшей версии операционной системы, на розовых – предложить функциональность для её ближайшего будущего, на красных можно было изложить свои самые смелые мечты.

Короче, всех сначала замочили. С семьями и детьми. На пляже, в течение целого дня, за счет компании. Затем, у камина и за бокалом хорошего вина, придумали стратегию.

В синей системе (Blue) предлагалось реализовать виртуальную память, многозадачность (кооперативную), векторные шрифты (хотя бы и PostScript, но лучше свои собственные), коммуникация между разными приложениями (Publish и Subscribe, если кто-то помнит о них), 32-битную адресацию и много других интересных вещей. По мнению участников и комиссии, на разработку синего проекта требовалось два года. Другими словами, 1990.

В розовой системе (Pink) предполагалась уже вытесняющая многозадачность, микроядро, поддержка легких потоков (threads) на уровне этого ядра, виртуальная память с защитой памяти, графические библиотеки нового поколения и многое еще. Система должна была быть объектно ориентированной (как NeXTSTEP и все операционные системы наших дней). Её разработка должна была завершиться выходом на рынок новой системы (System 8) в 1992 или 1993 году.

В красной системе должны были встраиваться распознавание речи и рукописного текста, машинный интеллект, и много-много чего еще. Как говорится, фантастика в соседнем зале.

Подведя итоги мозгового штурма и выпив тост за успех безнадежного дела, участники и комиссия присоединились к своим половинам в танцевальном зале отеля.

По итогам этого события, в Macintosh System Software появились группы Blue (несколько сотен человек) и Pink (20 человек, самых продвинутых и увлеченных), и работа закипела.

System 7 (Blue)

Синяя команда провела еще с десяток мозговых штурмов, проект системы (которую назвали Big Bang – тот самый “большой взрыв”, с которого началась история вселенной) был амбициозен и реалистичен.

Все пожелания исторического штурма у камина и за бокалом вина были включены в проект и реализованы в первой версии. От использования ассемблера решили отказаться. Уже в тех Mac’ах, которые продавались, размер не имел такого значения как в 1984, функциональность была намного важнее.

Система получалась намного более требовательной к размеру оперативной памяти, но это обстоятельство было признано приемлемым. Тем более что прогресс не стоял на месте, а полная 32-битная адресация, одна из особенностей Big Bang, могла поддерживать почти безграничные её объемы – до 4 гигабайт. В 1988-м это было фантастикой. Казалось, что до этого не дойдет никогда.

Алиасы (псевдонимы), базовая поддержка сетевых технологий и файл-шеринга добавились в процессе реализации.

На WWDC 1989 года новая система была представлена публике, но стала новостью номер один в Mac’овской и в анти-Mac’овской прессе. На конференции показывали действующую раннюю версию System 7, впечатление от этих демонстраций было потрясающим.

Скалли пообещал, что система выйдет на рынок в первом квартале 1990 года – для человека с Восточного побережья, воспитанного в строгих традициях ведения бизнеса, это было естественно. В 1988 году руководители Macintosh System Software пообещали выпустить систему в 1990-м, значит, так и должно быть.

В 1991 году новая система (точнее, её ранняя бета-версия, в которой еще не все новшества работали) была насильно установлена на всех Mac’ах в компании (и её дочерней компании Claris). Люди мучились от её нестабильности, выявляли баги в самых неожиданных местах, проявляли несдержанность (мне рассказывали жертвы этого садистского эксперимента), и в 1992 году, устав от стонов и жалоб, руководство компании разрешило всем желающим, за исключением тех, кто работал в Macintosh System Software, вернуться к старой доброй “шестерке”…

За очень редким исключением все остались в System 7. Тем более что с каждым месяцем она становилась надежнее, а настоящие боевые инженеры-разработчики, исполнявшие роль технической поддержки, прибегали по первому требованию и справлялись с самыми трудными проблемами. А жалобы даже записывали на диктофон.

Кажется, в 1991 году, когда Microsoft ответила на объявление System 7 обещанием новой операционной системы, с кодовым наименованием Chicago, у System 7 появилось еще одно кодовое наименование – Capone. В честь Аль Капоне, известного гангстера, который держал в страхе весь Чикаго.

Система вышла 13 мая 1993 года. Она распространялась на CD ROM или на 15 дискетах ёмкостью в 1,44 М. Ей суждено было оставаться главной операционной системой Mac’ов до начала нашего века.

Mac OS 8 была той же самой System 7, переименовали её чисто по политическим мотивам – для отсечения от неё клонов, в лицензиях которых было черным по белому указано, что им разрешено клонировать Mac OS 7.х.

Mac OS 9 тоже была System 7, на этот раз переименовали для красоты, и чтобы MacOS X (это “десять”, а не “икс”!) выглядела очередной версией.

System 8 (Pink)

А вот с System 8 с самого начала что-то не задалось. Из-за параноидальной секретности, о происходящем в других компаниях разработчики группы были информированы лучше, чем о других проектах на Apple.

Объектно ориентированные операционные системы разрабатывали в командах Newton и PocketCrystal, над графикой следующего поколения (QuickDraw GX и QuickDraw 3D) тоже уже работали, все проблемы и сложности приходилось решать самим – и до 1990 года почти ничего не удалось достичь.

Трое из бывшей банды пятерых вскоре ушли из компании.

А высшее руководство компании, усвоив, что операционные системы – это важно и очень престижно, и решив, что операционные системы от Apple должны завоевать все мировые платформы, принялось воплощать свои наполеоновские замыслы.

В 1990 в команду пришли сотни людей, и через два года ранняя, но очень неплохая, её бета-версия уже производила впечатление. Её показали инженерам IBM, она работала на компьютере с процессором Intel – и началась другая история.

Совместно с Novell была разработана еще одна операционная система на основе Pink, StarTrek.

Все это было увлекательно, читать новости “с полей” было захватывающе интересно, но никто не догадался продумать свои планы хотя бы на два шага вперед. К чему это все могло привести, аналитики писали с самого начала. Но…

В результате труд сотен человек был развеян по ветру. Apple утратила все свои наработки по новой системе, и в 1995 году пришлось все начинать сначала. Mozart (7.5), Copland (8.0) и Gershwin (9.0).

Но это уже другая история.

Самая продаваемая программа в мире

Apple Computer славилась в индустрии как непревзойденная “машинка для раскрутки и продвижения”. Но в случае с AppleWorks для Apple II, эта “машинка” дала “сбой”: несмотря на полное неучастие Apple в судьбе этой программы, она стала бестселлером.

Продолжение, начало здесь. Первая половина поверхностного описания AppleWorks для Apple II здесь. Насчет публикации второй половины – я пока не решил.

Apple Computer активно приобретала самое дорогое пространство в лучших деловых и компьютерных изданиях, снимала телевизионные ролики и размещала их на популярных телеканалах в самое дорогое время, но за период с 1984 по 1987 год, пока программа продавалась от её имени, ни в одной из реклам компании AppleWorks ни раза не была упомянута.

Случаев, когда AppleWorks случайно оказалась на экране компьютера в какой-нибудь рекламе, было четыре. Например, она засветилась на экране Apple IIGS в одной из его реклам. Да, AppleWorks на нем работала, но… Apple IIGS был немного о другом.

Ситуация, на первый взгляд, странная: Apple с радостью взяла ApplePie на реализацию, переименовала её в AppleWorks, печатала её легальные копии и комплектовала комплекты, но на публике демонстрировала к ней полное безразличие. Сумасшествие?

Были и рациональные причины: во-первых, компанию обвиняли в том, что она чуть ли не глушит независимых разработчиков недостижимо качественными программными продуктами, как рыбу динамитом.

Во-вторых, с января 1984 года Apple все свои силы и таланты тратила на продвижение платформы Macintosh, с которой связывала надежды на безумно великое будущее. “Текстовые” компьютеры и программы для них её больше не интересовали.

Но и элементы легкого помешательства, как мне кажется, присутствовали.

Нечаянный бестселлер

К счастью, кроме Apple Computer, дамы со странностями и непомерным самомнением, в США существовало множество независимых компьютерных изданий. В их числе были и издания для тех, кто болен Apple II. Например, inCider. Читается это название “инсайдер”. Собираю про него информацию, для статьи её пока маловато, но…

Сказать, что программа вызвала у “яблочных” изданий интерес – это ничего не сказать. В самых больших и популярных компьютерных журналах были разделы, посвященные Apple. Ничего личного – компания была одним из самых больших покупателей рекламы.

Обзоры и отзывы о программе сделали её знаменитой. И впечатления знакомых, которые её купили. Пользователи Apple II были огромным, но очень общительным содружеством.

Через месяц после начала продаж AppleWorks заняла второе место в ежемесячном списке бестселлеров Softalk, а в списках самых продающихся программ для Apple II заняла первое место, сместив с него прежнего бессменного лидера, программу AppleWrite. От той же самой Apple Computer.

Появилась и критика. Кто первым сообщил о возможностях AppleWorks на машинах с 64 килобайтами оперативной памяти, выдав их за её тактико-технические данные, неизвестно, но цитаты из этой публикации разошлись огромными тиражами.

Текстовый процессор, который способен работать только с 8 страницами текста, база данных, в которой можно разместить всего 140 записей, и электронная таблица, в которой из 127 х 999 ячеек для хранения данных можно использовать только одну тысячу ячеек.

Это максимум возможного для минимальной конфигурации (64 килобайта оперативной памяти), повторяю. То есть не совсем правда.

В рекомендуемой конфигурации (128 килобайт оперативной памяти) AppleWorks не то чтобы превосходила обычные для того времени автономные программы, но и не уступала им. 28 страниц (по 52 строки, с одинарным интервалом), 750 записей в базе данных и 6000 ячеек в таблице. Но это интегральная программа, три программы в одной.

Еще через месяц AppleWorks заняла топовые позиции во всех списках бестселлеров, став самой продаваемой программой вообще, на всех платформах. Отобрав этот титул у Lotus 1-2-3 для IBM PC.

В первые полгода или год Apple продавала по 30-40 тысяч копий AppleWorks в месяц. Для того времени это невероятно много. Затем объемы продаж сократились тысяч до 20 в месяц, но даже эта цифра много лет удерживала программу в верхних строчках хит-парадов.

В конце 90-х, помимо операционных систем Copland и Gershwin, в Apple разрабатывалось несколько крайне интересных технологий. Их бета-версии мог скачать с сайта компании любой желающий (кажется, для этого требовался статус подписчика, но он “стоил” пары-другой ответов на дурацкие вопросы, а вообще был бесплатным).

QuickDraw GX, QuickTime VR, QuickTime 3D — вот те, которые помню навскидку. Теперь они тоже история.

Эти бета-версии по качеству и по уровню проработки деталей ничем не уступали реальным коммерческим продуктам других компаний, но Apple почему-то решила, что “качественное программное обеспечение само продвигает себя”. Не успех ли AppleWorks в этом виноват?

Расширения

В AppleWorks была предусмотрена возможность встраивания в программу расширений.

Для их запуска требовалось одновременно нажать клавишу “Closed Apple” и букву “P”. Загадочное “Закрытое Яблоко” объясняет существование клавиши “Open Apple”, о ней мы уже говорили, но сама по себе не менее загадочна. В документации к программам для Apple II её сокращали до “CA”.

Увы, никаких загадок: на клавиатуре Mac’а и Apple IIGS эта клавиша называлась “Option”. В наши дни у неё два имени, “Option” и “Alt”, и даже своя пиктограмма.

О расширениях не было написано в технической документации, но Лисснер, через BBS (bulletin board system, что-то вроде чата) общался с пользователями, отвечал на вопросы и раскрывал тайны внутреннего устройства AppleWorks. Народ тут же начал пробовать и набивать шишки – на BBS Лисснера жалобы разбирались, и общими усилиями Руперта и сообщества, находились решения и… баги.

При использовании 5,25-дюймовых дискет развернуться расширениям было особенно негде, но ProDOS (новая операционная система Apple II и формат носителей информации) делал возможным использование иных технических устройств – 3,5-дюймовых дискет и жестких дисков, на которых расширениям для AppleWorks (или, как их стали называть, аксессуаров) стало намного вольготнее.

Написание расширений превратилось в хобби для сотен людей, на них появился спрос, а в 1985 году на этот новорожденный рынок пришел первый серьезный игрок, компания Pinpoint Publishing. Разработчик программ для Apple II, самая популярная их программа называлась Micro Cookbook.

В 1985 году Pinpoint Publishing выпустила набор аксессуаров для AppleWorks. Они могли работать, кроме AppleWorks, с текстовыми процессорами AppleWriter и WordPerfect.

В наборе – календарь назначенных встреч, калькулятор, блокнот (вмещавший до 32 строк, сохранявший данные в формате текстового документа), коммуникационный аксессуар (который позволял отправлять текстовые документы через модем и сохранять входящие данные в виде текстового документа), набиратель телефонных номеров и много чего еще.

Некоторые аксессуары из этого набора вытворяли невероятное, например GraphMerge, с помощью которого в распечатке в выбранные места текстовых документов вставлялись изображения “высокого качества”, а текст их “обтекал” одним из нескольких способов.

В конце 1985 года к набору добавился аксессуар для проверки правописания.

Но стать монополистом на юном рынке компании Pinpoint Publishing не удалось. В битву за содержимое кошельков пользователей AppleWorks включались все новые и новые бойцы.

Лидером этого рынка стала компания Beagle Bros Software из Сан Диего, Калифорния. В компании за десять с лишним лет её существования работало множество людей и даже, что установлено точно, одна собака (правда, писала ли она софт или занималась деловой перепиской, выяснить не удалось), но никого с именем, фамилией или даже с кличкой Beagle среди них никогда не было. Везде обман.

К Beagle Bros мы еще вернемся, в 1987-89 гг. они сделали кое-что очень важное и нужное для AppleWorks.

Но это потом. Пока же они выпустили набор аксессуаров для AppleWorks с названием TimeOut.

Десятки тысяч очень серьезных компаний, из последних сил пытаясь казаться серьезней и круче, чем они были на самом деле, потерпели поражение.

Beagle Bros отлично держалась на плаву, выпустила с полсотни неплохих программных продуктов (для Apple II, Apple IIGS и Mac’а), при этом игнорировала все требования школ бизнеса. В интервью они утверждали, что ко всем своим оригинальным идеям они пришли методом тыка, от нечего делать, ковыряясь в компьютере вместо собственных носов.

На стене в их офисе было трое часов, показывавших точное время в Сан Диего, Фресно и в Сиэтле. Набор городов вызывает удивление и улыбку, но самое главное даже не в этом: все эти города расположены в одном часовом поясе. Все эти часы показывали одно и то же время. В ответ на недоумение сотрудники Beagle Bros отвечали, что так и должно быть, и если часы показывают одинаковое время, значит все идет как надо.

Все компании, писавшие программное обеспечение для AppleWorks, как если бы это была еще одна компьютерная платформа, я перечислять не буду. Их было много, одни компании появлялись, другие исчезали – был запущен “позитивный цикл”. Чем больше аксессуаров было для AppleWorks, тем охотнее её покупали. Чем больше покупали AppleWorks, тем…

Могу не продолжать, правда?

Руперт Лисснер

Руперт осуществлял техническую поддержку своего детища посредством BBS, в 1985 году под его руководством (хотя он не был сотрудником Apple) были выпущены два бесплатных апгрейда AppleWorks, 1.1 и 1.2, связанных в основном с исправлением багов (большая часть из которых были выявлены при написании аксессуаров) и с добавлением поддержки для “чужой” периферии. Чужой – значит разработанной не в Apple.

Я уже писал о том, что Руперт продал версию ApplePie для Apple III компании Haba Systems (которая выпустила её под названием E-Z Pieces) за очень большие деньги (сумма неизвестна).

Кроме этого, Apple Computer приобрела у Руперта права на продвижение (!) и продажу AppleWorks для Apple II, с выплатой какого-то процента от стоимости продаж. Неожиданно для себя Руперт стал миллионером.

Принимал ли Руперт участие в разработке AppleWorks 1.3, мне неизвестно. Похоже, денег у него, по его собственному мнению, было уже достаточно, а старые увлечения сменило что-то еще. AppleWorks 1.3 вышла в 1986-м. В том же году он куда-то исчез.

Дальнейшая судьба Руперта Лисснера неизвестна.

В конце 1988 года он изменил имя. Вместо “Руперта” стал “Робертом”. Больше о нем ничего не известно.

Надеюсь, с ним все было хорошо. Мой приятель Дон Крэбб вдруг, незадолго до Нового года (лет сто назад), перестал отвечать на письма. Через примерно полгода я узнал, что Крэббу в конце декабря стало плохо, ему диагностировали рак поджелудочной, как у Стива Джобса и Джефа Раскина, и в январе следующего года Дона Крэбба не стало.

Имя Руперт мог изменить по тысяче и одной причине, но у меня есть версия. Наверняка она неправильная, но все-таки приведу её.

В 1988 году на экраны вышел фильм Dirty Rotten Scoundrels (в российском прокате он назывался “Отпетые мошенники”), в одном из эпизодов которого герой Стива Мартина изображает слабоумного брата другого героя фильма, которого играет Майкл Кейн. Слабоумного брата в фильме зовут Руперт.

Apple переманила у Intel целый отдел для работы над своим процессором

Apple переманила около двух десятков инженеров Intel, которые сегодня трудятся в секретной лаборатории компании близ Портланда, передает 9To5Mac. Предполагается, что именно на них лежит ответственность за создание собственного ARM-чипа Apple, который составит основу компьютеров Mac будущих поколений.

По данным 9To5Mac, в Купертино начали активно заниматься наймом новых сотрудников еще в ноябре прошлого года, изучая сайты вакансий своих партнеров. Примерно в то же время в Сети стали появляться слухи о планах Apple выпустить собственный чипсет для Mac, чтобы в дальнейшем полагаться только на себя, не завися от Intel.

Ожидается, что работа над собственным процессором займет у Apple минимум два года. Поэтому ожидать, что компания представит свой первый компьютер на базе фирменного чипсета раньше 2020 года, не стоит. Схожей позиции придерживается Марк Гурман, колумнист издания Bloomberg, известный своей осведомленностью практически по любым вопросам относительно новых продуктов Apple.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Джонатан Айв рассказал, как создавались Apple Watch

Главный промышленный дизайнер Apple Джонатан Айв дал интервью журналу Hodinkee, в котором он поделился историей создания Apple Watch. По его словам, это был первый продукт компании, созданный без какого-либо участия Стива Джобса.

Впервые о смарт-часах мы задумались в начале 2012 года, спустя некоторое время после того, как Стив покинул нас. Мы начали размышлять, в каком направлении нам следует двигаться при разработке и что должно мотивировать нас при его создании. Кроме того, перед нами стояла серьезная задача оправдать ожидания наших пользователей.

В основу Apple Watch была заложена идея сделать технологии более персонализированными и доступными для каждого человека.

В процессе разработки Apple Watch компания неоднократно обращалась к экспертам в часовой индустрии. Как рассказывает Айв, именно это позволило понять «физическую природу» продукта и его философию.

Вспомните башни с большими часовыми механизмами. Это было началом. С течением времени часы появились и в домах. Шаг за шагом, часы стали карманными, а затем добрались и до запястья. Это удивительно, но это почти аналогичная история той, что произошла в итоге с компьютерами, и это действительно вдохновляло нас при создании продукта.

Помимо всего прочего, главный промышленный дизайнер поделился, насколько был важен подбор материалов для премиальных Apple Watch:

Мы много работали с золотом и керамикой, и теперь наша команда лучше знает природу и атрибуты этих материалов. Это позволило добиться тех результатов, что мы имеем. Знания, которые мы получили, позволят лучше смоделировать будущие продукты, их форму, в случае, если мы продолжим использовать эти материалы.

В завершение, отвечая на вопрос о доходах с продаж, Айв отметил, что Apple Watch — это не проект для зарабатывания денег:

Для меня гораздо важнее знать, что Apple Watch улучшает качество жизни других людей. Это действительно меня мотивирует. Это большая честь — работать над такими продуктами.

iOS и Mac лучше подходят для работы, чем ПК и Android

Согласно новому исследованию, проведенному компанией Jamf, которая занимается разработкой корпоративного программного обеспечения, большинство сотрудников предпочтут работать на Mac и iOS, нежели на PC и Android, если предоставить выбор между этими устройствами.

Сообщается, что в опросе приняло участие около 580 человек – включая директоров, менеджеров и IT-специалистов различных компаний.

Когда организации предоставляют сотрудникам возможность выбора устройств для работы, то абсолютное большинство за Apple. Около 72 % выбрали Mac и только 28 % PC. В случае мобильных платформ — 75% респондентов отдали предпочтение iOS, когда как Android – лишь 25 %.

Исследование также обнародовало и другие интересные результаты:

  • 68 % опрошенных считают, что возможность выбора устройства для работы увеличивает их продуктивность.
  • 35 % респондентов считают, что подобная свобода выбора говорит о высоком статусе компании.

С полным опросником можно ознакомиться на официальном сайте Jamf. А что выбрали бы вы в качестве устройств для работы? Согласны ли вы с результатами данного опроса?

Про «ту Apple»-6. Newton, часть 4: Время фантазий прошло

К моменту объявления срока выхода Newton (на 2 апреля 1992 года) проект существовал уже три года, в течение которых руководство фантазировало и мечтало, а инженеры искали и находили блестящие решения, соединяя то, что невозможно соединить. Скалли, переводя проект в “боевой режим”, объявил эти три года его “исследовательским этапом”.

То, что было наработано в рамках проекта, превосходило существующее в рождающейся индустрии PDA на много лет. Это был выстрел фантастической силы. Если бы он попал в цель, это могло бы стать поворотным моментом в истории человеческой цивилизации. Но никто не подумал не только “прицелиться”, но даже определить, в чем состоит эта цель.

А Скалли задумался о себе и своей роли в истории.

Джон Скалли решается изменить мир (начиная с себя)

Скалли вдруг задумался о том, чем он занимается на Apple Computer. Действительно, если бы управление повседневной деятельностью компании с оборотом в миллиарды долларов и персоналом в десять тысяч человек не отнимало столько времени и сил, разве проект Newton оказался бы на грани гибели?

Может быть, он просто устал. В 1988 году он назначил COO (Управляющего операциями) Дэла Йакома главой тихоокеанского отделения компании и взял все управление в свои руки. На Дэла жаловались главы отделов и направлений – тот мешал им работать своей въедливостью и дотошностью. Должность такая.

И теперь, совмещая два поста (как Генеральные секретари ЦК КПСС совмещали свой пост с постом Председателя Верховного Совета СССР), он видел, что, несмотря на его немалые усилия, компания все больше выходит из-под контроля и идет вразнос.

А на то, чем должен заниматься глава компании, – на стратегию развития, перспективы и цели компании, на доведение до блеска перспективных проектов – ни времени, ни сил не оставалось. Тот же Newton, ведь можно было уже сделать из него бестселлер…

По всем проектам, имеющим важное значение, все окончательные решения принимает именно глава компании. И будущему абсолютно все равно, что у главы компании не было достаточно времени, чтобы детально разобраться в том, о чем он выносит вердикт.

Поэтому Джон Скалли решил восстановить в компании пост COO и даже расширить его полномочия. Хорошенько подумав, на этот пост он назначил Михаэля Шпиндлера.

А почему бы и нет? Шпиндлер не стремился возглавить компанию, он честно и неплохо исполнял порученное ему, проявил себя как гениальный стратег и даже побывал первым заместителем у Дэла Йакома в бытность того COO. Если бы Шпиндлер хоть в чем-то не отвечал жестким требованиям Дэла, тот ни за что не стал бы молчать.

Несколько моментов мне не совсем понятны: во-первых, примерно так же, как премьер-министр в правительстве РФ или вице-президент США, если глава страны перестает ей управлять, COO автоматически становится исполняющим обязанности главы компании.

И с очень большой вероятностью совет директоров (чтобы не искать нового главу компании с помощью недешевых специальных агентств по подбору высшего персонала) утвердит врио в его должности. Думал ли об этом Скалли?

Прошло нескольких месяцев передачи дел и вхождения Шпиндлера в курс дела, и Джон Скалли отдал новоиспеченному COO штурвал компании. Шпиндлер справлялся неплохо, никто на него не жаловался. На COO! На это Скалли не обратил внимания. Это во-вторых.

Тревожненько?

Теперь Скалли занимался исключительно тремя проектами:

  • Newton;
  • Pink (новая операционная система, судьба которой поразительно похожа на судьбу проекта Newton – отличные замыслы, блестящая работа инженеров, бесконечные фантазии руководства и бесконечные же задержки, в конце-концов все закончилось ничем);
  • Президентская кампания Билла Клинтона.

Заниматься в рабочее время чужой президентской кампанией – это уже, как мне кажется, перебор. Ежегодная компенсация у Джона Скалли как у главы Apple была установлена в 2,5 миллиона долларов, в 1983 году. Тогда это была самая высокая компенсация главе компании в Кремниевой долине.

Конечно, в рамках этой кампании он выступал с речами на всевозможных мероприятиях кандидата в президенты, упоминая при случае про Apple Computer и ее проекты. Многие его речи транслировались на всю Америку, как рекламные ролики “1984” и “Лемминги” в 1985, в самый прайм-тайм, и компании это не стоило ни цента – но тем не менее…

Тем более то, что в начале 1992 года прозвучало на всю Америку, скорее навредило компании. Но об этом позже. Пока у нас конец 1990 и начало 1991 гг. Проект Newton вдруг оказался в самом фокусе внимания компании.

Ларри Теслер возглавляет проект Newton

Ларри Теслер, которого Скалли попросил поискать что-нибудь ценное на руинах проекта Newton, не был в тот момент сотрудником Apple Computer. Он был Apple Mate, это такой забавный почетный титул (дословно “Приятель Apple”), который присваивался людям, оказавшим и оказывающим Apple какие-либо серьезные неоценимые услуги. Вроде бы, кроме почета и уважения, этот титул никаких привилегий не давал.

Но посторонним для Apple он тоже не был. С 1980 по 1985 гг. он уже работал в компании, в должности вице-президента по AppleNet, а затем – вице-президента по ATG (группа продвинутых технологий, исследовательское подразделение компании. Он курировал проект Lisa и приложил руку к созданию Mac’а.

Рассказав Скалли о том, что он нашел у разработчиков Newton, Ларри Теслер попросился на должность руководителя этого проекта. Должность была вакантна. Скалли предложил Теслеру его прежнюю должность – вице-президента по ATG. Проект Newton находился в прямом подчинении главы ATG, и у проекта был приоритетный статус.

Ларри Теслер начал карьеру в Xerox PARC, куда абы кого не брали. Исследовательский центр Xerox был одновременно и местом, где жило будущее, и кузницей кадров для самых разных областей IT, и не только IT, в США и за их пределами.

В 1979 году, во время исторического визита Стива Джобса, Джефа Раскина и нескольких сотрудников Apple Computer в Xerox PARC, Ларри Теслер был одним из “экскурсоводов”.

В Xerox PARC он начал с разработки текстового процессора Gypsy вместе с человеком по имени Тим Мотт. Для начала 70-х это был совершенно необычный текстовый процессор. В те времена программы аналогичного назначения уже существовали, но никто не смог бы использовать ни одну из них без внимательного ознакомления с документацией. Пример такого текстового процессора из нашего недавнего прошлого – Лексикон. Есть примеры и в настоящем – предмет преклонения многих юниксистов Emacs тоже относится к ним.

Если хорошо освоить Лексикон или Emacs (это примерно так же несложно, как научиться читать и писать), они даже удобнее и эффективнее, чем нынешние текстовые процессоры и редакторы.

Текстовый процессор Gypsy был, скорее всего, первым текстовым процессором, который не требовал прочтения учебников и обязательного запоминания комбинаций клавиш. Эти комбинации в Gypsy были, но только дублировали функциональность доступным и интуитивно понятным образом.

В Gypsy, скорее всего, тоже впервые в истории компьютерных программ, был применен Copy/Paste. Ларри Теслер и Тим Мотт считаются изобретателями Copy/Paste.

Это был текстовый процессор из современности, каким-то чудом оказавшийся в середине 70-х годов прошлого века.

А еще он принимал участие в разработке языка Smalltalk, в группе Алана Кэя, того самого еще одного Apple Mate, который для лучшего понимания какой-то его мысли Джоном Скалли «изобрел Knowledge Navigator».

После 5 лет в Apple Ларри отправился в свободный полет.

Вместе с Никлаусом Виртом (автором Pascal, Modula и других языков программирования), разрабатывал объектно-ориентированное расширение языка Pascal, результат назвали ObjectPascal. Кроме того, Ларри был одним из ключевых создателей MacApp, одной из первых в мире классовых библиотек “наоборот”.

Обычные библиотеки включались в какую-то программу для расширения ее функциональности. В состав классовых библиотек “наоборот” входит собранный каркас готовой программы, умеющей запускаться, отображать привычный пользователю интерфейс, меню и окна (в среде, где они есть) и все такое. Программист превращает обобщенное пустое приложение в общественно полезное, если упростить, подставляя собственный код в нужные места каркаса. Помимо этого, в классовых библиотеках “наоборот” есть заготовки для создания различных объектов программы и даже классы, целиком и полностью готовые к работе.

Примерно так в наши дни устроены классовые библиотеки всех операционных систем с графическим пользовательским интерфейсом. MacApp был одной из первых таких библиотек в мире.

ObjectPascal и MacApp стали частью продуктовой линейки Apple Computer. В ObjectPascal ощущается почерк Теслера – наверное, это самый простой объектно-ориентированный язык в мире, все понятно без учебника, сразу, достаточно посмотреть примеры и попробовать. И, несмотря на его простоту, это был серьезный инструмент…

Проект Newton, “Останется только один!”

Новая жизнь началась с неразрешимого конфликта. В третьей части приведено краткое содержание плана Тчао по выводу Newton на рынок. Планировался поэтапный вывод на рынок трех моделей, различавшихся размерами, ценой и набором функций: Newton Senior, Newton Middle (замышлялись целых две модели, чем они отличались одна от другой, неизвестно) и Newton Junior.

Как только был назначен срок выхода Newton, стало ясно, что делать надо только один вариант, и никаких “через год/через два” тоже не надо, успеть бы с одним… Как в саге о бессмертных, “останется только один!”.

От обоих Middle’ов отказались, легко и сразу. А дальше мнения разделились. Инженеры и маркетологи предлагали сосредоточиться на Junior. Ларри Теслер настаивал на Senior, потому что тот мощный, потому что из энного количества Senior’ов можно было бы создавать целые сети взаимно общающихся (инфракрасными сигналами) устройств. Для него самым важным в проекте были используемые в нем технологии.

Маркетологов куда сильнее волновала жизнеспособность продукта на рынке.

В помещениях, освещенных лампами дневного света, прием инфракрасного излучения затрудняется до практически невозможного. То есть для пользования сетями из Newton Senior во всей корпоративной Америке придется тушить свет?

Но никакие доводы не действовали. По положению Ларри был главнее спорщиков, и хотя они были в численном большинстве, его мнение грозило стать законом.

Проект Newton спасло обращение к Скалли (даже если Senior, в конце концов, вывалился бы на рынок, его ждала бы куда более печальная судьба, чем Newton MP из нашей ветки истории).

Однажды Тчао и Скалли куда-то вместе летели на частном LearJet’е Майка Марккулы, и по дороге Тчао, за бокалом элитного вина из Napa Valley, объяснил ситуацию главе компании. Встреча прошла на высоте. Тысяч в десять километров. Помогло.

Ларри был вынужден уступить. Несколько почти живых макетов Newton Senior все еще пылятся где-то в подвалах кампуса Apple, со спящими много лет хоббитами под капотом. А Newton Junior стал с этого момента называться Newton MessagePad.

Остался только один. И началось превращение Junior в MessagePad.

Продолжение следует.

Корпорация Aldus. Часть вторая, «Диверсификация»

Продажи Aldus PageMaker удваивались, год за годом. По объемам продаж программного обеспечения корпорация вышла на четвертое место в мире, но её руководство буквально убивал панический ужас: все доходы приносил единственный продукт, что будет, если на рынке появятся серьезные конкуренты?

Угроза, еще не ставшая реальной, заставила Aldus с маниакальным упорством искать спасение от неё. И парадоксальным образом не давала компании сосредоточиться на разработке своего главного и единственного пока продукта. Мол, им заниматься ни к чему, с PageMaker и так все слишком даже хорошо…

Пол Брейнард, глава быстрорастущей компании, управлял ей в ручном режиме, влезая во все подробности, и, не стесняясь в выражениях, заставлял сотрудников действовать в строгом соответствии с одному ему понятной “генеральной линией”. Поэтому…

Все силы были брошены на борьбу с несуществующей еще проблемой, на расширение линейки выпускаемых продуктов, диверсификацию.

FreeHand

Началась диверсификация заключением соглашения с компанией Altsys, разработчиком графических программ для Mac’а. Aldus брала на себя продвижение и сбыт программы Altsys Masterpiece, переименовав её в Aldus FreeHand. Altsys, по этому соглашению, могла продолжать разработку программы, не отвлекаясь на сбыт.

Aldus FreeHand – легенда конца 80-х и начала 90-х. В начале 1987-го это была уникальная векторная рисовалка, основанная на PostScript (кривые Безье и т. п.). Созданная в ней графика была способна масштабироваться для печатных устройств с любым, сколь угодно высоким разрешением.

Процесс вывода FreeHand на рынок, скорее всего, из-за не совсем адекватного стиля управления корпорацией Aldus, затянулся. 31 марта 1987 года Adobe начала продажи своего Illustrator’а, программы того же назначения, да еще и созданную разработчиками PostScript. Продажи Aldus FreeHand начались только летом 1988-го.

Необходимо сказать несколько слов о компании Altsys. Компания была основана в 1984 году, в Плано, Техас. Основал её Джеймс фон Эр (James von Ehr II). Компания была известной, с очень неплохой репутацией, но… оставалась маленькой и небогатой.

Начинала компания с разработки программ для редактирования и преобразования Mac’овских растровых шрифтов, таких как FONTastic, FONTastic Plus, Metamorphosis и Art Importer. В 1986 году, видимо, первой в мире, Altsys выпустила программу для создания и редактирования векторных PostScript-шрифтов, FONTographer – программа оставалась на рынке более 10 лет.

Aldus FreeHand 1.0 поступил в продажу в 1988-м, просили за него 495 долларов. Программе пришлось с самого первого дня сцепиться в жестокой схватке с более чем непростым и сильным конкурентом, Adobe Illustrator. Это была великолепная схватка: противники не уступали друг другу, обе программы стремительно развивались, перенимали лучшее, быстро и обильно обогащали свои функции.

Это был рай для пользователей. Полем сражения были Mac’и, поэтому Apple Computer тоже была счастлива, поддерживая обоих “спортсменов”. Прогресс векторных редакторов за шесть лет “войны” был фантастическим, его влияние на индустрию программного обеспечения невозможно переоценить. Aldus еще раз изменила мир, правда на этот раз в случившемся не было её вины.

Война FreeHand с Illustrator продолжалась бы еще долго, но… в судьбу FreeHand вмешались внешние факторы, не имеющие отношения к ней самой. Волею случая, вместе со всеми программами, чьи названия начинались с Aldus, FreeHand стал собственностью Adobe Systems, которой сильный конкурент её собственной программы был ни к чему.

Осенью 1987 года Aldus вывела на рынок программу для Windows, SnapShot, разработку Bioscan. SnapShot позволяла вырезать фрагменты из предварительно перенесенных в память компьютера видеофильмов, редактировать их, добавлять специальные эффекты.

Были и еще какие-то добавления к линейке продуктов.

И тем не менее доля PageMaker в продажах, объем которых более чем удвоился и достиг 39,5 миллионов долларов, оставалась до неприличия высока, около 90%. Чистая прибыль Aldus составила 7,2 миллиона долларов.

Замок Крейгкрук

Aldus была одной из первых в мире софтверных компаний, активно и успешно вышедших за пределы американского рынка. Еще в октябре 1985-го, всего через три месяца после дебюта PageMaker, Aldus выпустила интернациональную версию своей единственной программы, для англоговорящей части мира за пределами их собственной страны. Но первый опыт был с коммерческой точки зрения неудачным. Программа вызвала интерес, но продажи были незначительны.

Чтобы успешно продвигать свою продукцию на иностранных рынках, компания должна была присутствовать на этих рынках. В январе 1987 года в Шотландии Aldus Corporation вместе с партнером (неизвестным) открыла компанию Aldus Scotland. Доля Aldus Corp в этой компании составляла 30%.

Ясное дело, неизвестный партнер вызвал во мне нешуточный интерес. Кое-что удалось установить. Чтобы не усложнять прочтение моего и без того трудночитаемого текста, я разместил результаты расследования в конце статьи.

Aldus Scotland успешно продавала PageMaker в Великобритании и в странах Европы, где поголовье Mac’ов было значительно. Германия, Франция, Дания (по количеству Mac’ов на единицу населения Дания была впереди всей Европы).

Вскоре PageMaker лидировал в своей категории на европейском рынке, занимая почти половину этого рынка. Aldus Scotland Ltd была переименована в Aldus Europe Ltd и, кроме того, переехала в замок XVI века Craigcrook (построен в 1542 году), примерно в 5 км от Эдинбурга, на берегу моря…

Из 39,5 миллионов долларов 40% принесли интернациональные продажи.

Сотрудники Aldus Europe локализовали PageMaker на все важнейшие языки Европы, в том числе (в 1989 году) и на русский. Русская версия программы мне ни разу не попалась. В те годы в локализованной версии на целевой язык переводились все встречающиеся в интерфейсе тексты программы, перенастраивалось отображение дат и времени.

На очереди была Япония.

Еще кое-что

В июне 1987 года Aldus Corporation прошла процедуру IPO и стала, говоря по-русски, открытым акционерным обществом. С самого начала курс акций компании, первоначально выставленных на биржу по цене в 16 долларов, пошли вверх.

Эксперты по инвестициям высоко оценили перспективы пакета акций компании, но выразили обеспокоенность очевидной зависимостью компании от одного продукта. “А что я вам тут все время говорю?” – скорее всего, именно так глава Aldus отреагировал на это замечание посторонних людей, ничего не понимающих в компьютерных технологиях. На совещании или просто в стенах компании, в присутствии рядовых сотрудников.

Пол оказался настоящим деспотом. “Сильная рука” – это звучит гордо. Но в большинстве случаев приводит не совсем туда, куда хотелось бы.

Неизвестный партнер Aldus Corporation, почти детектив

Неизвестный (документ недоступен) зарегистрировал 24 сентября в Шотландии компанию с регистрационным идентификатором SC101089. Этот же идентификатор (а по законам Соединенного Королевства, регистрационный идентификатор не может быть присвоен повторно) принадлежит существующей в наши дни компании Adobe Systems Europe Ltd, которая уплатила положенный взнос за сохранение этого идентификатора до конца 2018 года, и, если мы все не превратимся в ядерный пепел, нет никаких причин считать этот взнос последним.

Первая компания с идентификатором SC101089 называлась JACLARCH Ltd. В Шотландии одна из самых распространенных фамилий LARCH, можно предположить, что партнера Aldus Corporation звали Jac Larch. Если вы не в курсе, в Шотландии, помимо местного диалекта английского (который иногда называют шотландским языком), есть еще один язык, гаэльский, кельтский язык, родственный ирландскому, в котором английские имена приобретают фантастическое начертание. Про языки я могу рассуждать очень долго, но не буду.

5 ноября 1986 года идентификатор SC101089 сменил владельца. Наверное, это и была та самая Aldus Scotland Ltd. Только официальное название новой компании было Aldus (UK).

Через несколько месяцев идентификатор снова сменил владельца. Им стала компания Aldus Europe. Если вас интересует нынешний владелец идентификатора, прочитайте этот раздел с самого начала.

Продолжение следует.