Про «ту Apple»-8. AppleLink и eWorld. Часть первая: AppleLink

Предыстория Интернета расписана чуть ли не по минутам, начиная с проектов начала 50-х годов, но вплоть до середины 90-х он оставался одним из многих коммуникационных сервисов, потом, как если бы кто-то перевел какой-то тумблер в положение “Вкл”, он вырвался на простор и снес с рынка, подобно цунами, все коммуникационные сервисы, которые были до него.

Я знаю, кто, когда и какой тумблер перевел в положение “Вкл”, но к теме статьи, которая перед вами, это не относится. Спустили его с цепи, и ладно. Сервисы помельче накрыло с головой, и о них уже мало кто помнит, сервисы покрупнее выкрутились и, поймав ветер на новых для них и для мира волнах, успешно пережили катаклизм.

Некоторые компании, построившие свои замечательные изделия под доинтернетовские сервисы, очень серьезно пострадали – но не из-за неумения видеть будущее, а именно из-за внезапности вытеснения Интернетом всех его конкурентов. Это относится не только к General Magic, которую я имел в виду в предыдущих строках, просто с “самой великой из мертвых компаний” (по версии Forbes) я лучше знаком, они в самом деле могли улучшить мир.

Интернет не был предопределенным магистральным путем развития коммуникаций, у него были альтернативы, о которых мы не знаем только из-за того, что их уже очень давно нет.

При всем при этом, если бы Интернет не обладал поразительными талантами и не был столь привлекателен, никакое щелканье тумблером не превратило бы его в наше всё.

AppleLink, молодые годы

Слово AppleLink подобно слову WorldWideWeb. Оно тоже обозначает две сущности:

  • онлайновый сервис, основанный на информационном сервисе GEIS, где первые буквы обозначают ту самую General Electric, это было вместо Интернета, за использование GEIS Apple Computer платила General Electric по 30 миллионов долларов в год;
  • клиентское программное обеспечение для Mac’ов и Apple IIGS.

Первые сведения об использовании AppleLink датируются 1985 годом. До этого успели договориться с GEIS об организации глобальной сети для Apple и подключить к ней офисы компании по всему миру, а также заключить контракт с Питером Бёрнайтом на написание и техническую поддержку клиента AppleLink.

В 1985 году уже существовали десятки онлайновых сервисов, но AppleLink был среди них одним из первых, не требовавших от пользователя (абонента?) интеллектуальных подвигов по освоению чуждой большинству из человеков предметной области. Для выхода на связь он должен был:

  • подключить компьютер к AppleLink, с помощью кабеля, входящего в комплект;
  • запустить программу AppleLink и впечатать сообщенное ему кодовое слово в ответ на недвусмысленный вопрос программы;
  • осмотреться и приступить.

Как в рекламе самого первого iMac про три простых шага в Интернет (подключение к WWW в конце 90-х было нетривиальной задачей, множество людей и компаний зарабатывали на этом на неплохую жизнь) – подключиться, включить и… а третьего шага просто нет!

Традиции Apple. Что-то компьютер не сможет сделать никогда (напиться, подраться и не выйти на работу, например). Что-то компьютер может и знает бесконечно лучше, чем мы. В сложной настройке самого себя на что-то, что умеет отвечать на его вопросы, он на голову лучше лучших из нас. С потусторонними сервисами он говорит на одном языке. Они одной крови.

Клиентская программа AppleLink расширяла на глобальную сеть метафору рабочего стола, хорошо знакомую каждому пользователю Mac’а и 16-битных продвинутых Apple II (Apple IIGS). Зоны сети и “сайты” были папками и файлами.

В первых версиях AppleLink нового пользователя встречали:

  • набор публичных bulletin boards, что-то вроде современных чатов;
  • сервис e-mail, в первые годы обмен письмами был возможен только между абонентами сети AppleLink.

Реклама (через несколько лет, в первые годы AppleLink людям с улицы был недоступен) называла интерфейс AppleLink простым и интуитивно понятным. Простота и понятность и в самом деле были очень важным козырем сервиса в те годы (правда, очень скоро многие сервисы, подражая Apple, стали делать свои сервисы проще и удобнее, то есть делали мир лучше).

Если вам интересно мое мнение об интуитивных интерфейсах, оно в последнем абзаце.

AppleLink, короткая история

Первыми абонентами AppleLink стали сотрудники Apple Computer. Обжегшись на Apple III, компания теперь исповедовала принцип, позже сформулированный Ги Кавасаки в одном из его трудов: “если вы производите собачий корм, ешьте свой собачий корм сами”. Прежде чем с помпой и фанфарами вываливать что-то на головы наивных и ни в чем перед вами не виноватых пользователей, попробуйте это что-то на себе.

Первыми абонентами стали сотрудники и члены их семей. Забесплатно. Брать деньги за добровольно-принудительное участие в каких угодно, пусть даже в действительно нужных и интересных мероприятиях, – преступление против человечности. Члены семей играли роль подопытных животных, но все обошлось – им даже понравилось.

Затем к AppleLink подключили дилеров компании. Видимо, не всех – в 1991/1992 компания, в которой я работал, стала одним из первых дилеров Apple (еще в СССР), нас ни к какому AppleLink никто не подключил. AppleLink был у Apple IMC (Independent Marketing Company), так Apple называет компании, представляющие ее интересы на второстепенных рынках. На рынках первой величины работают подразделения самой Apple (как сейчас в РФ). С гордостью могу сообщить, что я – свидетель AppleLink.

Правда, все, что мне врезалось в память, – это почти немедленное получение ответов от корреспондентов в Мюнхене (там находилась штаб-квартира Apple Europe до 1998 года) и в Купертино. 10-15 минут, в Москве 1991 года, да еще и с нужными мне программами!

Внешне AppleLink был просто еще одной Mac’овской программой. Пользовался я им раза два или три.

С дилеров, насколько я знаю, какую-то плату за пользование AppleLink брали. И, видимо, немалую.

Затем к числу избранных присоединились разработчики для платформ Apple (Mac’ов и Apple II, если кто-то догадался сам – простите), группы пользователей Apple и некоторые другие небесполезные организации.

Потом любой желающий мог за кровные подключиться к AppleLink. За пользование услуг этой сети брали совсем недорого: всего по 15 долларов за час плюс 35 долларов в месяц за продление подписки. На счет “недорого” я не шучу: другие аналогичные сервисы стоили примерно столько же.

Важно отметить, что кроме пользы от сервиса, Apple Computer ничего не имела. И годовая оплата услуги, и вся оплата Apple или клиентами почасовых тарифов шла в карман GEIS.

E-mail с орбиты

В августе 1991 года, во время 4-й миссии шаттла Atlantis (кодовое обозначение миссии STS-43), на борту был Macintosh Portable, для которого была составлена программы исследований из четырех пунктов. Вторым пунктом программы была отправка по AppleLink электронной почты и нескольких файлов.

Инженеры NASA внесли изменения в модем, встроенный в Macintosh Portable, обеспечив его совместимость с синхронной коммуникационной системой космической связи, и в блок батарей компьютера, поскольку штатная конструкция не соответствовала требованиям к предметам, отправляемым в космос.

В остальном это был самый обычный серийный Portable, в стандартной конфигурации.

Почтовое сообщение и файлы были успешно отправлены, текст почтового сообщения с расшифровкой специальных терминов опубликован в десятках мест в Интернете, здесь он для нас не важен.

Это был первый e-mail с орбиты.

Слухи о том, что это фейк, возникли из-за глупости журналистов. Они сообщили фейковый адрес шаттла, [email protected], на который десятки тысяч людей отправили письма, но ничего не получили в ответ.

Настоящий адрес электронной почты на орбите был (и остается!) засекречен. Неужели его так и не поменяли?

P. S. Об интуитивных интерфейсах

Интерфейсов “интуитивных вообще” к сложным системам не существует, их не может быть в принципе. Вопреки широко распространенному мнению, мы все очень разные. Мы просто мимикрируем под окружающих, стараясь не выделяться слишком сильно, это инстинкт, он достался нам от предков, сотни тысяч (если не миллионы) лет живших стаями.

Мы слишком сложно устроены, чтобы быть одинаковыми.

Так называемые интуитивные интерфейсы основаны на небольших наборах очень простых правил, реализуемых для разных объектов на самых разных уровнях. Нажатие мыши, клик (мне не нравится “щелчок” в этом смысле), двойной клик, и немного “слов” интерфейсного языка, кроме того, – вот и всё главное. Похожий, но немного другой язык используется в тач-интерфейсах.

Дружелюбный интерфейс – пример хорошей инженерной работы, никакой магии.

Продолжение следует.

Про «ту Apple»-6. Newton, часть 4: Время фантазий прошло

К моменту объявления срока выхода Newton (на 2 апреля 1992 года) проект существовал уже три года, в течение которых руководство фантазировало и мечтало, а инженеры искали и находили блестящие решения, соединяя то, что невозможно соединить. Скалли, переводя проект в “боевой режим”, объявил эти три года его “исследовательским этапом”.

То, что было наработано в рамках проекта, превосходило существующее в рождающейся индустрии PDA на много лет. Это был выстрел фантастической силы. Если бы он попал в цель, это могло бы стать поворотным моментом в истории человеческой цивилизации. Но никто не подумал не только “прицелиться”, но даже определить, в чем состоит эта цель.

А Скалли задумался о себе и своей роли в истории.

Джон Скалли решается изменить мир (начиная с себя)

Скалли вдруг задумался о том, чем он занимается на Apple Computer. Действительно, если бы управление повседневной деятельностью компании с оборотом в миллиарды долларов и персоналом в десять тысяч человек не отнимало столько времени и сил, разве проект Newton оказался бы на грани гибели?

Может быть, он просто устал. В 1988 году он назначил COO (Управляющего операциями) Дэла Йакома главой тихоокеанского отделения компании и взял все управление в свои руки. На Дэла жаловались главы отделов и направлений – тот мешал им работать своей въедливостью и дотошностью. Должность такая.

И теперь, совмещая два поста (как Генеральные секретари ЦК КПСС совмещали свой пост с постом Председателя Верховного Совета СССР), он видел, что, несмотря на его немалые усилия, компания все больше выходит из-под контроля и идет вразнос.

А на то, чем должен заниматься глава компании, – на стратегию развития, перспективы и цели компании, на доведение до блеска перспективных проектов – ни времени, ни сил не оставалось. Тот же Newton, ведь можно было уже сделать из него бестселлер…

По всем проектам, имеющим важное значение, все окончательные решения принимает именно глава компании. И будущему абсолютно все равно, что у главы компании не было достаточно времени, чтобы детально разобраться в том, о чем он выносит вердикт.

Поэтому Джон Скалли решил восстановить в компании пост COO и даже расширить его полномочия. Хорошенько подумав, на этот пост он назначил Михаэля Шпиндлера.

А почему бы и нет? Шпиндлер не стремился возглавить компанию, он честно и неплохо исполнял порученное ему, проявил себя как гениальный стратег и даже побывал первым заместителем у Дэла Йакома в бытность того COO. Если бы Шпиндлер хоть в чем-то не отвечал жестким требованиям Дэла, тот ни за что не стал бы молчать.

Несколько моментов мне не совсем понятны: во-первых, примерно так же, как премьер-министр в правительстве РФ или вице-президент США, если глава страны перестает ей управлять, COO автоматически становится исполняющим обязанности главы компании.

И с очень большой вероятностью совет директоров (чтобы не искать нового главу компании с помощью недешевых специальных агентств по подбору высшего персонала) утвердит врио в его должности. Думал ли об этом Скалли?

Прошло нескольких месяцев передачи дел и вхождения Шпиндлера в курс дела, и Джон Скалли отдал новоиспеченному COO штурвал компании. Шпиндлер справлялся неплохо, никто на него не жаловался. На COO! На это Скалли не обратил внимания. Это во-вторых.

Тревожненько?

Теперь Скалли занимался исключительно тремя проектами:

  • Newton;
  • Pink (новая операционная система, судьба которой поразительно похожа на судьбу проекта Newton – отличные замыслы, блестящая работа инженеров, бесконечные фантазии руководства и бесконечные же задержки, в конце-концов все закончилось ничем);
  • Президентская кампания Билла Клинтона.

Заниматься в рабочее время чужой президентской кампанией – это уже, как мне кажется, перебор. Ежегодная компенсация у Джона Скалли как у главы Apple была установлена в 2,5 миллиона долларов, в 1983 году. Тогда это была самая высокая компенсация главе компании в Кремниевой долине.

Конечно, в рамках этой кампании он выступал с речами на всевозможных мероприятиях кандидата в президенты, упоминая при случае про Apple Computer и ее проекты. Многие его речи транслировались на всю Америку, как рекламные ролики “1984” и “Лемминги” в 1985, в самый прайм-тайм, и компании это не стоило ни цента – но тем не менее…

Тем более то, что в начале 1992 года прозвучало на всю Америку, скорее навредило компании. Но об этом позже. Пока у нас конец 1990 и начало 1991 гг. Проект Newton вдруг оказался в самом фокусе внимания компании.

Ларри Теслер возглавляет проект Newton

Ларри Теслер, которого Скалли попросил поискать что-нибудь ценное на руинах проекта Newton, не был в тот момент сотрудником Apple Computer. Он был Apple Mate, это такой забавный почетный титул (дословно “Приятель Apple”), который присваивался людям, оказавшим и оказывающим Apple какие-либо серьезные неоценимые услуги. Вроде бы, кроме почета и уважения, этот титул никаких привилегий не давал.

Но посторонним для Apple он тоже не был. С 1980 по 1985 гг. он уже работал в компании, в должности вице-президента по AppleNet, а затем – вице-президента по ATG (группа продвинутых технологий, исследовательское подразделение компании. Он курировал проект Lisa и приложил руку к созданию Mac’а.

Рассказав Скалли о том, что он нашел у разработчиков Newton, Ларри Теслер попросился на должность руководителя этого проекта. Должность была вакантна. Скалли предложил Теслеру его прежнюю должность – вице-президента по ATG. Проект Newton находился в прямом подчинении главы ATG, и у проекта был приоритетный статус.

Ларри Теслер начал карьеру в Xerox PARC, куда абы кого не брали. Исследовательский центр Xerox был одновременно и местом, где жило будущее, и кузницей кадров для самых разных областей IT, и не только IT, в США и за их пределами.

В 1979 году, во время исторического визита Стива Джобса, Джефа Раскина и нескольких сотрудников Apple Computer в Xerox PARC, Ларри Теслер был одним из “экскурсоводов”.

В Xerox PARC он начал с разработки текстового процессора Gypsy вместе с человеком по имени Тим Мотт. Для начала 70-х это был совершенно необычный текстовый процессор. В те времена программы аналогичного назначения уже существовали, но никто не смог бы использовать ни одну из них без внимательного ознакомления с документацией. Пример такого текстового процессора из нашего недавнего прошлого – Лексикон. Есть примеры и в настоящем – предмет преклонения многих юниксистов Emacs тоже относится к ним.

Если хорошо освоить Лексикон или Emacs (это примерно так же несложно, как научиться читать и писать), они даже удобнее и эффективнее, чем нынешние текстовые процессоры и редакторы.

Текстовый процессор Gypsy был, скорее всего, первым текстовым процессором, который не требовал прочтения учебников и обязательного запоминания комбинаций клавиш. Эти комбинации в Gypsy были, но только дублировали функциональность доступным и интуитивно понятным образом.

В Gypsy, скорее всего, тоже впервые в истории компьютерных программ, был применен Copy/Paste. Ларри Теслер и Тим Мотт считаются изобретателями Copy/Paste.

Это был текстовый процессор из современности, каким-то чудом оказавшийся в середине 70-х годов прошлого века.

А еще он принимал участие в разработке языка Smalltalk, в группе Алана Кэя, того самого еще одного Apple Mate, который для лучшего понимания какой-то его мысли Джоном Скалли «изобрел Knowledge Navigator».

После 5 лет в Apple Ларри отправился в свободный полет.

Вместе с Никлаусом Виртом (автором Pascal, Modula и других языков программирования), разрабатывал объектно-ориентированное расширение языка Pascal, результат назвали ObjectPascal. Кроме того, Ларри был одним из ключевых создателей MacApp, одной из первых в мире классовых библиотек “наоборот”.

Обычные библиотеки включались в какую-то программу для расширения ее функциональности. В состав классовых библиотек “наоборот” входит собранный каркас готовой программы, умеющей запускаться, отображать привычный пользователю интерфейс, меню и окна (в среде, где они есть) и все такое. Программист превращает обобщенное пустое приложение в общественно полезное, если упростить, подставляя собственный код в нужные места каркаса. Помимо этого, в классовых библиотеках “наоборот” есть заготовки для создания различных объектов программы и даже классы, целиком и полностью готовые к работе.

Примерно так в наши дни устроены классовые библиотеки всех операционных систем с графическим пользовательским интерфейсом. MacApp был одной из первых таких библиотек в мире.

ObjectPascal и MacApp стали частью продуктовой линейки Apple Computer. В ObjectPascal ощущается почерк Теслера – наверное, это самый простой объектно-ориентированный язык в мире, все понятно без учебника, сразу, достаточно посмотреть примеры и попробовать. И, несмотря на его простоту, это был серьезный инструмент…

Проект Newton, “Останется только один!”

Новая жизнь началась с неразрешимого конфликта. В третьей части приведено краткое содержание плана Тчао по выводу Newton на рынок. Планировался поэтапный вывод на рынок трех моделей, различавшихся размерами, ценой и набором функций: Newton Senior, Newton Middle (замышлялись целых две модели, чем они отличались одна от другой, неизвестно) и Newton Junior.

Как только был назначен срок выхода Newton, стало ясно, что делать надо только один вариант, и никаких “через год/через два” тоже не надо, успеть бы с одним… Как в саге о бессмертных, “останется только один!”.

От обоих Middle’ов отказались, легко и сразу. А дальше мнения разделились. Инженеры и маркетологи предлагали сосредоточиться на Junior. Ларри Теслер настаивал на Senior, потому что тот мощный, потому что из энного количества Senior’ов можно было бы создавать целые сети взаимно общающихся (инфракрасными сигналами) устройств. Для него самым важным в проекте были используемые в нем технологии.

Маркетологов куда сильнее волновала жизнеспособность продукта на рынке.

В помещениях, освещенных лампами дневного света, прием инфракрасного излучения затрудняется до практически невозможного. То есть для пользования сетями из Newton Senior во всей корпоративной Америке придется тушить свет?

Но никакие доводы не действовали. По положению Ларри был главнее спорщиков, и хотя они были в численном большинстве, его мнение грозило стать законом.

Проект Newton спасло обращение к Скалли (даже если Senior, в конце концов, вывалился бы на рынок, его ждала бы куда более печальная судьба, чем Newton MP из нашей ветки истории).

Однажды Тчао и Скалли куда-то вместе летели на частном LearJet’е Майка Марккулы, и по дороге Тчао, за бокалом элитного вина из Napa Valley, объяснил ситуацию главе компании. Встреча прошла на высоте. Тысяч в десять километров. Помогло.

Ларри был вынужден уступить. Несколько почти живых макетов Newton Senior все еще пылятся где-то в подвалах кампуса Apple, со спящими много лет хоббитами под капотом. А Newton Junior стал с этого момента называться Newton MessagePad.

Остался только один. И началось превращение Junior в MessagePad.

Продолжение следует.

Про «ту Apple»-6. Newton, часть 1: Как все начиналось

Джон Скалли пришел в Apple Computer для того, чтобы изменить мир. Сложилось мнение, что у него была идея, абсолютно сумасшедшая и нереальная. В полном объеме её еще никто не реализовал, но в свете заметно ускорившегося развития систем искусственного интеллекта и машинного обучения она уже не выглядит абсолютной фантастикой. Хотя сам он утверждает, что это была не его идея… И вовсе не навязчивая.

Отличник в джунглях

По словам самого Скалли, ему было не до идей. Будучи по натуре отличником, оказавшись в одном из эпицентров неведомого (рождающейся в муках и боли индустрии персональных компьютеров), он старательно пытался понять, куда его занесло порочное любопытство и что со всем этим делать.

Задавал вопросы окружающим. Главе компании, как правило, отвечают. Ответив, скорее всего, обсуждают с приятелями и коллегами тупого начальника, посмеиваясь. Напрасно: лучше задать глупый вопрос и пережить пять минут стыда, чем остаться в невежестве на всю жизнь. Это не моя мысль, откуда она взялась в моей голове, я уже не помню, но мне она слишком нравится, чтобы не вставить ее в текст.

Однажды (в 1984-м или 1985-м) он пригласил для беседы Алана Кэя, ставшего вскоре, по сути дела, наставником “молодого главы компании”. Возможно, Алан посчитал себя обязанным помочь человеку, попавшему в столь непростую ситуацию.

Алан – один из ключевых разработчиков языка и среды программирования LOGO, автор и один из основных разработчиков языка Smalltalk, создатель биологической метафоры (у него степень по молекулярной биологии) объектно-ориентированного программирования, самой применяемой в наши дни, и много-много чего еще.

Алан Кэй раскрывал суть явлений на примерах: строил с помощью слов и рисуемых тут же картинок воображаемые устройства и изучал их поведение и реакции в динамике. Мне не довелось побывать на тех беседах, но лет 15 назад я писал про Алана Кэя и Xerox PARC серию статей и много чего узнал про его методы.

Скорее всего, одним из воображаемых устройств было и то, что многие потом называли навязчивой идеей Джона Скалли и позднее превратилось в Newton MessagePad. В любом случае это только версия.

Примерно в это же время, в 1984 году, Psion Plc выпустила Psion Organiser, прямого предка Psion Organiser II (1986), устройства, которое впоследствии было признано самым первым в мире PDA (Personal Digital Assistant).

Knowledge Navigator

В 1986 году, облегчив страдания Mac’овских первопроходцев выпуском Macintosh Plus, Скалли заказал профессиональной студии (очень за дорого) два видеоролика с участием профессиональных актеров, в которых главную роль играло воображаемое устройство Knowledge Navigator.

В одном из роликов благообразный профессор готовится к лекции. Делает он это на чем-то напоминающем очень большой iPad (размером с формат A4), только невероятно умном, даже по сегодняшним меркам.

Лекция – это текст. Профессор вводит текст, без какой-либо клавиатуры. Записывает его, как на листе бумаги.

Умный большой iPad разумно и почти моментально реагирует на смысл вводимого текста. Добавляет иллюстрации (из какой-то сети или из собственной памяти), строит схемы и модели. Самостоятельно. Профессор иногда вмешивается, что-то подправляет, но чаще всего царит полное взаимопонимание.

Вопрос, на который точного ответа у меня нет, но есть обоснованное предположение: как именно вводил текст лекции профессор? Пальцем или стилусом? Скорее всего, последнее, в середине восьмидесятых, как мне кажется, в среде благообразных профессоров было не принято писать пальцем на стекле.

В другом ролике Knowledge Navigator заказчик и архитектор обсуждают в режиме реального времени проект дома. Немедленно вносят изменения и тут же со всех сторон разглядывают их, перемещаясь по интерьерам и вокруг экстерьера. И вроде бы Navigator сразу же пересчитывает конструкцию и предупреждает, если какое-то изменение недопустимо. Дом – источник повышенной опасности!

Кстати, помимо степени MBA, у Скалли диплом архитектора.

Это было первым шагом к воплощению идеи в жизнь. После чего он сделал паузу. События начались без его участия.

Начало

Итак, Скалли вроде как страдал от “навязчивой идеи”, но… ничего не делал. Он руководил компанией, вникая даже в мелочи, решая проблемы – что занимало почти 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, и получалось у него очень неплохо. Страдать ему было некогда. Возможно, он тогда не воспринимал эту концепцию сколько-нибудь серьезно.

Все случилось само собой.

Еще в 1984 году, когда Hewlett Packard выпустила HP Portable, один из первых ноутбуков в мире, Джобс переманил в Apple одного из ключевых разработчиков этого проекта, Стива Сакомана, который возглавил проект “яблочного” лэптопа, о котором практически ничего не известно. Почти наверняка это было что-то безумно великое, но вскоре Джобс ушел, и проект был закрыт.

Сакоман считал клавиатуру препятствием в общении между человеком и компьютером. Идеалом, по его мнению, был бы ввод рукописного текста. У него был продуманный до мелочей замысел наладонного компьютера, избавленного от клавиатуры и от многих других “недостатков” тогдашних компьютеров. Он уже нашел инвестора и собирался, закончив порученные ему задачи, начать новое приключение.

Но вмешалась судьба: Сакоман пригласил Гассé возглавить создаваемую компанию. Тот согласился, но потом передумал, пошел к Скалли и обо всем тому рассказал. Вот-де есть у нас такой талантливый парень, который хочет уйти из компании и разработать компьютер, умещающийся на ладони. А что, если…

И попросил разрешения организовать этот проект в Apple.

Скалли разрешил. Направил в группу разработки “компьютера на ладони” Стива Кэпса, одного из разработчиков Macintosh, выделил для нового подразделения пустовавшее в тот момент здание на Budd Street, то самое, где создавался Mac.

Проект назвали Newton. На самом первом (и занудном, на мой взгляд) логотипе Apple, том, что Apple Computer Company использовала в 1976-м, изображены три персонажа: яблоня, яблоко и Ньютон. Яблоко уже при деле, яблоня (apple tree) – немного многословно, а вот старина Айзек… Высокий уровень принятия решений!

Кстати, Стив Сакоман не был программистом, и о сложности реализации самой главной особенности своего проекта за пределами Apple (я имею в виду распознание рукописных текстов) он просто не догадывался. Я считаю, что ему крупно повезло возглавить похожий проект в Apple.

Продолжение следует

Про «ту Apple». 1983—1993 годы, истина где-то рядом. Изгнание Джобса

В октябре 1983 года цена на готовящийся к появлению на свет Macintosh 128K/400 была уже назначена и зафиксирована. На отметке 1995 долларов. Но Скалли принял решение поднять её до 2495.

“Надо же нам откуда-то взять деньги на его рекламу и продвижение”, – ответил Скалли на возражения вскипевшего Джобса. Через несколько дней Стив сдался. То есть показ ролика 1984 в самый дорогой прайм-тайм, когда его посмотрели десятки, если не сотни, миллионов американцев, обошелся покупателям первых Mac’ов в 500 лишних долларов за каждый экземпляр. Хорошо, что они об этом даже не подозревали.

Может быть, за 1995 долларов Mac 128K/400 продавался бы повеселей. Но это далеко не факт. Если бы не исторический показ исторического ролика в прайм-тайм, о нем узнало бы куда меньше потенциальных покупателей. Десятки тысяч вместо десятков миллионов.

Пустышки не становятся главами PepsiCo в 38 лет.

Версии и реальность

Существует версия, что Джон Скалли (эпитеты опущены), завидуя Джобсу, не понимая в технологиях, из вредности и других нехороших личных качеств, взял и уволил бедного Стива Джобса…

На самом деле… Скалли не завидовал Джобсу, в 1984-м и 1985-м они жестоко конфликтовали, но, как показало будущее, они оба были правы и неправы. И если взглянуть на события тех дней непредвзято, скорее именно Джобс был неправ больше, чем его оппонент. А Скалли в то время действительно не понимал, что такое “видение”. Где и когда он мог приобрести это понимание? Скалли игнорировал этот фактор, в этом была его ошибка.

Скалли не увольнял Джобса. Он отстранил Джобса от управления Macintosh Division, и причины для такого шага были. Остальное сделал сам Джобс. Эскалация конфликта, заговор, попытка переворота, обращение к совету директоров с требованием уволить Скалли. Подробнее об этих событиях — чуть ниже.

И кроме того, Стив Джобс не был бедным. Ему не надо было задумываться о том, где взять деньги на покупку следующего «мерседеса». А кроме того, он владел шестью с половиной миллионами акций Apple Computer, продажа которых вскоре после его ухода из компании превратила его в мультимиллионера.

Угроза для Macintosh

Ситуация в компании в 1985 году была крайне пессимистическая. Продажи Apple II падали, Mac вообще продавался из рук вон плохо. На юную индустрию персональных компьютеров время от времени, как цунами на беззащитные густонаселенные берега, накатывали непонятные кризисы, что-то вроде эпидемий ОРВИ или гриппа, и похоже, это был один из них – но и очевидные ошибки Apple Computer сыграли свою роль.

Привели к осложнениям.

Сотрудники Apple ждали очередных сокращений. Угроза превращения Macintosh в еще один провал буквально висела в воздухе. Стив упорно продвигал к завершению проекты, смысл и полезность которых вызывали сомнение у большинства экспертов.

  • Тот самый Big Mac;
  • портативный Mac, последствие знакомства Джобса с первым коммерческим ноутбуком Osborne 1;
  • концепция Desktop Publishing и реальные проекты по воплощению этой концепции в жизнь – LaserWriter и поддержка усилий компании Aldus, разрабатывавшей для Mac’ов программу PageMaker, для работы над этим направлением было создано специальное подразделение компании (спецподразделение!) Apple Lab;

И еще кое-что, “по мелочи”.

Мы знаем, что все это было очень важно и ценно, но в тот момент действительно нужно было совершить маневр для сохранения компании на плаву.

Противоречия между Джобсом и Скалли продолжали накаляться, пока ситуация не вспыхнула и не заискрила с треском и дымом… Но прежде чем мы поговорим о том, чем и как все закончилось, выясним: в самом ли деле проекту Macintosh угрожала смертельная опасность?

О продажах Mac’ов

Продажи Mac’ов были хуже ожидавшихся, но, несмотря на несовершенство и убийственно слабые технические данные Macintosh 128K/400, сначала всё шло на удивление вполне прилично. Джобс пообещал продажу миллиона Mac’ов в 1984 году? Так ведь ему никто и не поверил, про обещание сообщали как об очередном курьезе эксцентричного Enfant Terrible Кремниевой долины.

Он обещал продажу ста тысяч Macintosh 128K/400 за первые сто дней с начала продаж. К сотому дню было продано 72 тысячи Mac’ов. Это подтвержденные данные, те, кто заявляет о продаже компанией Apple за весь 1984 год всего 80 тысяч Mac’ов, либо не в курсе, либо… врут?

В июне 1984 года было продано 65 тысяч Mac’ов. На Apple Computer обрушивался шквал жалоб и критики. Компьютер был интригующе интересен, но откровенно слаб. В сентябре 1984 Apple Computer, наконец, прервала гордое молчание и ответила. К модельном ряду Mac’ов добавился Macintosh 512K/400. За 3195 долларов.

На продажах Mac’ов это не сказалось. Более того…

В конце октября или в начале ноября случился кризис. Тот самый, похожий на эпидемию. В ноябре было продано всего около 20 тысяч Mac’ов. В декабре – еще меньше.

Мятеж

Вялые продажи продолжились и “по ту сторону рождества”, в новом, 1985 году.

По мнению Скалли, Джобс убивал своё детище и компанию. Скалли отстранил Джобса от руководства “непонятными” проектами и переселил его в “местный аналог Сибири”. Стив сходил с ума от вынужденного безделья, несправедливости, тупости и предательства, за милю с небольшим от творящейся истории, и… наконец он решил действовать.

9 или 10 апреля 1985 года Скалли должен был лететь в Китай. На этот день Стив наметил переворот. Он переговорил с людьми, разделявшими его взгляды, с каждым отдельно. Кто-то выдал план “апрельского восстания” Джону Скалли. Считается, что Джобса выдал Жан Луи Гассé. Может быть…

Скалли тайком отменил поездку в Китай и заявился в офис в самый неподходящий для инсургентов момент. Все закончилось, не начавшись.

Скалли не увольнял Джобса. Никто из поддержавших Стива сотрудников не был уволен. Это именно разъяренный и не контролирующий себя Джобс обратился к совету директоров с требованием уволить Скалли. Он был искренне уверен, что совет директоров поддержит именно его.

Джобс не смог убедить совет директоров в своей правоте, но доходчиво и убедительно доказал, что работать вместе с Джоном Скалли он не будет.

Совет директоров уволил Стива Джобса. Не буду спрашивать, как поступили бы вы. У нас есть преимущество перед людьми того времени, мы точно знаем, что Джобс был гением. В те дни об этом только догадывались, и этих догадливых можно было пересчитать по пальцам обеих рук.

Совет директоров уволил Джобса, потому что он просто не мог поступить иначе. НО представим себе, что случилось чудо. Стив взял бы себя в руки и исказил бы сознание аудитории “полем искажения реальности”, и вместо Джона Скалли в компании остался бы Стив Джобс.

Если бы Джобс в 1985-м победил

Едва ли компанию ждало бы светлое будущее. Джобс и сам сознавал, что управлять большой многомиллионной компанией он пока не способен. В любом случае пришлось бы искать нового претендента на пост главы Apple Computer, тратить на это время и деньги компании, в то время как конкуренты выживали бы компанию с рынка.

Более того, практически любой другой руководитель высшего звена, особенно с опытом управления крупными компаниями, являющийся, кроме того, еще и профессионалом в области раскрутки и продвижения брендов, в конечном итоге повел бы себя так же, как Скалли. Или еще хуже.

Боюсь, если бы Джобс возглавил компанию в 1985-м, Apple Computer вполне могла не дожить до 90-х. Чтобы стать тем, кем Стив стал в 1997-м, ему надо было пережить и увольнение, и потрясающую эпопею с NeXT, и просто повзрослеть.

Идеальным исходом был бы компромисс между Джобсом и Скалли, который был совершенно невозможен.

Продолжение (про Newton и общение с Apple) следует.

Про «ту Apple». 1983—1993 годы, истина где-то рядом…

Джон Скалли возглавлял Apple четвертую часть её истории. В эпоху его правления компания совершила множество ошибок и глупостей, но были и удачи, и триумфы, эти годы вообще были одними из лучших в яблочной истории.

Если бы в начале 1983 года Джону Скалли, главе PepsiCo, серьезному и очень успешному человеку, кто-нибудь рассказал о его ближайшем будущем, он вызвал бы охрану и попросил бы секретаршу позвонить в скорую психиатрическую помощь. Через несколько месяцев, в один из дней апреля 1983 года, почти в точности 35 лет тому назад, он впервые пришел в штаб-квартиру Apple Computer как хозяин. И был шокирован…

Чем Скалли навредил Apple Computer

В 1983 году Apple Computer «заработала» 983 миллиона долларов. Для седьмого года жизни очень неплохо, и как-то даже тревожно… После вычета из этого «почти миллиарда» издержек и затрат чистая прибыль составила 77 миллионов долларов 1983 года. На фоне жесточайшего кризиса в компьютерной отрасли, когда большинство ее лидеров несли катастрофические убытки, закрывались и банкротились, те, кому повезло больше всех, выживали, мучительно удерживаясь на плаву, закрывая проекты и сокращая персонал.

Хорошо было только виновникам этого цунами, IBM и Microsoift, а также… Apple. Может, были еще какие-то бенефициары апокалипсиса, но мы говорим об игроках “высшей лиги”, а таких компаний было только три.

С 1983 по 1993 компания зарабатывала все больше и больше, она стала машинкой для зарабатывания денег, в 1993-м продажи принесли в компанию почти 8 миллиардов.

Вплоть до 1993-го росла и чистая прибыль. Это что остается на счетах компании после оплаты ею всего, что она должна или считает себя обязанной оплатить. С 77 миллионов долларов в 1983-м в 1992 чистая прибыль достигла 530 миллионов.

На Apple Computer в начале 90-х деньги уходили, например, на перелеты менеджеров среднего уровня высшим бизнес-классом, в том числе из Купертино в Вегас и обратно (по-моему, это часов 10-15 на машине), на постой этих менеджеров в апартаментах самых дорогих отелей и оплату опустошаемых там мини-баров. На «печеньки» сотрудникам. На десятки проектов, открывавшихся исключительно для того, чтобы кто-то мог показать свое активное участие в деле и выбить лишнее финансирование…

В общем, придя в 1983-м в хаос и бардак, Скалли оставил после себя в 1993-м тоже бардак, но другой и меньшего масштаба. Но, видимо, такова жизнь.

В 1993-м, несмотря на продолжающийся рост годовой выручки, чистая прибыль упала до 87 миллионов. С 530 миллионов в 1992-м. Виноват в этом был не только Скалли, но он признал свои ошибки, взял всю вину на себя и ушел в отставку. Он был уверен, что Майк Спиндлер справится лучше… Спиндлер – единственная ошибка Скалли, которую я не могу ему простить.

У отставки Скалли была еще одна причина: он упорно сопротивлялся давлению Motorola и IBM, требовавших, чтобы Apple открыла архитектуру и лицензировала операционную систему для тиражирования (то есть разрешить выпуск клонов). В 1986—88 гг. этот шаг вполне мог принести успех, но не в 1993-м, было совсем другое время.

За десять лет правления Скалли реорганизовал Apple Computer, превратив ее в мощную жизнеспособную компанию, увеличил ежегодную прибыль с 983 миллионов долларов до 7 миллиардов 977 миллионов, именно он придумал и запустил проект Newton (всего лишь, по обычной для Apple оплошности, опередивший свое время), подключил Apple к разработке PowerPC и CHRP (Common Hardware Reference Platform, почти удавшаяся попытка создать общую для разных компьютерных платформ процессорно-вычислительную архитектуру), участвовал в создании консорциума Apple+IBM+Motorola. Это далеко не всё, но вы уже поняли: Скалли не был «пустышкой».

Не был он и идеалом повелителя Apple, но идеальным бывает только то, чего нет.

1983: Apple Computer исполняется семь лет, ей пора в школу…

Apple шел седьмой год, в ее «голове» порхали бабочки и цвели незабудки, в общем, играло детство. Успех был заслуженным, заработанным потом и кровью, но с милой мне анархией и кухонной атмосферой нужно было, мягко говоря, что-то делать. Иначе катастрофа была неминуема. Apple Computer выросла, и пришло время ей повзрослеть.

Нужен был кто-то имеющий опыт успешного управления очень большой компанией (и счет побед и достижений на этом поприще, достойный доверия и внушающий уважение). Кроме того, компании требовался профессионал в области маркетинга и раскрутки товаров. Для максимальной эффективности обе эти ипостаси хотели объединить в одном человеке.

Едва ли не каждый год талантливые и одержимые самыми фантастическими и безумно великими замыслами представителей нашего с вами биологического вида придумывают и воплощают в металл или в работающий код сотни невероятных идей… Но лишь сотой доле процента из них удается заинтересовать пресыщенное и ленивое человечество. А из тех, кому это удалось, лишь у единиц получается удержать на себе фокус ускользающего внимания и превратить мимолетный успех в триумф и в большие деньги (что тоже далеко не последнее дело).

На Apple Computer в 1983 году царили хаос и бардак, шокировавшие Скалли, хотя и Джобс, и Майк Марккула (председатель совета директоров Apple Computer с 1977 по 1997 гг.), в общих чертах уже ознакомили его с ситуацией. Команда разработчиков Apple II (а ведь вплоть до конца 80-х именно Apple II приносили компании львиную долю прибыли) считала себя незаслуженно забытой и униженной, поскольку все деньги шли на 32-битные Mac’и и Lis’ы. Это был маленький пылающий Ольстер.

Планы составлялись, принимались и… немедленно забывались. Подсчитать, какие суммы из зарабатываемых компанией денег впустую сгорают в этом хаосе, было невозможно.

Скалли навел порядок. Отныне каждый отдел знал, чем он должен заниматься и за что он отвечает. Неформальные и не всегда эффективные на практике параллельные связи были разрушены (в чем Скалли, на мой взгляд, перегнул палку), зато введены в дело четкие и внятные правила и процедуры принятия, утверждения и контроля решений.

Бюрократия – лекарство. Как и вино. “Немного пьём – лекарство в нем. А много пьём – отрава” (Абу ибн Сина, в Европе известный как Авиценна, вообще-то «таджик»).

Наведение порядка не бывает бескровным. Десятки жестоко обиженных в лучших своих чувствах уходили из компании, а их эмоциональные и часто очень классно написанные (в Apple во все времена трудно было встретить неталантливого человека), описания ужасной и неблагодарной Apple с удовольствием распространяли СМИ.

Порядок был наведен, расходы взяты под контроль, объемы продаж и чистая прибыль росли, и захотелось Скалли чего-то такого эдакого… Он же соблазнился перспективой изменить мир! Помните, что ему сказал Джобс в Нью Йорке, видимо, в январе 1983-го?

“Вы хотите провести остаток своей жизни, продавая сладкую газировку, или хотите изменить мир?”

И у него была отличная идея!

Продолжение следует (как увольняли Джобса, проект Ньютон (Нью Васюки Джона Скалли или нечто безумно великое?), чем Apple на пике успеха невыгодно отличается от Apple в беде… Читайте!)

Про «ту Apple». 1987 год, торжество Джона Скалли

Джобс обещал продать миллион Mac’ов за первый год их продаж. Речь шла о компьютере со 128 Кб оперативной памяти и дисководом для 400-Кб дискет ценой в 2495 долларов 1984 года. Миллионный Mac был продан в 1987. Кстати, как вы думаете, сколько может быть (в штуках) миллионных Mac’ов?

Сначала заглянем в 1984-й, воспетый Олдосом Хаксли, а теперь еще и мною.

1984

Это чудо, что Джобс сумел убедить совет директоров компании всё-таки не прекращать проект Macintosh. После провала Apple III, про залипающие дискеты которого не отсмеялся только ленивый. После провала Lisa. Несмотря на хроническое отставание проекта от сроков и эпический перерасход средств. Даже не чудо. Это Джобс. Представляете, чего все это ему стоило?

Он обещал миллион продаж, и мы с вами знаем, что сам он верил в это. Умные знали, что у его затеи нет ни малейшего шанса, а самые умные считали Джобса хвастуном и идиотом.

Самый доступный компьютер с графическим пользовательским интерфейсом был, если откровенно, почти бесполезной игрушкой. Оперативной памяти в 128К не хватало ни на что, общение с самым человечным в мире интерфейсом постоянно прерывалось сеансами воспитания духа: под симфонию механических и электронных звуков “голова робота” выплёвывала содержимое единственного дисковода и просила вставить другую дискету, с номером или названием таким-то.

Если компьютер был удовлетворен вашими действиями, немного пожурчав, он с такой же какофонией выплёвывал только что вставленную в дисковод дискету и либо требовал вставить исходную (не радуйтесь за предков раньше времени!), либо иногда на какое-то время успокаивался. Иногда не успокаивался. В особо тяжелых случаях эти диалоги… растягивались на десятки итераций.

Несовершенство своего детища и ситуацию “что-то пошло не так” Джобс отчетливо видел, но упрямо продолжал концентрировать ресурсы на The Next Big Thing, отбиваясь полумерами. В сентябре 1984 года был выпущен Macintosh 512К/400, раза в два-три снизивший нагрузку на мышцы и нервы пользователя (в случае использования грамотно и вдумчиво написанных программ). Мне не довелось “поиграться” с Macintosh 128К/400, но вот с 512К/400 мне пришлось повозиться.

Или с Macintosh 512Ke (enhanced, то есть “улучшенный”, в котором дисковод был заменен на совместимый с 800-килобайтными дискетами, 512Ke вышел в апреле 1985-го, за месяц до изгнания Джобса. Так появилась одна из фирменных черт Apple “too little, too late”, многократно примененная в последующие годы, она тоже от Джобса, переводится как “извините и отстаньте, мы работаем над чем-то безумно великим!”).

Разница между 512K и 512Ke на практике была почти никакой: подавляющее большинство программ распространялись на односторонних дискетах ёмкостью 400 Кб, для охвата максимально возможной аудитории.

Macintosh не выполнил обещание Джобса. В 1984 году продажи обеих его моделей достигли всего (!) 500 000 штук.

Для сравнения: всех вариантов Lisa за период с января 1983-го по август 1986-го было произведено около 100 000 экземпляров, 2700 из них уничтожили в 1986-м и “похоронили” на свалке (охраняемом полигоне) в Логане, Юта. Для получения налоговых вычетов за неиспользуемое имущество.

Но в 1985 году продажи Mac’ов резко сократились. А потом и число джобсов на единицу яблок…

1987

О продаже миллионного Mac’а Apple Computer сообщила 17 марта 1987 года, открывая “Apple Event”, презентацию новых моделей Mac’ов и себя любимой. Тогда это называлось конференциями.

Обалдевшей публике были предъявлены ШЕСТЬ новеньких Macintosh Plus, объявленных “миллионным Mac’ом”. Эти Mac’и вручили людям, сыгравшим важную роль в появлении компьютера на свет. Среди награжденных не было ни Джобса, ни кого-либо из команды разработчиков Macintosh. Единственным действительно причастным к созданию Mac’а среди награжденных был Джеф Раскин (крестный отец платформы и непримиримый оппонент Джобса в спорах, в которых изредка рождается что-то, кроме головной боли).

Покончив с торжественной частью и еще раз похвалившись десятилетием компании (отмечавшимся 3 января 1987 года), руководители Apple приступили к презентации новинок.

Новинки заслуживают уважения и подробного рассмотрения, о них я расскажу чуть позже. Пока выясним один интересный момент.

У Apple Computer две ипостаси: это одновременно и бунтарь, разрывающий цепи земного тяготения и сметающий барьеры, и респектабельная примерная компания, делающая свой бизнес и зарабатывающая деньги. Почти шизофрения, да?

Так вот, у Apple два дня рождения. И нет никаких причин не отмечать оба из них. Но между этими двумя днями рождения есть тонкая и существенная разница (кроме дат, конечно). Нюансик.

1 апреля 1976 года, в Лос Альтос, Калифорния, Стив Джобс, Стив Возняк и Рональд Вэйн основали Apple Computer Company. Никак и нигде официально её не регистрируя. Никоим образом не связывая дату основания с днём дурака, так вышло. В марте Возняк закончил разработку персонального компьютера и предложил её своему начальнику в Hewlett-Packard. Тот сообщил о предложении “по команде”, но оно не заинтересовало ни один из отделов HP.

И как только всё стало предельно ясно, трезво оценив свои силы и готовность к жертвам, два Стива и Рональд основали компанию. Не откладывая на второе апреля, как поступил бы я.

Это “бунтарский” день рождения Apple. Неформальный. До этого дня никакой Apple не было.

К началу 1977 года Apple Computer Company уже приносила ощутимый (пусть и небольшой) доход, у компании появился инвестор (Майк Марккула), планы у нее были наполеоновские (джобсовские)… 3 января 1977 года компания была официально зарегистрирована как Apple Computer. Рон Вэйн к этому времени уже покинул команду, поэтому учредителями стали оба Стива и Майк.

Это “официальный” день рождения. Формальный. Apple к тому моменту была и жила очень напряженной жизнью, но с точки зрения истеблишмента (и налоговых служб) компания возникла именно тогда.

Macintosh SE

Продолжение классической линейки. SE/40 был моим первым собственным Mac’ом, его я изучил снаружи и изнутри (апгрейдил оперативную память в связи с выходом System 7).

Из полудюжины кодовых наименований модели мне понравились два: PlusPlus и Chablis («Шабли»). Последнее – свидетельство возросшего влияния Жана Луи Гассе (вот кто мог бы быть отличным главой Apple Computer, хотя мог её и угробить…).

Общее со всей классической линейкой: процессор Motorola 68000, 8 МГц. 32-битный, с 16-битной шиной и 24-битной адресацией.

Общее с Macintosh Plus: предустановленный мегабайт оперативной памяти, расширяемый до 4. Адресуемое пространство у 68000 было 16 Мб, но для работы с оперативной памятью можно было использовать только 4 Мб.

Новое:

  • корпус, серебристо-белого цвета (серебристости лично я не заметил, но так он назывался), с двумя щелями для дискет;
  • шина ADB (Apple Desktop Bus), для подключения устройств ввода, до 16 штук. Вплоть до появления USB ничего подобного в компьютерном мире, насколько я знаю, не было. Я мог бы рассказать про нее… ADB дебютировала 17 марта, это историческое событие;
  • полноценный, настоящий SCSI (DB-25), для подключения внешней периферии;
  • порт для расширений PDS. Через три года этот порт перестали (почти) добавлять в конструкцию новых Mac’ов, так как якобы никто его не использовал. Это неправда. С помощью этого порта и сторонней “железки” я подключал цветной монитор к SE, и… наслаждался цветом;
  • SE поставлялись в нескольких конфигурациях: одна без встроенного жесткого диска, с двумя дисководами для 800-Кб дискет, и две со встроенным SCSI-диском на 20 (SE/20) или 40 (SE/40) мегабайт. В SE/20 и SE/40 верхняя щель для дисковода закрывалась пластиковой заглушкой под цвет корпуса.

Практически все это нововведения, за исключением SCSI – разработки еще джобсовской команды, не включенные в выпускаемые Mac’и по причине их “недостаточной крутости”. Все это должно было появиться в BigMac.

И важное дополнение: Macintosh SE/30 вовсе не Macintosh SE c 30-мегабайтным диском, а абсолютно другой компьютер, у которого с Macintosh SE общие только корпус и название.

Macintosh II

Первый в истории модульный «Макинтош». Говорят, что его разрабатывали методом отсечения от BigMac лишнего и недоработанного. Разработчики это отрицают, но при этом соглашаются с тем, что все примерно так и было. Истина одна, но многомерна…

Из полудюжины кодовых наименований модели мне понравились два: Little Big Mac и Cabernet (см. выше).

Так или иначе, но Macintosh II вызывал у пользователей мощный эмоциональный отклик. Некоторым он безумно понравился (наверное, у них все или почти все просто работало, или люди такие светлые и радостные), основной массе “свидетелей Mac II” компьютер столь же активно не нравился. Глюки, косяки, несуразности… Это нормально. Я с ним дела не имел, но наслышан.

Новое в этой машине было всё:

  • модульная конструкция (провоцирующая расширять и расширять конфигурацию);
  • SCSI, ADB, 6 портов NuBus… Последнее – 32-битная параллельная шина, разработанная MIT (Массачусетским институтом технологий), предназначенная для подключения самых разных умных расширений;
  • процессор Motorola 68020 с тактовой частотой 16 МГц и с адресуемым пространством. В исконном виде оперативную память можно было расширять до 20 мегабайт, после установки апгрейда FDHD – до 68 мегабайт;
  • первый Mac с сопроцессором для работы с числами с плавающей запятой (Motorola 68881);
  • поддержка цветности;
  • поддержка очень простого подключения двух мониторов одновременно.

Машинка стоила недёшево, продавалась в нескольких конфигурациях: “пустая” (без всего) – за 3898 тогдашних долларов; с 1 мегабайтом оперативной памяти, с одним дискетным дисководом и встроенным SCSI-диском на 40 мегабайт – за 5498 долларов 1987 года.

При сборке на заказ, за доплату, можно было установить второй дисковод. За свои кровные покупатель мог выбрать один из яблочных мониторов: 12-дюймовый черно-белый с поддержкой градаций серого или 13-дюймовый с поддержкой 16,7 миллиона цветов.

Последний из этих мониторов, 13-дюймовый, был фантастически хорош. По четкости и яркости он превосходил едва ли не все другие мониторы в течение десятилетия, если не больше. Впрочем, под его “яблочной” оболочкой скрывался монитор от SONY. Вроде бы разработанный по спецзаказу.

Бывший гендиректор Apple Computer рассказал об одном из талантов Стива Джобса

Требовательность и природная несдержанность позволили Стиву Джобсу стать не только отличным управленцем, но и искусным охотником за талантливыми личностями, заметил Джон Скалли в интервью Business Insider. По словам бывшего CEO Apple Computer, Стив лучше любого гипнотизера убеждал выдающихся людей присоединиться к его команде, умело отыскивая их слабые места.

«Лучшим рекрутером, которого я когда-либо встречал, был Стив Джобс […], — подчеркнул Скалли. — Он чувствовал, что то, что он делает, обязательно изменит этот мир. Так почему бы не найти [для этой цели] самых лучших?».

Джон Скалли был одним из тех, кого Джобс переманил с уже насиженного места гендиректора Pepsi благодаря своему таланту убеждения. «Вы хотите всю жизнь продавать подслащенную воду или хотите пойти со мной и попытаться изменить мир?» — вопрошал Стив. Точно так же он без доли сомнения продолжал искать самых выдающихся людей в области менеджмента и технологий. «Конечно, это не всегда срабатывало, но он никогда не отступал от идеи нанять лучших из лучших», — заявил Скалли.

Чтобы стать по-настоящему успешным предпринимателем, вы просто обязаны научиться набирать команду профессионалов, чтобы уже вместе с ними сделать нечто хорошее, посоветовал Джон Скалли начинающим бизнесменам. Для Джобса это не было большой проблемой, потому что он был болен Apple. Стив буквально заражал любовью к своему детищу, не оставляя сомнений в искренности движимых им мотивов.

Джон Скалли считает, что его новый стартап станет больше Apple

Джон Скалли не нуждается в представлении для наших читателей. Этот человек сыграл очень важную роль в истории компании Apple. 26-летний Стив Джобс уговорил Скалли оставить пост генерального директора Pepsi для того, чтобы занять должность генерального директора Apple. Позднее у них начались разногласия, после чего Джобс был уволен из компании, для которой начались сложные времена. Сегодня Скалли оптимистично смотрит на свое будущее.

Джон Скалли провел на посту генерального директора Apple 10 лет, но самым запоминающимся моментом в его работе навсегда осталось увольнение Джобса. Сегодня он сожалеет о случившемся, говоря, что недооценивал роль основателя для компании.

Увы, ничем хорошим Apple без Джобса не запомнилась, и Скалли, покинув компанию, стал инвестировать в технологические проекты. Больше ему не доводилось работать в компании, которая могла бы поспорить с сегодняшним величием Apple, однако Скалли верит, что все изменится.

Стартап, над которым Скалли работает сегодня, по его словам, однажды может стать больше, чем Apple, и он будет зарабатывать больше денег. Это казалось бы невозможным, если бы Скалли не оставил технологическую отрасль. Новый проект под названием RXAdvance работает в области здравоохранения.

Идея стартапа должна оптимизировать расходы на здравоохранение, которые являются колоссальными. Скалли считает, что его проект может сэкономить 350 миллиардов долларов, которые тратятся совершенно впустую на ненужные медикаменты и на медикаменты в избыточном количестве. В этой сфере крутится значительно больше денег, чем на рынке технологических продуктов, и если Скалли когда-нибудь побьет Apple, то точно не на ее поле.

Джон Скалли назвал слабую батарею главным недостатком iPhone

Джон Скалли, бывший глава Apple и бизнес-партнер Стива Джобса, в интервью телеканалу CNBC назвал главный недостаток iPhone и рассказал, как его исправить. По словам экс-гендиректора, ценность iPhone может померкнуть на фоне того, что он недостаточно...

Бывший CEO Apple назвал условия выхода американского iPhone

Apple может начать выпуск iPhone в Штатах только в том случае, если добьется изменения позиции действующего главы государства в отношении иммигрантов и ослабления пограничного контроля в том числе, уверен бывший CEO компании Джон Скалли. По его словам, единственной возможностью организовать производство на территории Северной Америки остается привлечение мексиканских партнеров.

«Для того чтобы приступить к производству iPhone в США, Apple должна быть готовой к более эффективному управлению цепочками поставок, — подчеркнул бывший CEO. – Многие компоненты, необходимые для сборки [iPhone] могут производиться в Мексике. Apple остается лишь выяснить, как организовать их транспортировку на территорию своей страны. Это позволит избежать многомиллионных расходов на трансатлантические поставки».

Ранее стало известно, что завод Pegatron, предоставляющий Apple услуги по сборке ее продукции, готов незамедлительно перенести производство в США. Для этого предприятие располагает необходимым количеством мощностей на территории страны и при необходимости готово отказаться от сотрудничества с действующими партнерами в лице корпораций Dell и Hewlett-Packard.

«Почти 70% руководителей [предприятий, развернувшихся на территории] Кремниевой долины, являются выходцами из разных частей света, которые попали сюда благодаря своему выдающемуся таланту, — говорит Скалли. – Сегодня нам нужно увеличение квот на визы H1-B, поскольку иммиграция имеет определяющее значение не только для Кремниевой долины, но и для Соединенных Штатов в целом».

По материалам Fox Business