Почему ФБР врёт о количестве взломанных iPhone

Директор ФБР Кристофер Врей, отчитываясь о проделанной работе перед Конгрессом, заявил, что за последние семь месяцев специалистам ведомства не удалось разблокировать в интересах следствия почти 8000 смартфонов, львиную долю которых составляют iPhone. Его слова не имеют ничего общего с реальностью, ведь истинное количество устройств, оставшихся не взломанными, не превышает 2000, выяснил The Washington Post.

Причина, по которой глава ФБР огласил заведомо ложные данные, проста, объясняют журналисты. Таким образом чиновник хотел подкрепить свои доводы о необходимости формирования законодательной базы, регламентирующей правила разблокировки устройств и дающей федеральному правительству право обязывать компании создавать специальное ПО для дешифровки конфиденциальных данных в интересах следствия.

На запрос журналистов о причинах резкого увеличения количества неразблокированных устройств в ФБР ответили достаточно просто. По словам представителей ведомства, просчет был вызван использованием трех разных баз данных, которые считали одни и те же смартфоны несколько раз. Несмотря на это, говорят в пресс-службе ведомства, ФБР по-прежнему придерживается мнения о том, что шифрование данных наносит огромный ущерб следствию, препятствуя своевременному раскрытию дел.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Apple готовится к испытаниям беспилотников

Компания Apple обратилась к властям США за разрешением на тестирование беспилотных летательных аппаратов. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. Соответствующее дозволение существенно расширит полномочия компании при взаимодействии с дронами вне зависимости от планов по их применению.

Участие в программе предусматривает право зарегистрированного лица производить запуск беспилотных летательных аппаратов в ночное время, над людьми, а также за пределами зоны действия устройств слежения за перемещениями дронов. Правительство Соединенных Штатов идет навстречу компаниям, заинтересованным в тестировании дронов, рассчитывая, что в будущем эти испытания положительно отразятся на их развитии.

Разрешение на тестирование дронов совершенно не означает, что в Купертино работают над собственным беспилотником. Гораздо вероятнее, что Apple планирует организовать доставку фирменной продукции до покупателей по воздуху. Такой способ доставки позволит сократить временной промежуток между оплатой заказа и его получением, а также избавит компанию от необходимости оплачивать работу курьерских служб.

В процессе подготовки публикации выяснилось, что при помощи дронов Apple рассчитывает повысить точность фирменного картографического сервиса. Эту информацию подтвердили в пресс-службе компании.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Apple готовится к испытаниям беспилотников

Компания Apple обратилась к властям США за разрешением на тестирование беспилотных летательных аппаратов. Об этом сообщает Reuters со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. Соответствующее дозволение существенно расширит полномочия компании при взаимодействии с дронами вне зависимости от планов по их применению.

Участие в программе предусматривает право зарегистрированного лица производить запуск беспилотных летательных аппаратов в ночное время, над людьми, а также за пределами зоны действия устройств слежения за перемещениями дронов. Правительство Соединенных Штатов идет навстречу компаниям, заинтересованным в тестировании дронов, рассчитывая, что в будущем эти испытания положительно отразятся на их развитии.

Разрешение на тестирование дронов совершенно не означает, что в Купертино работают над собственным беспилотником. Гораздо вероятнее, что Apple планирует организовать доставку фирменной продукции до покупателей по воздуху. Такой способ доставки позволит сократить временной промежуток между оплатой заказа и его получением, а также избавит компанию от необходимости оплачивать работу курьерских служб.

В процессе подготовки публикации выяснилось, что при помощи дронов Apple рассчитывает повысить точность фирменного картографического сервиса. Эту информацию подтвердили в пресс-службе компании.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Про «ту Apple»-8. AppleLink и eWorld. Часть вторая: Apple + Quantum = ?

Тысячи компаний ловили свои моменты удачи, терпели поражения, богатели и разорялись, заключали союзы и расходились, чтобы снова сойтись… Очень похоже на первые годы индустрии персональных компьютеров.

Технологии стремительно развивались, крепли и взрослели, крупные онлайн-сервисы уже охватывали многомиллионные аудитории, цены снижались… Мир без Интернета был бы не совсем таким, как мир с ним, но не хуже и не лучше. Просто немного другим.

Наш биологический вид гениален во многих сферах бытия, но по части делания пакостей себе подобным нам нет равных – были бы и вирусы, и проникновения, и всё-всё-всё…

Космические скорости

Современному человеку почти невозможно “ощутить” тогдашние тарифы онлайн-сервисов. Да, 15 долларов в конце 80-х (речь идет о 1986 г.) – куча денег. Но был еще один нюанс – что такое “час” при тогдашнем уровне техники? Скорости передачи данных впечатляли, в 1992 году у меня был “высокоскоростной” модем, способный передавать и принимать до 14,4 килобита в секунду. Скорость большинства модемов в те времена не превышала 8 кбит/с.

Реальная скорость передачи данных, естественно, была в разы меньше. А связь, как бы это сказать помягче… Соединение постоянно обрывалось, подвисало, замедлялось. И, “как правило”, все обрывалось в самом конце скачивания или передачи, когда счетчик уже накрутил прилично денег. Как говорил один мой приятель, “на выходные я уезжаю туда, где коннект не бывает плохим”. На всякий случай поясню: туда, где его вообще не было.

Про скачивание видео или аудио вообще молчу, это было фантастикой. Получение письма с вложением килобайт на 100 запросто могло растянуться на полчаса, а то и на час. Счет от провайдера онлайн-сервиса (в нашем случае это был Connect) на столе главы компании каждый раз превращался в повод для торжественной порки всех причастных. Излишеств мы себе не позволяли, при общении с родной компанией (из командировок, когда я уезжал в Москву, или наш финн к себе домой) сокращали всё, что можно – был даже список таких сокращений, позиций на сто. Для расстрела за шпионаж – более чем достаточно.

Из Москвы Connect работал, номер для соединения с миром согласовывался с какой-то компанией в здании Центрального Телеграфа, та же компания оказывала техническую поддержку. Названий и имен не помню, но мы не были первыми. В Москве нас, абонентов Connect, было в 1992 году не больше десяти, но эта компания обслуживала десяток или полтора аналогичных сервисов.

Техническая поддержка? А что делать, если ни один из номеров dial-up не отвечает или качество соединения тоскливое до безобразия? Иногда помогало. Диктовали новый.

В других странах узнать номера dial-up и технической поддержки онлайн-сервиса Connect можно было из книжечки карманного формата.

Через десять лет, в 1996-м, Quantum (тогда уже America Online, или AOL) стал первым в мире поставщиком коммуникационных услуг, отменившим почасовые тарифы. Вместо них ввели “плоский тариф” – клиент платил 19,95 доллара и мог коннектиться без перерыва хоть целый месяц. Но вернемся в 1986-й.

Q-Link

У Quantum Computer Services из Вьена (вообще-то Vienna по-английски обозначает Вену, но даже Moscow в США у нас пишется Москоу), штат Виргиния, был сервис с названием, очень похожим на AppleLink – Quantum Link, или Q-Link, для краткости. Сервисы были похожи не только названием.

Онлайн сервис Q-Link был доступен в США и Канаде пользователям Commodore 64 и Commodore 128. Коммодоров в области обитания Q-Link были миллионы, но руководству Quantum Computer Services хотелось большего.

Встречающаяся в Сети информация о том, что Q-Link поддерживал еще и Apple II, причем в 1985-1986 гг. (то есть до Apple IIGS, которых не было в природе до 16 сентября 1986 г.), увы, чья-то “очепятка”. Не было такого.

Q-Link был во многом уникален. Набор предлагаемых абонентам услуг состоял из сервиса электронной почты, чата, сервиса для обмена файлами, службы новостей и мессенджера (OLM, или Online Messages), онлайновых игр (шахматы, шашки, короткие нарды), и новинку для того времени, многопользовательскую ролевую онлайновую игру MMORPG, Habitat, позже переименованную в Club Caribe, игра разработана компанией Lucasfilm Games, отделением LucasFilm.

Если у вас есть джойстик, можете попробовать ее в интернет-реплике Neohabitat, которую воссоздал в Интернете один из тех, кто разрабатывал эту игру в 80-е. Сам я её не пробовал.

Самой же важной особенностью Q-Link было программное обеспечение, установленное на компьютере пользователя, которое брало на себя взаимодействие с сервисом и понимало его намного лучше, чем типичные для того времени “просто терминалы”.

А еще Q-Link предлагала невероятно привлекательный тариф. Месяц стоил 9,95 доллара (абонент на месяц и один бесплатный час), минута стоила 6 центов (3,60 доллара в час), но позже стоимость минуты подняли до 8 центов (4,80). Да, счетчик учитывал время коннекта с точностью до минуты. Причем поминутная оплата бралась только за время, проведенное в “зонах плюс” – правда, в эти зоны входило практически все интересное. Новости, почта, чат, игры.

Они могли себе это позволить: у них был собственный хостинг.

Скорость передачи данных через телефонную линию, с помощью модема, была в 1986 году от 300 до 2400 бит в секунду. В среднем 1200.

Q-Link отличало от AppleLink еще кое-что: Q-Link приносил прибыль.

Тщательно просчитав все “за” и “против”, Quantum Computer Services решила сделать Apple предложение, которое, на мой дилетантский взгляд, надо было принимать сразу же. Ну, потянув пару-другую недель, для солидности…

Quantum был готов делиться с Apple частью оплаты, взимаемой с пользователей – и брать с нее за хостинг по себестоимости.

В Купертино отправился Стив Кейс, вице-президент Quantum по маркетингу. В какой-то степени коллега Джона Скалли (Кейс успел поработать на среднем уровне маркетингового менеджмента в региональных офисах Procter&Gamble и Pizza Hut).

Apple + Quantum = AppleLink Personal Edition

Переговоры начались летом 1986.

На дешевый хостинг и процент с пользователей Apple “не купилась”, споря по каждому пункту договора, выдвигая всё новые и новые требования. Скалли, радея за доверенную ему компанию, отстаивал её интересы, вникая в мельчайшие детали. Отстаивал целый год.

Наконец, в 1987 году соглашение было подписано. Quantum должна была построить, запустить и поддерживать хостинг для Mac’ов и Apple IIGS. Apple Computer совместно с Quantum должна была разработать программное обеспечение и продвигать онлайн-услуги на свои платформы. Quantum получила право (которого даже не требовала) на использование логотипа Apple Computer в пользовательской документации, на дискетах, на сетевом оборудовании и на коробках со всем этим.

При этом в пункте о праве на использование логотипа Apple Computer обязывалась не использовать его ни в каких других коммуникационных сервисах, кроме предоставляемого Quantum Computer Services. Наверное, они имели в виду что-то другое, но написанное не могло быть прочитано иначе.

По словам одного из инженеров из команды Quantum, все, что в соглашении было написано про логотип, в их компании даже не читали, поскольку считали это не имеющим никакого отношения к делу. Они ошибались.

Инженеры и дизайнеры Quantum работали урочно и сверхурочно, пытаясь соответствовать жесточайшим требованиям Apple к дизайну. Результаты их труда Apple не удовлетворяли и с возмущением отвергались, всё начиналось заново. Больше всего проблем было с логотипом Apple, как мы понимаем, самым важным элементом сервиса. Не дотягивали на Quantum до стандарта. Логотип был то неправильно напечатан, то неверно размещен, то…

Были и менее важные проблемы (связанные собственно с работой сервиса), но их было не так много. Для Quantum Computer Services работа была знакомая, и с ней они справлялись на отлично.

Запуск совместного сервиса несколько раз откладывался, иногда проект был просто на грани срыва – но летом 1988 года сервис был запущен под названием AppleLink Personal Edition. Внешне – AppleLink, под ним не GEIS, а Quantum. Целый ряд сервисов от Q-Link, ожидалось, что в AppleLink Personal Edition со временем придут все из них – и добавятся свои собственные…

Тарифы пользователям AppleLink понравились: 35 долларов в месяц за подписку (за месяц плюс два бесплатных часа в ночное время или в выходные), в рабочие часы (с 6 утра до 6 вечера в будни) – 15 долларов в час, в нерабочие (с 6 вечера до 6 утра в будни и круглые сутки в выходные) – 6 долларов в час.

Сервис вызывал массовый интерес, пока не выяснилось, что почтовый сервис Personal Edition не способен обмениваться электронной почтой с обычным AppleLink. Разные сети, никак не связанные друг с другом. Договориться GEIS и Quantum не смогли, а Apple и не настаивала.

Сервис просуществовал всего несколько месяцев и в начале осени был закрыт. Стороны разорвали отношения, обвиняя друг друга в понесенном ими материальном ущербе, и тут вдруг выяснилось, что Apple теперь не имеет права использовать собственный логотип на собственной продукции, связанной с онлайн-сервисами не от Quantum.

В июне 1989 года, после нескольких раундов переговоров, Apple Computer вернула себе все права на свой логотип, заплатив за его возвращение 2,5 миллиона долларов. Столько же, сколько Скалли получал в год в качестве компенсации за отстаивание интересов Apple Computer.

Теперь Quantum Computer Services имела полное право использовать все программное обеспечение, разработанное совместно с Apple в рамках утратившего силу соглашения, для чего угодно. По решению суда.

Это программное обеспечение Quantum Computer Services (разработав его версию еще и для Windows) использовала при создании нового сервиса, который назвали America On Line. Сервис был доступен пользователям Mac’ов и Windows.

2 октября 1989 года компания Quantum Computer Services была переименована в America On Line, AOL.

Эксперты предлагают сделать в iOS «окно» для спецслужб

Известный архитектор программного обеспечения Рэй Оззи, долгое время работавший в Microsoft, предложил свою идею обхода блокировки мобильных устройств, защищенных встроенными средствами шифрования. По его мнению, использование этого метода позволит прийти к компромиссу в неутихающем споре между представителями силовых ведомств, которые требуют от производителей устройств предоставить возможность получать доступ к личной информации пользователей, а также теми, кто выступает за право каждого на частную жизнь, гарантированное Конституцией США.

Если кратко, он предлагает создать бэкдор, но не простой бэкдор, а, если можно так выразиться, тергетированный. По его мнению, эта схема сможет предоставить правоохранительным органам доступ к зашифрованной информации без особого повышения риска безопасности для миллионов людей, пользующихся устройствами со встроенной системой шифрования данных. Свою идею он условно назвал «Чистотой» («Clear»).

В рамках реализации этой схемы предполагается, что производитель устройства, скажем, Apple (или любая другая компания, занимающаяся производством устройств, имеющих встроенные средства шифрования), должен создать пару комплементарных ключей. Один из этих ключей, условно называющийся «публичным», будет храниться на каждом «айфоне» и «айпаде». Другой же ключ, «приватный», должен храниться в Apple и находиться под такой же сложной защитой системы безопасности, которую компания использует для защиты ключей для верификации обновлений своей операционной системы. Как правило, эти меры, отметил Оззи, подразумевают использование аппаратного модуля безопасности (hardware security module, HSM) — физического вычислительного устройства, которое позволяет формировать, хранить и управлять цифровыми ключами. Его компания должна хранить в специальном хранилище, закрытом «за семью печатями» с многоуровневой системой верификации посредством биометрических технологий и smart-карт.

Эта пара ключей будет использоваться для расшифровки секретного PIN-кода (не путать с PIN-кодом сим-карты), автоматически генерируемого каждым устройством. На каждом аппарате будет храниться свой уникальный секретный PIN-код, защищенный «приватным» ключом производителя устройства. При его наличии никто, кроме самого производителя устройства, обладающего «приватным» ключом, не сможет его подобрать.

Теперь представим ситуацию, когда органу правопорядка потребовалось получить доступ к тому или иному «айфону». Сперва этому ведомству придется получить физический доступ к устройству, а также разрешение суда на разблокировку аппарата, поскольку система, предложенная Оззи, не позволяет использовать технологии удаленного доступа к информации. Имея устройство на руках, силовики смогут получить через «локскрин» зашифрованный PIN-код и отправить его в Apple. Компания в свою очередь пошлет своего самого доверенного сотрудника в хранилище, где хранится «приватный» ключ для расшифровки PIN. После этого Apple сможет провести расшифровку ключа и отправить расшифрованный пароль правительственному ведомству, которое теперь сможет разблокировать устройство без «танцев с бубном».

Оззи предусмотрел еще одну особенность метода, которая, по его мнению, сможет убедить скептиков в его эффективности. Расшифрованный PIN-код будет работать только на одном конкретном устройстве. Другими словами, воспользоваться им в качестве мастер-ключа для разблокировки всех устройств, работающих на той или иной операционной системе, не выйдет. Кроме того, Оззи предложил оснащать устройства специальным чипом, который спустя какое-то время после разблокировки будет самоуничтожаться внутри устройства (разумеется, безопасно для человека), «замораживая» тем самым доступ к содержащемуся в нем контенту. Это позволит уберечь данные от дальнейшей манипуляции. Оззи отметил, что система не сможет использоваться в качестве инструмента для постоянного наблюдения, поскольку после использования этого метода взлома устройство больше невозможно будет использовать.

Свою идею Рэй Оззи озвучил еще в январе, за закрытыми дверями аудитории Научного института обработки данных при Колумбийском университете, где собралось всего 15 заранее приглашенных человек, большинство из которых являлись академиками в различных сферах: профессора из юридических школ, представители правительственных организаций, а также специалисты в сфере компьютерных наук, в том числе в криптографии и системах цифровой безопасности. О ней стало известно только сейчас, поскольку организаторы встречи не хотели, чтобы она стала новым триггером споров между общественниками и властями.

Напомним, что важность вопросов, касающихся безопасности частной информации, а также необходимости получения к ней доступа органам правопорядка вышла на новый уровень после конфликта между Apple и ФБР в 2015 году, когда Apple отказалась предоставлять средства дешифровки смартфона iPhone 5c, принадлежавшего террористу, который вместе со своей женой убил 14 человек и ранил 22.

Еще в 1994 году в США был принят Communications Assistance for Law Enforcement Act (CALEA), требующий от операторов связи оказания содействия в разрешенном электронном наблюдении. Все без исключения сервисные компании связи и компании, предоставляющие услуги облачных сервисов, соблюдают этот закон. Как только информация попадает в облако, она становится доступной для спецслужб. Но это не касается случаев, когда она хранится в памяти самого устройства. Несмотря на то, что телефон «убийцы в Сан-Бернардино» за некоторое время до совершения преступления синхронизовался с сервисами Apple, самые последние файлы с его телефона туда не попали: доступ к ним был возможен только при получении доступа к файловой системе iPhone.

Здесь и возникает проблема, с которой столкнулось ФБР. Одним из ключевых новшеств последних версий iOS является возможность удаления всех файлов на диске после 10 неверных попыток ввода кода доступа. Эта, казалось бы, очень простая функция приводит к тому, что к телефону невозможно применить brute force атаку (атаку через прямой перебор всех вариантов пароля). Как следствие, ни сама компания Apple, ни внешние компании — разработчики ПО для проведения расследований, ни сотрудники ФБР не могут получить доступ к содержимому смартфона.

С одной стороны, есть смартфон преступника, из которого ФБР не может извлечь важные данные ввиду технологических ограничений. С другой стороны, есть компания Apple, которая может понести многомиллиардные убытки, если пойдет навстречу ФБР и поможет им преодолеть ограничение собственной системы безопасности. Что делать?

Этот случай из тех, когда универсального решения нет, — безопасность граждан пострадает в любом случае. Предположим, Apple отстоит свою позицию и не будет делать специальную версию операционной системы iOS, не уничтожающую файлы при неудачных попытках взлома, как того требует ФБР. В этом случае не только рядовые граждане будут пользоваться существующей системой безопасности для защиты своих данных, но и преступники будут использовать ее для сокрытия следов.

С другой стороны, если Apple согласится с требованиями ФБР, то спецслужбы смогут применять это ПО для любого мобильного телефона на платформе iOS, не ограничиваясь только лишь телефонами террористов. На чашах весов — приватность граждан и безопасность общества.

Органы правопорядка пытались через суд призвать компанию выполнить требование ФБР и предоставить техническую помощь, однако так ничего и не добились. Закон остался на стороне Apple, за которую публично встали другие гиганты: Google, Facebook, Microsoft, Twitter, Ebay, Linkedin и еще 11 крупных корпораций.

В итоге служителям закона пришлось прибегнуть к услугам хакеров. Те взломали iPhone с помощью специального прибора (характеристики не названы). Услуга обошлась агентству в 900 000 долларов, но ФБР ждало разочарование, поскольку ничего полезного внутри смартфона не оказалось.

Как выяснилось позже, тема споров между Apple и ФБР совершенно точно оказалась далека от завершения. Пока компания держится и не поддается. Подтверждением этому является хотя бы недавняя информация о том, что стражи американского правопорядка массово скупают оборудование для взлома iPhone X.

Что касается идеи предложенной Оззи, то среди собравшихся в аудитории Колумбийского университета были те, кто ее поддержал: не стало удивлением, что этими людьми стали в основном представители органов правопорядка и штата разведки, высоко оценившие не столько работоспособность предложенной схемы, сколько то, что ее вообще предложил человек с таким уровнем опыта и понимания. Нашлись, конечно, и скептики, в основном со стороны специалистов в криптографии, отметившие, что в предложенной схеме имеются бреши. На это Оззи ответил, что в этих проблемах нет ничего критического и идею можно доработать до абсолютной прозрачности.

Затронут, конечно же, был и вопрос о том, как будут работать права доступа на международном уровне. Смогут ли другие страны, в том числе с авторитарной формой правления, предъявлять требования к той же Apple или Google предоставить ключ для разблокировки любого устройства в рамках их собственных юрисдикций? На это Оззи ответил, что вопрос действительно серьезный и является частью дальнейших обсуждений о том, как следует регулировать утечку информации и интеллектуальной собственности за границу. Он также отметил, что у него нет ответов на все вопросы, касающиеся исключительного доступа, и в настоящий момент он работает над подготовкой необходимой правовой и технологической базы.

Apple обвинила операторов в саботировании новых технологий

Минюст США начал расследование возможного сговора AT&T, T-Mobile, Sprint и Verizon, в рамках которого операторы планировали воспрепятствовать распространению так называемых интегрированных SIM-карт (eSIM), узнал The New York Times. Основанием для разбирательства, по данным газеты, стала жалоба компании Apple, которая с прошлого года занимается освоением данной технологии.

В качестве возможных инициаторов сговора The New York Times называет AT&T и Verizon. Предположительно, именно они оказывали давление на остальных игроков рынка и ассоциацию GSMA с целью установки новых стандартов связи, позволяющих заблокировать в своей сети устройства с поддержкой eSIM. Конечной целью операторов было недопущение снижения интереса к традиционным SIM-картам.

Благодаря тому, что eSIM хранит международный идентификатор мобильного абонента (IMSI), она позволяет владельцам совместимых устройств на лету менять оператора без необходимости посещать салон сотовой связи. Интегрированная SIM-карта, в отличие от традиционной, является несъемной и, обладая микроскопическими размерами, освобождает место для более важных компонентов.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

6-значные пароли уже не так надежны, как прежде

11 часов — именно столько в среднем требуется программно-аппаратному комплексу GrayKey для подбора пароля, состоящего из шести символов, узнал Motherboard. По данным издания, хакерам удалось обойти системное ограничение, отключающее устройство при вводе неправильного пароля, обеспечив инструменту возможность бесперебойного подбора комбинаций.

«Пользователям следует использовать сложные коды доступа длиной не менее семи символов, сочетающие в себе прописные и строчные буквы, а также цифры, — говорит Райан Дафф, директор компании Cyber Solutions. — Рекомендуется добавлять [в пароль] иные символы вроде знаков препинания, ведь чем длиннее и сложнее ваш пароль, тем труднее его взломать».

По информации, полученной Motherboard, GrayKey подбирает четырехсимвольные пароли в среднем всего за 6,5 минут, восьмисимвольные — за 46 дней, тогда как для взлома десятисимвольных паролей программно-аппаратному комплексу могут потребоваться десятилетия. Безусловно, речь идет о более сложных комбинациях, чем «1234567890» или «qwerty12345».

Инструмент GrayKey является разработкой частной криминалистической лаборатории GrayShift. Ее сотрудники занимаются тем, что в интересах правоохранительных органов взламывают iPhone преступников и подозреваемых в совершении уголовно наказуемых деяний. С недавних пор у силовиков появилась возможность просто купить комплекс себе.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Американская полиция массово скупает оборудование для взлома iPhone

Программно-аппаратный комплекс GrayKey, служащий для принудительной разблокировки iPhone, получил широкое распространение сразу в нескольких городах США. Об этом сообщается в расследовании издания Motherboard.

Журналисты обнаружили, что полицейские отделения сразу нескольких регионов решили приобрести устройство GrayKey, чтобы использовать его для взлома iPhone. Зачастую смартфоны подозреваемых в преступлениях защищены паролем, и данное устройство помогает получить доступ ко всем необходимым правоохранительным органам данным.

По данным издания, в основном силовики приобретают ограниченную лицензию, которая позволяет взломать не больше 300 смартфонов и стоит 15 000 долларов. Напомним, GrayKey способен разблокировать даже iPhone X под управлением самой актуальной версии iOS. Прибор использует уязвимости iOS и отключает запрет на повторный ввод пароля. Это позволяет ему использовать неограниченное количество попыток.

Apple призвали признать право потребителей ремонтировать iPhone где угодно

Использование производителями так называемых «пломб» для индикации ремонтных работ, выполненных вне авторизованных сервисных центров, и последующее прекращение гарантии из-за использования неофициальных запчастей противозаконно. Об этом Федеральная торговая комиссия США предупредила местные IT-компании.

В ведомстве заявили, что обеспокоены растущим количеством жалоб со стороны потребителей, которым компании отказали в гарантийном ремонте из-за того, что они обращались в неавторизованные мастерские. Получившая широкое распространение, данная практика противоречит Закону США «О гарантиях по потребительским товарам».

«Положения, которые связывают исполнение производителем своих обязательств по гарантийному ремонту фирменной продукции с обязанностью потребителя обращаться только в официальные мастерские, наносят ущерб как самим потребителям, так и малым предприятиям, препятствуя развитию конкуренции», — гласит сайт ведомства.

Apple Inc. является одной из тех компаний, которые не приемлют обслуживание фирменной продукции в неавторизованных сервисных центрах с использованием неофициальных комплектующих. Нередко попытки владельцев iPhone сэкономить на ремонте обращаются для них выводом из строя некоторых функций смартфона.

Обсудить новую инициативу Федеральной торговой комиссии можно в нашем Telegram-чате.

Тим Кук рассказал о роли США в производстве iPhone

Утверждение, что iPhone производится в Китае, а США не имеют к этому никакого отношения, в корне неверно, заявил Тим Кук в интервью телеканалу MSNBC. Регион сборки конечного продукта, отмеченный на задней панели устройства, — это лишь вершина айсберга, за которой скрываются десятки стартапов и корпораций.

Ключевые компоненты iPhone всегда выпускались на территории Соединенных Штатов, подчеркнул Кук. Потребители ошибаются, когда принимают регион, где разрозненные детали собирают воедино, за место их производства. То, что в этом процессе задействуются специалисты из разных стран, — абсолютно естественное для эпохи глобализации явление.

Так, стекла, защищающие дисплеи наших iPhone от повреждений, производятся на заводе компании Corning в Кентукки, а лазерные излучатели, лежащие в основе Face ID, — в Техасе. Кроме того, многие чипы, о которых рядовые пользователи даже не слышали, также выпускаются в Штатах. К таковым, например, относятся модемы.

Китайские заводы Foxconn и Pegatron, с которыми Apple сотрудничает уже много лет, не работают над дизайном iPhone или его операционной системой. Они фактически готовят товар к продаже. Безусловно, их роль в этом процессе сложно переоценить, но при этом не следует недооценивать и других участников производственной цепи, подвел итог СЕО.

Обсудить утверждение Тима Кука об американском происхождении iPhone можно в нашем Telegram-чате.