Бренд Mac’ов, о котором почти забыли

Неудивительно, компьютеры этого модельного ряда выпускались в течение года и двух дней, при этом почти половину этого времени – под чужим именем. За это время название одной из моделей этого модельного ряда стало нарицательным, хотя и оно уже забыто…

Из очевидного, и совершенно нейтрального, на мой взгляд, факта пятилетия бренда Macintosh II, в руководстве Apple сделали вывод о необходимости его заменить, чем-то более интересным и привлекательным. Модификации Macintosh II продавались все хуже, но едва ли из-за их названия.

Видимо, на принятие решения о полной ликвидации Mac II повлиял положительный опыт двух предыдущих лет. Судите сами: в 1990 компания выпустила Macintosh LC, который стал самым дешевым модульным Mac’ом того времени, что отражалось в названии его модели: LC расшифровывалось как «Low Cost», то есть, «недорогой». И, что вы думаете?

Его очень хорошо покупали. Даже несмотря на его врожденные неизлечимые пороки и не слишком хорошие характеристики.

В 1991 году, Mac’и на 68040, впервые за несколько лет, превзошли по производительности компьютеры главных конкурентов. Они тоже «продавались быстрее, чем их успевали производить», по словам очевидца. И звали их не Macintosh II, а Macintosh Quadra. Вот она, истина!

И в руководстве Apple было принято решение о разработке ещё одного вида Mac ‘ов, для заполнения ими пустот между дешёвыми LC и мощными Quadra, и назвать этот модельный ряд решили Centris. И озадачили инженеров воплощением этой гениальной концепции.

А Macintosh II оставить в прошлом, прекратить и закрыть.

Centris, первая модель

Для нового бренда разработали корпус, в котором выделили место для размещения CD-дисковода встраиваемого типа. Такой дисковод уже проходил «полевые» испытания, это был AppleCD 300i. Он был экспериментальным, и похоже, первым встраиваемым CD/ROM драйвом в мире.

Загрузка дисков в этот драйв осуществлялась с помощью специального лотка, который у нас в стране называли «кэдди», или даже «кэддик». В Штатах и в Швеции его звали caddy.

Это пластиковая коробочка, в которую надо было аккуратно уложить оптический диск, закрыть крышку и все это вставить в отверстие дисковода. Кэддик входил в комплект поставки модели с CD/ROM, хранился отдельно, и его теряли и приводили в негодное состояние, он был настоящей проблемой…

Но встроенный CD-ROM-драйв – это было очень здорово.

И корпус получился, и сам компьютер тоже, хотя по производительности он уступал Macintosh Iici, почти на треть. В некоторых сравнительных тестах он уступал даже давно снятому с производства Macintosh IIx. Инженерное дело – искусство компромиссов, и это отставание было их следствием. Требование сделать IIvx дешёвым было выполнено.

Несмотря на принадлежность к бренду Centris, в компьютере использовался старый добрый 68030, но спешка тут ни при чем: так было задумано. Кем и зачем – не знаю.

По соотношению цена/производительность этот компьютер стал лучшим за всю историю платформы Macintosh. В минимальной конфигурации, с пустым местом для CD/ROM, он стоил всего 2949 тогдашних долларов. 19 октября 1992 года компьютер был объявлен, и через пару недель начались его продажи…

Вот только назывался он не Centris XXX, а… Macintosh IIvx.

Как объяснил Джон Скалли, они так спешили выпустить этот компьютер, что он был принят ещё до завершения проверки юридической чистоты торговой марки Centris. А спешили с выпуском, о чем Скалли не стал говорить, из-за того, что за пару месяцев до этого он сам, выступая в Токио с захватывающей речью о перспективах платформы Macintosh, раскрыл слишком много лишних подробностей, и инженерам пришлось работать сутками.

Редкий случай в истории человечества: спешка не сказалась на качестве результата. Это был самый настоящий подвиг, который был вознаграждён крупной денежной премией.

Скалли несколько раз подчеркнул: несмотря на то, что это не Centris, это именно Centris. Но нарицательным название Macintosh IIvx стало не из-за этого.

Вместе с Macintosh IIvx был выпущен в свет ещё один компьютер, его почти близнец, Macintosh IIvi, отличавшийся от него только в два раза меньшей тактовой частотой, названием и отсутствием сопроцессора для работы с числами с плавающей точкой. Место для сопроцессора на материнской плате было пустым, клиент мог купить его сам, вставить в разъём и перезапустить компьютер. И плавать в числах с запятыми в своё удовольствие.

Macintosh IIvi предназначался для продаж за пределами США, главным образом в страны Европы и Тихоокеанского региона, и все его особенности были нужны исключительно для того, чтобы несмотря на ввозные пошлины его цена оставалась в пределах трёх тысяч долларов.

Centris 610 и Centris 650

10 февраля 1993 года, меньше чем через четыре месяца после рождения бренда Centris, Apple объявила Macintosh Centris 610 и Macintosh Centris 650. Первые Centris в мире.

В октябре 1992 Скалли особо подчеркнул что все, кто купит IIvx, обезопасят свои вложения в компьютерную технику на годы вперёд. Он заявил об этом несколько раз. Вроде как подчеркнул.

Если вы не забыли, в минимальной конфигурации Macintosh IIvx стоил 2949 долларов.

Macintosh Centris 610 предлагался в двух конфигурациях, в обеих применялся процессор 68LC040 (это вариант 68040 без сопроцессора для чисел с плавающей запятой), с тактовой частотой 20 МГц. Один PDS-слот, который мог использоваться как слот NuBus, с помощью адаптера PDS-to-NuBus, и тому подобное. Компьютер выпускался в новом, специально разработанном для него корпусе, 4 Мегабайта оперативной памяти были впаяны на материнской плате. Centris был производительнее чем IIvx раза в два, но его конфигурации стоили 1860 и 2560 долларов.

Купившие IIvx за 2949 долларов, например, 9 февраля 1993 года, должны были радоваться больше всех. Сравните с 1860 долларами…

Впрочем, не все столь однозначно: в 610 был всего один слот расширения, Processor Direct Slot. Обидно за вложения, но что делать…

Зато Centris 650 размещался в точно таком же корпусе (в корпусе IIvx, как его теперь называли), предлагался в трёх конфигурациях, в самой младшей из них использовался 68LC040, в остальных – полновесный 68040, все с тактовой частотой 25 МГц, те же PDS и 3 настоящих NuBus-слота… Идентичен во всём, кроме процессора следующего поколения.

Цены: 2700 (на 250 долларов дешевле чем IIvx), 3400 и 3800 долларов.

Это было издевательством над потребителями, ещё одним беспрецедентным случаем связанным с Centris, и, на всякий случай, среди жаргонизмов в американском варианте английского языка появилось слово «IIvx-ed», обозначавшее подобные явления. Было их не так много, я не помню ни одного.

По мнению людей, работавших в то время на Apple, во всем этом не было злого умысла, те кто принимал решения просто «не додумали». Не ведали, что творили.

Centris 660 AV

29 июля был выпущен ещё один Mac с Centris в названии, последний. Это был Macintosh Centris 660 AV, с 68040 разогнанным до 25 МГц и с «расширенными аудио-визуальными возможностями», для осуществления которых в состав конфигурации входил процессор обработки цифровых сигналов (DSP) от AT&T.

В остальном Centris 660 AV был практически идентичен Centris 610.

Предлагался в двух конфигурациях, за 2500 и 2900 долларов.

Centris заканчивает свой жизненный путь

21 октября 1993, без особой скорби, Apple сообщила о закрытии проекта Centris, о прекращении производства Macintosh IIvx (который продавался до этого момента, за 1700 долларов, или где-то около этой суммы), и о продолжении выпуска Centris 610 и 650 под именами Quadra 610 и Quadra 650.

По иронии судьбы, Centris не только уничтожил Macintosh II, но и умер с ними в один день.

PowerMac в кубе

Подобно гениальным живописцам, каждая из картин которых стоит сегодня целое состояние, этот компьютер «умер» в нищете. В жестоком мире реальных вещей нет места поэзии.

PowerMac G4 Cube был объявлен 19 июля 2000 года, вызвав овации и многочисленные отклики в СМИ. Правда, писали о нем разное. По мнению одних, Apple в очередной раз изменила наше представление о том, как компьютеры должны выглядеть, и какими они должны быть. Другие утверждали, что ни один человек в здравом уме такое не купит.

Это был компьютер в форме куба. Правда, куб со стороной в 18 см «парил» в корпусе из акрилового стекла, высота внешнего корпуса была 25 см, а сторона его квадратного основания была 20 см. По мнению самых умных, этот куб даже не был кубом, везде обман, рептилоиды и РенТВ.

У iCube, как у подводной лодки, было два корпуса. Внутренний, корпус собственно самого компьютера, вынимался из внешнего с помощью несложных манипуляций, открывая доступ к банкам оперативной памяти, жесткому диску и графической карте. При «штатном» вскрытии гарантия не нарушалась, и отвёртка для этого была не нужна.

Кстати, не называйте PowerMac G4 Cube “iCube” общаясь с педантами-специалистами, так его называю я, на свой страх и риск. Может быть, кто-то уже называл его этим именем, оно просто напрашивается, но оно и в самом деле неофициальное. Тем более не называйте его «Куб».

Куб считают провалом Стива Джобса, но это неправда. Маниакальное влечение Стива к компьютерам в форме куба, работающим абсолютно беззвучно, широко известно, и его доля «вины» в этом провале есть. Кроме Стива, в этот провал вложил свою душу ещё один городской сумасшедший, британского происхождения, Сэр Джонатан Айв.

Безответственно уверовав в утверждение «красота спасёт мир», они предприняли попытку заработать на этом законе природы – но, видимо, это утверждение не является истинным.

Цитируя Макаревича, «Замков воздушных не носит Земля…».

Явление iCube народам

19 июля 2000 года, немного волнуясь, Стив показал публике главного героя нашего повествования, сообщив что этот крошечный куб, по официальной классификации, не просто красивая вещичка, но ещё и самый настоящий суперкомпьютер. Факт, кстати.

Он работает абсолютно беззвучно, потому что в нем нет ни одного вентилятора. Система охлаждения работает за счёт естественной конвекции: очень непростая инженерная задача, между прочим.

Придав этому своему детищу форму куба, Стив повторил дизайн другой его неудачи, по имени NeXTcube. Потому что это красивая завершённая форма, такая же как у Аль Ка’аба в Мекке в Саудовской Аравии.

Первый Куб предлагался в двух конфигурациях, «хорошей», с процессором PowerPC 7400 (G4) с тактовой частотой 450 МГц, оперативной памятью 64 Мегабайта и жёстким Ultra ATA диском ёмкостью в 20 Гигабайт, и «лучшей», такой же PowerPC, но с тактовой частотой в 500 МГц, 128 Мегабайта оперативной памяти и Ultra ATA диском в 30 Гигабайт. Впрочем, модель была только одна, остальное можно было подобрать себе по вкусу в онлайновом Apple Store.

Куб, до сих пор, единственный Mac без встроенных динамиков. В его внутреннем корпусе и в самом деле не было места для приличных динамиков, поэтому их сделали внешними, разработав совместно с Harman Kardon, в виде стеклянных шаров с ярко-чёрной начинкой, абсолютно фантастического вида.

Динамики нужно было подключать через USB-усилитель, и усложняли жизнь несчастных, которым захотелось поиграть в iCube’ики, заставляя соединять Куб с его акустической периферией самостоятельно. Периферия включалась в комплект поставки Куба, и как мне рассказывали эксперты, сегодня у коллекционеров усилитель с прозрачными динамиками стоит едва ли не дороже, чем iСube в день его появления на свет.

Монитор надо было приобретать отдельно, Apple рекомендовала свои собственные, либо 15-дюймовый Apple Studio Display, либо «лучший LCD-дисплей в мире», 22-дюймовый Apple Cinema Display. Это 38,1 см и 55,8 см, соответственно. Последний стоил 4 тысячи, впрочем, в те времена все LCD-мониторы с похожими характеристиками стоили примерно столько же, и считались «баловством».

После Apple Cinema Display дисплеи обычных тогда мониторов на электронно-лучевых трубках казались кривоватыми и не до конца сфокусированными, впрочем, это эффект быстро проходил.

Куб отлично работал и с куда более дешевыми сторонними мониторами.

В комплекте с компьютером поставлялась совершенно фантастическая мышь, Apple Pro Mouse, оптическая (без движущихся частей, контактирующих с поверхностью, герметично закрытая от внешнего мира), отслеживавшая изменения в положении 1500 раз в секунду.

Про Куб, как и про NeXTcube, можно было бы рассказывать ещё очень долго, обе машинки уникальны…

Чудо дизайна в жестоком мире

Apple предполагала, что Куб займёт в линейке её продуктов место между PowerMac G4 в корпусе мини-тауер и iMac, но Куб в точно такой же конфигурации стоил дороже, чем его «старший брат», обычный PowerMac G4, на 200 долларов. За Куб с 450 МГц брали 1799 долларов, за Куб с 500 МГц – 2299.

Налог на красоту? Я, например, хоть и люблю красивые вещи, но для работы предпочитаю максимально доступную тактовую частоту процессора (желательно, не одного), больший объём оперативной и «дисковой» памяти, и… Как вскоре выяснилось, я такой не один.

Тем более, в реальности у Куба выявились недостатки. Нет, он не перегревался, работая без малейших проблем месяцами без перезагрузки, не шумел (правда, во время работы DVD или CD-RW привода вибрация передавалась предметам, стоявшим на одном с ним столе), и как к рабочей лошадке к нему не было никаких претензий.

Претензии были у тех, на кого надеялись Джобс и Айв, у эстетов и любителей красоты. Из-за несовершенства производственного процесса, на внешних корпусах Куба быстро возникали царапины. Они портили вид, совершенно не влияя на механическую прочность, но эстеты были обмануты в лучших чувствах.

К тому же, цена. Те, кому требовался мощный Mac, полюбовавшись в онлайн-магазине на Куб, и немного помечтав о нем, переключались на обычный PowerMac G4 и… покупали его.

Борьба с течением и сказка без конца

Скорее всего, цена Куба была несколько завышена. Когда стало ясно, что продажи сильно отстают от ожидавшихся, цены снизили… В декабре 2000 года, на 300 долларов, самый дешевый iCube стал стоить дешевле аналогичного PowerMac G4 на 100 долларов.

Не помогло. Продажи немного выросли, зато выручка от продаж заметно сократилась.

В феврале 2001 модельный ряд был обновлён, процессор PowerPC 7400 был заменён на более экономичный и выделяющий меньше тепла PowerPC 7410, начальных конфигураций в онлайновом Apple Store теперь было три: «хорошая», аналогичная прежней базовой, стоила теперь теперь 1299 долларов, в «лучшей» и «самой лучшей» дисковод DVD был заменён на CD-RW, и увеличен объём оперативной памяти.

Стоили эти три модели 1299, 1599 и 2199 долларов.

Проблема с царапинами была решена.

Продажи выросли, с очень слабых до просто слабых. Возможно, продажи могли бы стать поживее в случае замены процессора на более мощный – но тогда пришлось бы заново пересчитывать систему охлаждения и радикально менять конструкцию, если у такой задачи вообще было решение… Уверенности в успехе этого шага не было.

В июле 2001 года, через 11 месяцев после объявления PowerMac G4 Cube, и через 10 после начала его продаж, Apple, устами Фила Шиллера, приостановила производство и продажи Куба. Кубов всё ещё не было в списке отменённых моделей Mac’ов даже в 2017 году, может быть ещё не все потеряно?

Мы то, что оставим после себя…

Просуществовав меньше года, в течение которых было куплено всего 150 тысяч его экземпляров, PowerMac G4 Cube, тем не менее, успел кое-чего достичь и оставил след.

16 Кубов использовались во время съёмок Startrek Enterprise, для управления макетами мостика Энтерпрайза и его «машинного отделения», все спецэффекты и анимация тоже были созданы на них, в Macromedia Director.

В наши дни они стали гордостью коллекционеров, и важными экспонатами компьютерных музеев во всем мире, и не только компьютерных.

Один из этих компьютеров стал экспонатом Музея современных искусств в Нью-Йорке.

Возвращение снежного барса (Mac OS 10.6)

Этот MacBook Pro в течение нескольких лет где только не побывал вместе со мной. Он падал с трехметровой высоты, в дымное лето 2010 вместе со мной дышал гарью от торфяников, а в июне 2013 года я отправил его в отставку, собираясь подремонтировать и отдать кому-нибудь из подрастающего поколения…

Но пришёл 18-й год, 2018, и случилось несколько «кое-чего». Для написания статей, для уточнения данных, и для всего-всего остался только iPad mini второго поколения. Я много писал про iPhone и iPad, я писал для них программы — но все это происходило на Mac, а вот в iOS, так плотно и безальтернативно, я не попадал ещё никогда.

О впечатлениях от iOS и мобильного варианта Pages, когда закончится период житейских проблем, и эти болезненные воспоминания станут просто воспоминаниями, может быть, я просто напишу.

Старый MacBook Pro, который смотрел на меня с книжной полки почти пять лет, я вчера вернул на свой рабочий стол. Временно. Устанавливать на него El Capitan, и использовать для повседневных нужд, я не собираюсь. Пишу этот текст на iPad mini, это самоистязание — но, когда самый первый «миник» только-только появился на свет, я его сильно хвалил… И, видимо, испортил себе карму.

Кстати, по мере того как я привыкаю к его, так сказать, странностям и неудобствам, я всё больше понимаю две вещи: они (iOS и «миник») действительно очень даже ничего, и надо было брать полноразмерный iPad. Но это нечитаемое сборище очепяток не о них.

Путешествие в прошлое оказалось даже увлекательнее, чем я ожидал.

MacBook Pro (Late 2006)

Я купил эту машинку в 2008, после того как Стив Джобс открыл iPhoneOS для сторонних разработчиков и объявил App Store. По моему, все это было объявлено в марте, чуть ли не восьмого числа. SDK для iPhone OS, естественно, не работал на Mac’ах с PowerPC, а один из моих клиентов (дилер Apple), предложил мне не совсем новый MacBook, со скидкой.

Ноутбуки — это «меньше компьютера за те же деньги», опыт пользования этими игрушками у меня был, и достаточно негативный, но жаба подсказала решение, о котором я ни разу не пожалел. Нас с MacBook’ом ждали большие дела, путешествия и интересные проекты.

Самые первые MacBook Pro были объявлены в январе 2006, это вообще был год великого перехода (с процессоров PowerPC на процессоры от Intel). Компьютеры в то время были самым важным направлением Apple Computer, а переход на Intel был важнейшей операцией на самом важном направлении. Поэтому им было гарантировано постоянное внимание Стива Джобса, а в их доведение до максимально достижимого блеска — несоразмерные с целью усилия инженеров и дизайнеров.

Самые первые машинки «летали», многие из них работоспособны до сих пор, отзывы в обзорах были настолько благоприятными, что закрадывались нехорошие подозрения.

Впрочем, очень быстро в машинах первой серии нашли недоработки, исправили их, и чуть-чуть овкуснили их конфигурации. Мне досталась «старшая» модель, с Core 2 Duo с тактовой частотой в 2,33 ГГц, 2 Гигабайтами оперативной памяти и жёстким диском ёмкостью в 120 Гигабайт.

В то время эта смешная конфигурация все ещё внушала уважение, Xcode в ней порхал как балерина, а про надежность аппарата я уже писал в подзаголовке. 5 лет напряженного труда убили его аккумулятор, стёрли краску на нескольких клавишах клавиатуры, а одна из клавиш («9», она же открывающая скобка) перестала реагировать на нажатие.

Все остальное… работает! В наше время компьютеры с такой тщательностью если и делают, то по специальному заказу и для VIP-клиентов.

Снежный Барс (Snow Leopard)

У 10.6 необычная история. Выход Mac OS 10.5 в 2007 году, по моему, был даже более скандальным, чем выход Mac OS 10.0: первые её пользователи, самые неугомонные и энергичные, столкнулись с невероятным числом проблем и несовместимостей.

Тогдашний глава всех разработчиков Mac OS X, Бертран Серле, кстати, закончивший тот же университет д’Орсэ в Париже, что и Жан-Луи Гассé, вынужден был оправдываться. Но он не оправдывался. Он сообщил, что в течение шести лет над операционной системой работали в очень плотном графике, добавляя в каждый релиз сотни новшеств, а теперь пришло время сделать паузу, почистить и оптимизировать систему, убрать из неё лишнее, поэтому 10.6, фактически 10.5-бис, будет названа Snow Leopard. Напомню: маркетинговое имя 10.5 было Leopard.

Чистка и оптимизация заняли два года, в результати мега-рефакторинга многие элементы системы «похудели» раза в три, мой MacBook Pro ускорился раза в полтора, и он больше не перегревался. Я грешил на «железо», видимо был неправ.

После выпуска 10.6, Бертран покинул Apple, его пост занял Крейг Федериги, бывший его первый заместитель.

Бертран пообещал, что и в будущем, время от времени, компания будет выпускать релизы с минимальным числом улучшений, для приведения системы в порядок.

Тем не менее, даже у действительно помолодевшей и очень чистой 10.6 в её самом первом релизе «не обошлось». Нарушив все свои правила, я её поставил на MacBook Pro чуть ли не в самый первый день, и был за это наказан… Например, система зависала на выходе из состояния «сна», причём, не всегда. Пришлось лишить её сна в настройках экономичности. Были ещё какие-то проблемы с «демонами» (фоновыми приложениями без интерфейса), не помню точно как они проявлялись, помню только как они меня бесили.

В 10.6.2 все эти проблемы были решены.

Уже в наши дни, буквально вчера, я узнал что на мой старый MacBook умные люди легко ставят El Capitan, Mac OS 10.11. Для этого, будто бы, надо увеличить объём оперативной памяти до 4 Гигабайт, что-то ещё обновить-поменять, и будто бы, все работает.

El Capitan на 4 Гигабайтах с жёстким диском из прошлого десятилетия превратил бы Xcode в тупую неповоротливую скотину. Два тупых, считая меня – это уже слишком.

Снежное сафари

В 2009 некий Олег Свиргстин в каком-то около-компьютерном издании опубликовал серию статей про WebKit. В одной из статей было показано, как за полчаса построить свой собственный браузер (точнее, «браузер») с помощью WebKit и Xcode.

Конечно, этот браузер не смог бы конкурировать с настоящим Safari, или с Google Chrome, и даже с WorldWideWeb, первым браузером в мире, но самые важные функции браузера он выполнял.

Вчера я смог полистать исходные коды этой программы, текст той статьи утрачен.

Сравнивая вчера и сегодня

Меня поразила скорость, с которой Снежный Барс стартует на MacBook Pro, которому чуть больше чем через месяц исполнится 12 лет. Железо тут не при чем. Бывали разные версии системы, более и менее удачные. В наши дни с этим не очень хорошо.

Может из-за ностальгии, но древние интерфейсы кажутся мне…более удобными, что ли. Не все, но многие. Изучу ка я этот вопрос поглубже, если мой рабочий Mac вернётся на мой стол. 10.6.8 на одном из Mac’ов на рабочем столе — отличный предмет для изучения.

Суперкомпьютер от Apple

Серверы от Apple до 14 мая 2002 года справлялись с возложенными на них задачами, но никогда не становились заметным событием в индустрии. Превращение Apple и NeXT в одну компанию не могло не привести к чему-то вроде Xserve…

В 2002 положение Apple не было безнадёжным, но до возвращении в высшую лигу было ещё далеко. Терять проще, чем возвращать утраченное. Из выступлений от имени Apple исчезла мантра о том, что она – маленькая компания. Теперь она снова росла.

Вернуть утраченное могло только наступление на рынок: новые интересные продукты, вызывающие восхищение и желание приобретать их несмотря ни на что.

Направление бытовой электроники, во всяком случае пока, не могло стать направлением главного удара. iPod, хоть он и вызвал брожение в умах среди поклонников Apple, как и Newton MessagePad, продавался ненамного лучше последнего.

Повторить с FireWire то же самое, что в 1998 удалось сделать с USB, явно не получалось.

Были и другие направления. Бытовые компьютеры (iMac), профессиональные Mac’и, и серверы на их базе – с этим все было более или менее хорошо, но требовался яркий и неожиданный продует, имеющиеся модели для этого уже не годились.

Впрочем, проект компьютера для стоек был подписан и запущен в работу ещё в 2000 году, даже раньше чем iPod. И это не был проект обычного «яблочного» сервера. Это был очень амбициозный проект, первый шаг на ещё одном направлении главного удара.

Традиционные серверы от Apple

Они не блистали, но у них была своя ниша, уютная и надежно защищённая от вторжения чужих. В 1985, благодаря революции в издательском деле, у Apple появилась ещё одна разновидность клиентов: небольшие издательства, рекламные агенства, студии дизайна и тому подобные компании, в которых, для их основной деятельности, применялись Mac’и.

Помимо основной деятельности, даже компаниям с численностью в 10-15 человек, никуда не деться от непрофильных задач. И если Mac’и неплохо справлялись с ролью офисного компьютера, их даже называли иногда «лучшими компьютерами для офисов», в чем была доля правды, то для организации и администрирования локальных сетей, файл-серверов, а со временем ещё и веб-серверов, обычные Mac’и подходили намного хуже.

На рынке было не протолкнуться от захватывающих серверных решений на базе Windows или Unix, но для небольшой чисто Mac’овской компании приобретение таких решений было сравнимо с приобретением небольшого самолета. Для управления этими решениями был нужен высококвалифицированный персонал и дорогая техническая поддержка. Кроме того, это в наши дни Mac’и запросто уживаются с Windows и Unix машинами, а тогда с этим были проблемы.

В похожем положении были школы, некоммерческие организации, дилеры Apple, и многие другие. Поэтому, по соображениям гуманности, а также для получения дополнительной прибыли, и были созданы специальные серверные Mac’и. На самом деле все было немного сложней, а в конце 90-х Apple выпускала серверы с Unix в качестве операционной системы, что уничтожало некоторые из описанных выше преимуществ – но компания была серьёзно больна, и многие её решения принимались как будто в бреду.

Переход Apple на Mac OS X, фактически, решил эти проблемы. Помимо обычной версии каждой из больших кошек, выходил и серверный вариант системы, например, Mac OS 10.1 “Puma” продавалась параллельно с Mac OS 10.1 Server. По своей сути, серверный вариант системы ничем не отличался от обычной (поэтому они выходили одновременно), просто в серверном варианте некоторые настройки были другими, и вместе с ним поставлялось огромное количество специального программного обеспечения.

Серверная Mac OS X требовала для установки большего дискового пространства, но её без проблем можно было установить на любой Mac, с которым была совместима основная система. Выпускались Mac’и с припиской “Server” в наименовании модели, для тех у кого были более серьёзные серверные нужды.

Это было продолжением старой доброй традиции. Серверный вариант выпускается для каждого релиза macOS и в наши дни.

Xserve

14 мая 2002 года компания-производитель iPod, неожиданно, объявила свой собственный стоечный сервер. Такие компьютеры не используются сами по себе, они встраиваются в специальные стойки. Году в 2004 где-то в паутине мне попадался увлекательный рассказ одного умельца, который использовал Xserve в качестве обычного настольного Mac’а, в статье были иллюстрации – ему пришлось приложить некоторые усилия, при этом у него был опыт работы с этими машинками. У дилетанта Xserve умер бы через неделю.

Тем не менее, этот сервер (?) совершенно не подходил на роль традиционного сервера от Apple. Это был модуль для стандартных стоек, форм-фактора 1U, с одним или двумя G4 с тактовой частотой в 1 ГГц, с более чем приличными для своего времени техническими характеристиками

Можно что угодно думать про Motorola и IBM, но их процессоры были одним из великих достижений нашей цивилизации, они во многом превосходили процессоры главного своего конкурента – и внутри стоечного модуля, с Unix-подобной операционной системой внутри они были очень привлекательны.

Была ещё одна история, о которой я помню очень смутно (возможны неточности), я даже не могу с уверенностью утверждать когда это произошло. Но, вроде бы, именно после этой истории Apple, во время первого обновления модельного ряда Xserve, к моделям с одним и двумя процессорами на борту за 2999 и 3999 долларов, добавила специальную модель для кластеров, без оптического дисковода и всего с одним посадочным местом для диска, и с двумя процессорами, по цене однопроцессорный модели.

А случилось вот что:

В одном из университетов США, для какого-то исследования, требовавшего значительных вычислительных мощностей, профессор и руководитель проекта (с индийской фамилией), поняв что средств на приобретение суперкомпьютера родной вуз ему выделить не сможет, решил построить суперкомпьютер сам. Университет, конечно, не гараж в Лос Гатосе, да и с квалифицированными кадрами у университетов получше, но суперкомпьютер на порядок порядков превосходит по сложности Apple I.

Суперкомпьютер было решено делать кластерным (связкой из нескольких сотен обычных мощных рабочих станций), но подобрать в каталогах набор рабочих станций требуемой мощности и комплектующих для их соединения в единое целое, упорно не удавалось втиснуть в рамки допустимого бюджета.

И тут он наткнулся на рекламу PowerMac, скорее всего, G4. До этого он никогда не имел дела с ересью от Apple, но в рекламе сообщались подходящие ему данные, а по цене они почти влезали в бюджет.

Купив за свои деньги PowerMac, и выяснив что это не обман, он связался с Apple, надеясь получить скидки и техническую помощь.

Он получил даже больше, чем просил. В создании кластера участвовали инженеры Apple, и не только они: сверхбыстрые переключатели и специальные соединения для этого проекта Apple приобрела по своим каналам, примерно за треть их цены.

Когда кластер запустили и замерили его производительность, она превысила расчетную, более того, кластер вошёл в первую пятерку самых мощных суперкомпьютеров в мире.

Естественно, маркетинговые службы Apple использовали это событие по максимуму, а кластер, за счёт Apple, переоснастили только-только объявленными кластерными Xserve, в подобранных инженерами Apple самых лучших для этого стойках. Занимаемая кластером площадь уменьшилась раза в четыре, число его элементов выросло примерно в полтора раза, а производительность — в несколько раз.

Мощная рекламная кампания Apple привела к неожиданным последствиям: обновлённый и значительно более мощный кластер едва попал в первую сотню. Кампания разбудила конкурентов, которые очень быстро оттеснили Apple «на её место».

История Xserve продолжалась ещё около десяти лет, потом проект закрыли.

Не знаю, буду ли продолжать эту тему…

Начало Xcode

Появлением на свет этой среды разработки Apple ответила на тысячекратно заданный ей вопрос, нужны ли ей вообще сторонние разработчики программного обеспечения. Ответ можно было сформулировать и словами: нужны.

В конце 90-х, представители Metrowerks, производителя самого популярного и всеми любимого CodeWarrior, попытались договориться с Apple о взаимопомощи и поддержке. В течение многих лет Apple сама использовала в разработке программного обеспечения, и даже операционных систем, инструменты со стороны.

Для сохранения лица, финальные сборки строились местными орудиями труда, но общий кризис, назревающий в компании, крайне негативно сказывался на разработке средств разработки. Похоже, то что рассказывал мне один бывший «инструментальщик» Apple, похоже на правду: группа финансировалась по остаточному принципу, уровень зарплат был ниже чем в других подразделениях компании, и лучшие уходили.

Переговоры с Джобсом закончились приобретением Metrowerks микропроцессорным отделением Motorola.

CodeWarrior был лучше чем Project Builder, хотя сравнивать сложные объекты на лучше-хуже настолько же некорректно, как сравнивать координаты точек на плоскости по величине, в этом конкретном случае, увы, такое сравнение имело смысл. CodeWarrior генерировал более компактный и эффективный код, его пользовательский интерфейс был удобнее, да и выглядел симпатичнее, а служба технической поддержки интересовалась проблемами своих клиентов как если бы это было самым важным для компании.

Но…Стив так решил…

Независимость Apple от сторонних средств разработки

Ещё во времена NeXT, Стив пришёл к выводу что у серьезной компании, разрабатывающей оригинальную (в смысле, ни на какую другую систему не похожую) платформу, должны быть свои собственные средства разработки.

Прав он или не прав, я не знаю, но вопрос этот действительно критичный, даже у Be Inc был свой инструментарий. В процессе разработки действительно возникают ситуации, когда среда разработки из-за каких-нибудь внутренних ограничений или багов мешает решению важных задач.

И даже если поставщик средств разработки внимательно прислушивается к проблемам клиентов, как Metrowerks, и пытается помочь, это не то же самое. Круг посвящённых в интимные подробности совершенно секретных проектов, какие бы меры не принимались для сохранения тайны, неминуемо расширился бы, и это ещё не самая большая беда.

В любом случае, Стив твёрдо решил превратить Project Builder в официальную и самую важную среду разработки для Mac’ов и честно предупредил об этом Metrowerks. Никто не станет мешать продавать CodeWarrior Carbon-разработчикам, но ни о каких соглашениях не может быть речи. Apple нужна собственная адекватная среда разработки, и она у неё будет.

Были только два параметра, по которым Project Builder превосходил CodeWarrior: это цена и разработка Cocoa-приложений. Project Builder был бесплатным, CodeWarrior стоил несколько сотен долларов. И, несмотря на талант и усилия инженеров Metrowerks, их продукт так и не смог даже сравниться с Project Builder в Cocoa, а переходная эпоха, когда почти все программное обеспечение для Mac OS X писалось в Carbon, подходила к своему концу.

Перемены

Вообще-то я не люблю резкие перемены, особенно в том, чем я пользуюсь каждый день. И не только я, скорее всего. Это действительно была совершенно другая программа. В ней были интегрированы те же самые привычные инструменты, но сама среда и правила поведения в ней были другие.

Старые баги, про которые было досконально известно как их обходить, и как вообще не сталкиваться с ними. Вместо них появились новые, незнакомые. Их было намного меньше, но о них я узнал на форуме. Я с ними сталкивался, но принял за особенности поведения.

Не знаю, заступался ли кто-нибудь за Metrowerks в судебном порядке, или все возможные проблемы урегулировали ещё на стадии разработки Xcode, но практически все козырные свойства CodeWarrior были бесстыдно позаимствованы.

Xcode 1.0

Все, что умел его предшественник тоже умел, хотя иногда найти нужные места было непросто. Среды разработки, как правило, очень сложны и обширны. Им не суждено столкнуться с обычными пользователями, поэтому авторы Xcode предполагали, что их клиенты прочитают документацию.

Хотя Xcode был, пока дело не доходило до каких-то запредельных манипуляций с кодом, абсолютно предсказуем и понятен, несмотря на множество нарушений правил «гуманного» интерфейса. Но это нисколько не мешало. Может, не все правила… нужны?

Своих собственных новшеств в первой версии Xcode было предостаточно. Например, такая утилита как Fix&Continue. Запустив код на исполнение, в некоторых случаях в него можно было внести исправления без остановки исполнения и повторной компиляции.

Вроде были какие-то правила, в каких случаях это не должно срабатывать, не помню.

Куда важнее и интереснее подсистема для распределённого построения программ, с помощью которой можно было распределить эту задачу между несколькими Mac’ами, для ускорения процесса. Естественно, подобные технологии не бывают слишком просты, и для относительно небольших проектов не имеют смысла.

А вот операционные системы и сам Xcode строили с её помощью, и сборкой систем занималась целая ферма из сотен Mac’ов. Утилита для этого называлась distcc.

В комплекте с Xcode поставлялись средства для разработки Cocoa-приложений с помощью Java, и полный комплект WebObjects, библиотеки которой тоже теперь были на Java. По моему, переход на Java окончательно добил WebObjects, и это не только моё личное мнение.

А из проблем могу вспомнить только две: проблемы с отладчиком (иногда) и плохую работу системы автоматического дописывания известных среде разработки ключевых слов. Вот это было серьёзно: идентификаторы и в Cocoa, и в Carbon, очень длинные. Имена функций, констант и тому подобное.

Это неслучайно: Apple рекомендовала не гнаться за краткостью, не сокращать слова в идентификаторах и полностью описывать смысл и суть обозначаемого предмета. И сама делала именно это.

Например (и это ещё далеко не самые длинные «ключевые слова»):

NSGetUncaughtException;
NSOutlineViewDataSource.

Обоснования приводились очень логичные: скорее всего, люди, придумавшие это правило, были абсолютно правы: если слова пишутся полностью, и исчерпывающе выражают смысл, их, как ни странно, легче запомнить.

Тем более, как утверждала документация Apple, в Xcode встроена первоклассная утилита, дописывающая эти длинные слова автоматически.

В Xcode 1.0 эта утилита была практически бесполезна. В Xcode 1.5 её почти решили. В наши дни её нет.

Первая настоящая Mac OS X, Пантера

Новая операционная система вызвала шквал критики и много нареканий. Наверное, нам всем хотелось, чтобы она, как в сказках, родилась совершенной и безупречной. Особенно недовольство обострилось после «похорон» классической системы. Но чудес не бывает.

То, что делал Стив Джобс, довольно часто вызывало недоумение. Вот, например, убийство классической системы, на публике, перед камерами. Новая система, о которой столько лет говорили и мечтали, все ещё была далека от идеала. Пожалуй, она вообще не дотягивала до уровня, обычного для Apple.

Но Стив «сжёг мосты», теперь обратной дороги не было. В мае 2002 официальной версией Mac OS X была Puma, Mac OS 10.1, бесплатный апгрейд к самому первому официальному релизу. Через три месяца вышел Ягуар, Mac OS 10.2. Новая большая кошка была заметно лучше предшественников, ей вполне можно было пользоваться – но все равно, это была не Mac OS.

В том, что на «яблочной» стороне компьютерной цивилизации все не так плохо, я узнал лишь попытавшись установить две версии Windows на одну PC-шку, купленную сыну. Даже на самом дне, по моему, Mac’и были лучшими. А может, я просто лучше их знал и понимал.

Впрочем, важнее чем пользовательский интерфейс и его нестыковки и недоделки, меня беспокоили баги в Project Builder, среде разработчика перенесённой из NeXTSTEP почти без изменений. Её вколотили молотками в новую для неё систему, и добились её более или менее устойчивой работы.

Выходили все новые и новые релизы Project Builder, а «известные баги», раз за разом, все ещё находились на своих местах…

Пантера: эта система превратит ваш компьютер в новый

Рекламные лозунги, увы, все чаще полное враньё. Бизнес – это война, на которой убивают, можно сказать что это ложь во спасение, но Пантера, вставшая на оба моих компьютера вообще без проблем (хотя на форумах стоял зубовный скрежет, и мне просто повезло), и с проблемами я все-таки столкнулся, позже – но эффект от её установки был невероятный.

Мой iMac G3 помолодел. У меня уже был разноцветный Power Macintosh G4, основная рабочая машина, он просто и сразу заработал, и стал пошустрее. А вот iMac ускорился в разы. Не знаю, что они сделали, но им удалось приятно удивить если не всех, то многих.

В то время никаких многочисленных в наши дни «некомпьютерных продуктов» у Apple ещё не было, iPod все ещё не взлетел, и Mac OS X была ключевым продуктом компании, к ней относились очень серьезно. Компания все ещё называлась Apple Computer, компьютеры и операционные системы были главной темой практически всех маркетинговых мероприятий компании – отличные были времена…

iPod все ещё имел «умеренный успех», предполагаю что Стив хотел протолкнуть на рынок FireWire, потому что именно из-за FireWire, используемого только на Mac’ах, эти устройства были несовместимы с другими компьютерными платформами. Другие несовместимости можно было решить без особых проблем.

Баги первого релиза 10.3 были оперативно устранены через две недели, в 10.3.1. Не все, поскольку ещё один баг-фикс, 10.3.2, вышел 17 декабря. Ни одного из багов, которые в течении полутора месяцев мешали мне жить, в 10.3.2 не было. Я уже тогда старался не приобретать операционные системы в последней цифре версии которых стоит ноль. Или подразумевается. Обычно я начинаю с х.х.2.

На 10.3 я перешёл сразу, по производственной необходимости.

И, по моему, настоящая история Mac OS X началась именно с Пантеры: теперь, когда все силы разработчиков операционных систем были сконцентрированы именно на ней, в том числе и отделение пользовательских интерфейсов, она перестала выглядеть чужой. Это снова была Mac OS.

Новое в Пантере

Стив утверждал, что в Пантере 150 важных изменений. Не знаю, попытки их сосчитать не были слишком удачными, мы с коллегами насчитали их штук 40 – но Джобсу, скорее всего, было известно что-то, о чем мы не знали. Это противоречит тому, что о нем говорили и писали, но это факт: он старался говорить только правду, а если и преувеличивал что-то, что невозможно проверить, то в рамках приличий.

Если на самом деле новшеств было, допустим, 137, согласитесь: разницы никакой. Это был реальный прорыв.

Изменился Finder, это аналог Windows Explorer, если кто не в курсе. Появилось быстрое переключение пользователей: теперь можно было входить в систему не выходя из своего прежнего сеанса. Для переключения между аккаунтами требовалось вводить пароль, но это и в самом деле был Fast User Switching. При переходе в аккаунт, который уже был активен.

Увеличение размеров экранов и объёмов ресурсов на среднем компьютере привело к побочным эффектам: потерять окно на рабочем столе можно было и раньше, если очень постараться, теперь это было объективной реальностью, данной нам в ощущениях. Apple нашла своё решение для этой проблемы, Exposé. С помощью этой технологии теперь было очень легко вывести на экран уменьшенное изображение всех открытых окон. Вы не поверите, но этому новшеству устраивали овации.

А ещё… застывший в первобытной дикости Project Builder, к которому все уже привыкли, но продолжали брюзжать и сравнивать его с Metrowerks CodeWarrior, ушёл. На смену ему пришел Xcode, разработанный в Apple, с участием отдела пользовательских интерфейсов, и все старые баги, некоторые из которых были известны ещё во времена NeXT, ушли…

Xcode – отдельная тема, прошу прощения у тех кому не нравятся продолжения…

А ещё, браузером по умолчанию стал Safari…

Safari

В 1997 Стив Джобс договорился с Биллом Гейтсом о выпуске и поддержке Microsoft Explorer на платформе Macintosh в течении пяти лет, браузера, который считался лучшим. Не всеми, но это не имеет значения: поддержка со стороны Microsoft была ценна сама по себе. Помогло.

В 2002 срок действия соглашения истёк. За эти пять лет численность Mac’овского подразделения Microsoft увеличилась с нескольких сотен до двух или трёх тысяч, если не считать Apple, Microsoft стала крупнейшим разработчиком программного обеспечения для Mac’ов в мире. Билл сообщил о готовности продлить соглашение, но…

На MacWorld Expo в Сан Франциско, 7 января 2003 года, Стив представил Safari, и движок WebKit. Движок был разработан на основе KHTML, движка с открытым исходным кодом, с соблюдением всех правил. То есть, WebKit, как и требовала лицензия KHTML, стал ещё одним движком с открытым исходным кодом.

Apple неоднократно обвиняли в краже этого движка, естественно неофициально, не через суд и, как вы понимаете, необоснованно. Эти движки имеют общие корни, но достаточно сильно отличаются один от другого.

Бета-версия Safari 1.0 была размещена на сайте Apple для бесплатного скачивания в тот же день. Сотни тысяч добровольных бета-тестировщиков скачали «яблочный» браузер в первую неделю после его дебюта.

За полгода обкатки на пользователях, вышло ещё несколько бета-релизов, провалиться с этим проектом было нельзя, а 23 июня 2003 Safari 1.0 вышла в свет.

В Пантере она стала браузером по умолчанию, оттеснив Эксплорер на второе место.

Конец классической Mac OS, и начало новой эпохи

В мае 2002 года, открывая WWDC, Стив Джобс публично простился с классической операционной системой. Те, кто не имел с ней дела, считали её позором Apple, но мир сложнее умозрительных схем. В 2002 классическая Mac OS превосходила Mac OS X практически по всем параметрам.

«Классика» была на порядок дружелюбнее к пользователю, «десятку» критиковали за сотни недостатков и ляпов, новые Mac’и поставлялись с обеими системами, и новая система явно проигрывала в борьбе за внимание пользователя. Mac OS 10.1 была вполне жизнеспособна, но избалованным Mac’овским пользователям этого было мало.

Сосуществование двух систем могло продолжаться ещё очень долго, заставляя Apple распылять ресурсы компании, в том числе уникальные.

Решение «убить» классическую систему не было простым. Мнения в руководстве Apple разделились, сторонники радикального разрыва с прошлым были в меньшинстве, уговоры не помогали, и Стиву пришлось применить «диктаторские» полномочия. Большинство не верило в реальный успех «десятки», споры продолжались ещё долго – были и угрозы уйти в отставку, в знак протеста против губительного для компании решения, но 6 мая 2002 года, WWDC началась с траурной церемонии.

Видео «траурной церемонии»:

Mac OS 9

Система вышла в свет 23 августа 1999 года. Она не могла похвастаться ни вытесняющей многозадачностью, ни защитой памяти, и аварийное завершение прикладной программы с почти сто-процентной вероятностью приводило операционную систему в нерабочее состояние.

Фактически это была все та же Mac OS 7 с громким именем. Зачем её назвали Mac OS 9, можно только догадываться. Каждый большой анонс (а что может быть громче, чем выход новой версии системы?) – ещё одна возможность публично заявить о себе. Кроме того, так как «современная ОС» была уже официально названа «десяткой», было бы не слишком красиво и логично пропустить «девятку».

В конце 1997 на Apple была создана служба безопасности, по эффективности сравнимая с подобными службами развитых государств, и утечки информации стали редкостью.

Скорее всего, у Стива были серьезные причины назвать Mac OS 8.7 «девяткой», но никто и никогда не обсуждал их публично. Назвали и назвали.

Мне она нравилась больше, чем Puma (Mac OS 10.1), но теперь мне приходилось почти все время проводить в ней. С гордостью могу сообщить, что несмотря на современность новой системы, наша программа умудрялась обрушивать её по два-три раза в день.

Было очевидно, что система отчаянно нуждается в доработке.

Ягуар (Mac OS 10.2)

Новая версия «десятки» была торжественно объявлена 23 августа 2002 года. Впервые её кодовое наименование стало официальным обозначением системы. Шкура Ягуара была её фирменным знаком. Не знаю, привлекло ли это название новых пользователей, но вот неприятности у Apple из-за этого названия были.

Оказалось, что в Соединенном Королевстве торговая марка «Ягуар» принадлежит очень уважаемым людям. До суда не дошло, проблему решили в рабочем порядке, сколько за это пришлось заплатить – неизвестно. В Великобритании кодовое имя системы не использовалось.

Главной новинкой 10.2 стала технология Rendezvous, позволявшая публиковать сервисы самого разного назначения и без каких-либо технических сложностей и настроек получать к ним доступ как на том же самом компьютере, так и в сети.

Вообще-то использование «рандеву» не было простой задачей, но по сравнению со всеми сетевыми технологиями, с которыми я сталкивался до неё, она была понятней и удобней в разы. Особенно в комбинации с Distant Object.

Претензии к 10.2 у меня ещё оставались, на форумах, где изливали души замученные Ягуаром, было приятно убеждаться в том, что не только я такой идиот… Иногда на эти форумы заглядывали инженеры Apple, давали ценные советы.

Rendezvous не была единственной новинкой 10.2, но остальные лежали в стороне от моих ежедневных нужд, а работать приходилось часов по 16 и практически без выходных.

Чем QuickTime 6 отличался от предыдущих версий я не помню. Часть документации где рассказывалось как записывать звук с микрофона, и как конвертировать аудио-форматы, были датированы предыдущей версией QuickTime, и отлично работали. Глубже в него я не залезал.

Это была первая «десятка», которой можно было пользоваться как основной системой. Те, кому «десятка» активно не нравилась, остались в Mac OS 9.2.2, и на старых Mac’ах. Их было достаточно много, написанные ими сравнения двух систем… скорее всего, были не по вкусу Apple, и в нынешней сети их уже нет. Во всяком случае, я их не нашёл.

Апгрейды

Как только вышла 10.2, я попытался её достать. Помог один из Алексов из компании Double Alex. Они купили новый Mac, к которому прилагался оптический диск раскрашенный в цвета Ягуара. Алекс скопировал этот диск, и…Поставить 10.2.0 мне не удалось. Оказалось, эта копия могла устанавливаться только на Mac’ах нескольких новых моделей.

Когда я её приобрёл и установил, в основном всё работало, но, время от времени, система зависала, будто бы выполняя какую-то важную системную задачу, помогал только перезапуск. Были ещё какие-то проблемы, но все они исчезли в 10.2.2.

С тех пор я стараюсь не связываться с бета-версиями, и с любыми х.х.0, которые, как мне кажется, чаще всего скорее бета-версии, чем полноценные и нормальные.

Не всегда получается…

Пришествие…больших кошек

Пора рассказать о том, как Mac OS X появилась на свет. Самый верный способ заставить кого-то полюбить что-то давно надоевшее и опостылевшее – это заменить его на что-то новое. Пример? Пожалуйста…

24 марта 2001 года, Стив Джобс объявил о наступлении эры «больших кошек» и о выходе в свет самого первого официального релиза «современной операционной системы», 10.0, или, для тех кто не умел или не любил считать, Чита, с ударением на первом слоге. Это разновидность леопарда, особи этого вида поддавались приручению и использовались для охоты (как собаки или соколы).

Приобрести Читу можно было за 129 долларов, и её действительно покупали. По моему, в новых Mac ‘ах, купленных после 24 марта, были предустановленных обе система, старая (какая-то вариация на тему Mac OS 9.1 или 9.2) и 10.0. Во всяком случае, я Mac OS 10.0 не покупал, она была установлена на моем «Далматинце», iMac G3 цвета Dalmatian.

Вскоре, едва ли не все пользователи Mac’ов в мире «жили» в классической системе, а как только выдавались свободные 10-15 минут, перезагружались в Mac OS X, и портили себе настроение. 10.0 за 129 долларов была неработоспособна вообще и в частности.

Далматинец с 256 Мегабайтами оперативной памяти и G3 разогнанным до 700 Мегагерц, летал в классической системе и шустро исполнял все мои непростые желания. По другую сторону границы между «почти уже вчера» и «завтра» он превращался в медлительного инвалида с признаками умственной отсталости.

До того мы даже не замечали, какой прекрасной и удобной системой была «Классика», и горячие головы уже требовали оставить её навсегда. Дэвид Эверс, владелец ресурса MacKiDo, программист по профессии, очень убедительно доказывал, что отказавшись от Copland/Gershwin Apple совершила роковую ошибку. Он был одним из тех немногих, у кого была возможность попробовать злополучный Developer Release Copland, и пользовался Mac OS X начиная с самых первых её превью.

Mac OS X Server 1.0

25 октября 1999 года, Apple отпустила на волю Mac OS X Server 1.0, якобы для того, чтобы разработчики и продвинутые пользователи могли попробовать себя в новом мире. Ни в коем случае эта версия операционной системы не была серверной! Видимо, Apple устала от непрекращающихся ехидных нападок в СМИ, утверждающих что никакой новой ОС у неё нет.

В системе использовался интерфейс Mac 8, точнее, его серебристая тема. Никаких Aqua, Dock или других признаков новой системы, зато под её капотом уже была гремучая и не очень живая, пока ещё, комбинация из OPENSTEP и классических Mac’овских API. С чужих слов, использовать «превью» для чего-то серьезного, например, попробовать свой Carbon-код на совместимость с новыми реалиями, было невозможно.

Я провел в ней минут 40, на чужом компьютере, впечатления были не слишком яркими, так как не запомнились. Во всяком случае, классические приложения она исполняла как надо.

Mac OS X Server 1.0 стала последней версией рождающейся операционной системы, в которой использовался Display PostScript.

У неё было ещё и кодовое имя, Гера. В честь богини-покровительницы брака, помогающей при родах, сестры Зевса, из древнегреческого пантеона. Уместно, не правда ли?

Mac OS X Public Beta

Недоброжелатели продолжали желать Apple недоброе, выдавая свои поучения за добрые советы, например, советовали компании перестать морочить людям головы, и честно признать свою неудачу в попытке создания «Современной ОС».

По этой причине, или по какой-то другой, 13 сентября 2000 года Apple представила миру публичную бета-версию Mac OS X, Mac OS X Public Beta. Это уже действительно была настоящая другая операционка, кроме способности запускать программы для старой Mac OS ничего общего с ней не имеющая.

Впервые публике представили интерфейс Aqua, пользователи впервые столкнулись с Dock, и сильно его невзлюбили, кстати было за что: в приведённых добровольными тестировщикам сценариях Dock действительно выглядел идиотом. Эту и многие другие проблемы разработчики устранили, в следующей версии их не было. Вместо них…

Но не будем забегать вперёд.

У публичной бета-версии было кодовое наименование (Kodiak), и… цена! Она стоила 29,95 долларов.

Первым вышел релиз для американских пользователей (Build 1H39), затем, через месяц или два, вышел интернациональный релиз (Build 2E14), в котором, кроме поддержки иных, кроме американского английского, языков, были исправлены некоторые из багов первого варианта. Мне довелось поиграться с вторым вариантом.

Не знаю, было ли это приложение написано ещё до публичной беты (скорее всего), но и в ней ей оно работало безукоризненно. Это была бомба. Настоящая. Не верите?

Приложение называлось Bomb.app, и его единственной задачей было немедленно, сразу после запуска, «упасть». В какой-то презентации, или даже в нескольких, Стив показывал на примере этого приложения живучесть «Современной ОС».

Большая кошка номер один

Впервые в истории Mac OS X, она оказалась установлена на миллионах устройств во всем мире. Отмечая свой день рождения, я мог перезагрузить компьютер в новом опасном мире, и бродить по нему с бокалом в руке…

Одним из важнейших козырей новой системы был её новорожденный графический движок Quartz, по утверждению Стива, невероятно эффективный и производительный. Внутри он называется Core Graphics, Quartz – его маркетинговое имя. Он, как и графический движок OPENSTEP, создан на основе технологии от Adobe, на этот раз PDF, за неё Apple платила и платит Adobe, только раз в сто меньше, чем пришлось бы платить за DPS.

Так вот, казалось что абсолютно все, что было так или иначе связано с рисованием на экране, работало невероятно медленно. Особенно тормозила отрисовка окон.

По словам Дэвида Эмери, багов в 10.0 было не меньше, чем в Copland DR.

Народ назван 10.0 «ещё одной бета-версией за деньги», на этот раз уже за 129 долларов, некоторые доходили до обвинения Apple в отсутствии совести. Нет, у Стива (а это и была Apple) совесть была.

А у команды – воля к победе. Выпустив 10.0, и впервые за несколько лет отоспавшись и отдохнув несколько дней, инженеры вернулись на свои рабочие места, и сделали ещё один шаг…

Mac OS 10.1 Puma

Косвенно подтверждая бета-статус 10.0, 25 сентября Apple, без какого-либо события или конференции, выпустила новую версию Mac OS X, 10.1, с кодовым наименованием Puma, в которой большая часть багов 10.0 была исправлена. Сначала 10.1 распространили среди своих, и их хороших знакомых (я получил), 25 октября сделали доступной всем.

После исправления одного из багов, оказалось, что Quartz невиновен, и действительно быстр. В 10.0, из-за бага, содержимое окон, всякий раз когда нужно было его обновлять, перерисовывалось по два или три раза. Остальные случаи медлительности просто куда-то исчезли.

Кроме исправления багов, в 10.1 добавили множество мелких штришков, превращавших её в гораздо более уютное место. Например, именно тогда появилась возможность прятать расширения файлов. Де, на Mac’ах расширения не нужны…

Как и прежде, на моем Далматинце, параллельно одна другой, были установлены две системы, кажется 9.2.2 и 10.1, как и прежде, большую часть рабочего времени я проводил в «девятке», но в 10.1 я уже заходил не брюзжать, а проверять как моё приложение живет в новом опасном мире.

Кстати, 10.1 стоила даже дешевле, чем публичная бета. 0,00 долларов.

А с выход 10.1.2 стал ещё одной важной вехой в истории Mac OS X: начиная с этого релиза, классическая Mac OS больше не была операционной системой по умолчанию.

Mac OS 10.1 была сыровата, и почти по всем пунктам проигрывала классической системе с точки зрения пользователя, но это уже была реально работающая операционная система. Или поздняя её бета-версия…

Провал Apple по имени iPod

В год официального выхода Mac OS X, не слишком удачного, компания совершила ещё одну глупость: посетовав на отсутствие лидера в бурно растущем сегменте портативных аудио-плееров и обозначив свои претензии на эту роль, она выпустила iPod…

Попробуем забыть о дальнейшей судьбе этого неудачного изделия, и посмотрим на него глазами обывателя первого года нового тысячелетия. Компьютерная компания, положение которой безнадежно (об этом говорят все), вдруг, объявляет какой-то плеер, которым не сможет пользоваться никто.

Только владельцы её собственных компьютеров. И сколько их, этих владельцев?

Сосчитать их было невозможно, оценки их числа сильно отличались у разных источников, самые приятные для Apple числа были у самой Apple, но даже они не внушали оптимизма: лишь каждый двадцатый компьютерный пользователь в мире использует Mac.

Сохранилась видеозапись презентации самого первого iPod в истории:

Поэтому заявленные Apple претензии на лидирующую роль в революции портативных аудио-плееров стали поводом для шуток. Её не номинировали на «глупость года» только из-за того, что посчитали слишком незначительной для этого. На побочный эффект этого всплеска эмоций никто не обратил внимание, а зря: iPod упоминался в средствах массовой информации чаще, чем лидеры продаж предновогодних месяцев 2001 года.

Производители плееров, естественно, внимательно пересмотрев несколько раз видео презентации iPod, ничего угрожающего их интересам не обнаружили, и вернулись к своим привычным заботам. Праздничный квартал, самые высокие продажи в году – работа без выходных и чуть ли не сутки на напролёт, эти две-три недели кормят весь год.

Если бы обыватели знали ещё об одной глупости, совершенной Apple не иначе чем в предсмертном бреду, хуже бы о ней думать не стали. Рекламный бюджет, который был до этого сконцентрирован на iMac, G4 и домашнем видео, перенаправили на это бесполезное устройство.

Космическая одиссея 2001 года

У iMac G4 (который в октябре 2001 ещё только разрабатывался, под непроницаемой завесой секретности) было забавное прозвище: iLamp. Я не знаю, кто это сделал, но очень хотел бы узнать – умный переводчик перевёл это прозвище как «лампа Стива Джобса», а иначе никто у нас и не понял бы смысл этого прозвища.

Мне стыдно, но я воспользуюсь той же методикой, и расшифрую «iPod» с её помощью: получается «спасательная капсула Стива Джобса». Потому что «i» – это Джобс, а «pod» – это, помимо всего прочего, ещё и она. Спасательные капсулы, все ещё, скорее атрибут космической фантастики, чем реальной жизни – в точности как лидерство Apple в новой для неё области в 2001 году.

Бытовая электроника переживала период фантастического взлёта, буквально революцию, и Стив, большой любитель музыки, попытался найти плеер по вкусу, и… Ничего стоящего не нашёл. Оглянитесь вокруг: нет ли в изобилии всевозможных умных «штучек» зияющей дыры? Стиву было проще: в конце декабря 2000 он поделился разочарованием в ближнем круге соратников, и «придумал iPod». Увы, о том как это было, какие идеи обсуждались и какие из них так и остались в совещательной комнате, никто никогда не рассказал.

Проект «Walkman 21-го века» возглавил Джон Рубинстейн, старший вице-президент Apple по всевозможному «железу». Кремниевая долина (долина Санта Клара, родина Белого Клыка из произведения Джека Лондона) – большая деревня, где все знают всех более или менее значительных персонажей, поэтому Джон обратился Тони Фаделлу, работавшему над созданием уникального аудио-плеера, и свёл его с Джобсом.

Тони Фаделл, как и Стив Джобс, американец арабского происхождения – что не имело никакого значения, но любопытно. По моему, не было ни одного случая чтобы Стив не смог уговорить нужного ему специалиста. Тони возглавил проект, и в январе 2001 года работа началась.

В проекте было ещё два ключевых участника, Джонатан Айв и Майкл Дьюи.

Все заимствования были тщательно оформлены юридически, поскольку проект был обречён хоть и не на немедленный, но на значительный успех. Apple выкупила у Toshiba права на сверхминиатюрный жесткий диск ATA-6 ёмкостью в 5 Гигабайт, и заключила с этой компанией соглашение о разработке ей таких же, но с большей ёмкостью (в 10, 15, 20 и более Мегабайт), приобрела у немецкой компании Braun официальное разрешение на использование дизайна одного из её изделий 1958 года (транзисторный радиоприёмник), внешний вид которого был разработан «Айвом 50-х и 60-х», Дитером Рамсом.

И «рулевое колесо» iPod было позаимствовано у Bang & Olufsen, где оно использовалось в мобильном телефоне BeoCom 6000. Естественно, легально, с соблюдением положенных формальностей.

Остальное — почти год без выходных и с перерывами только на сон, команда инженеров сделала сама.

Технические и коммерческие решения

Некоторые СМИ называли первый iPod неуклюжим и массивным (по размеру он был величиной с колоду карт, и весил 186 грамм), непонятным и неудобным – скорее всего, у этих СМИ просто не оказалось под рукой Mac’а. Те, у кого нашёлся Mac поддерживающий FireWire, оценили его высоко, но предсказали ему бесславный конец.

Без Mac’а первый iPod превращался в симпатичный брусок из нержавеющей стали и пластика, это был продукт «только для Macintosh”. Странное решение для эпохи полного доминирования Windows и Microsoft? Решили не подкармливать чужих демонов?

Но даже из пользователей Mac’ов пользоваться iPod могли далеко не все: поддержка FireWire была хорошо если у каждого третьего Mac’а, эту технологию, разработанную Apple в конце 80-х начали использовать в компьютерной технике даже самой Apple всего за два года до этого.

А причин, заставившие Apple использовать FireWire, было несколько. Во-первых, скорость передачи данных в 400 килобит в секунду, почти в сорок раз большая чем у USB 1.1, что в терминах «песен и альбомов» превращалось в 30 секунд на копирование альбома с CD, а USB потребовалось бы на это примерно 5 минут. Во-вторых, нужно было расширять рынок для FireWire, и заставить как можно большее число людей узнать о её существовании.

Литий-полимерная батарея, перезаряжаемая, обещала до 10 часов автономного режима, при полной зарядке, а зарядка её на 80% занимала всего час. На устройстве был только один разъём, FireWire – а в коробке с iPod поставлялся адаптер, с помощью которого iPod можно было подключать к электрической сети.

Когда устройство было подключено к компьютеру, параллельно с перекачкой данных оно заряжалось, FireWire, как вы уже догадались, умел передавать и электроэнергию.

Забавно, в одном из враждебных обзоров первого iPod, его автор жаловался на полное отсутствие у него портов: только FireWire! Порт FireWire не посчитали за порт,

Очень скоро у пользователей с планеты Windows появилась возможность попробовать iPod, но полноценная поддержка иных миров появилась у него только в 2004 году.

Продажи

Коммерческий успех продукта определяется его «продажностью», то есть тем, насколько он хорошо продаётся. iPod предсказывали полное и абсолютное фиаско, но вместо этого самая первая его модель «вяло продавалась».

Стоил первый iPod 399 долларов 2001 года, в 2001 он продавался в течении почти двух месяцев, с 10 ноября по 31 декабря, за это время было куплено 150 тысяч штук. Неплохо для провала…

Потом объёмы продаж уменьшились…

iMac G4, или новые танцы настольных ламп

Вообще-то это был «просто ещё один компьютер». Инструмент. Что-то вроде тетради или точилки для карандашей. Согласен, но в этот инструмент талантливые люди вложили душу, и он не вызывал, как бы это назвать… Эмоции?

Как называется «сильная эмоциональная привязанность» на человеческом языке, и может ли нормальный человек испытывать её к техническому устройству? А почему бы и нет?

7 января 2002 года, на выставке и конференции MacWorld, Стив Джобс представил миру этот компьютер, заострив внимание публики на дизайне новинки. Такого компьютера ещё не было, это факт. О том, что скрыто в его «подставке», и что для меня было важнее раз в миллион, было сказано вскользь.

Внешне, новый iMac напоминал что-то до боли знакомое.

Маркетологи Apple, с огромным удовольствием, обыграли это неслучайное сходство в заказанном ими ролике, из-за которого iMac G4 получил много забавных прозвищ, его называли, например, «лампой Стива Джобса», в оригинале iLamp. Тот, кто переводил это название на русский в начале нынешнего тысячелетия, знал что наши люди не поймут ни строчной «i» в начале прозвища, ни упоминания какой-то лампы.

Вот этот рекламный ролик:

Это продолжение серии статей про iMac, предыдущие части можно найти на астраницах AppleInsider.ru (часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10)

Несколько слов про iMac G3

После октября 1999 года, iMac G3 пережил несколько обновлений, о которых писать целую статью неинтересно: процессоры третьего поколения дешевели, разгонялись до всё более высоких тактовых частот, и все это становилось доступно покупателям.

Первые PowerPC четвёртого поколения все ещё были дороже, чем хотелось бы Apple, как и большие (по тогдашним меркам) плоские LCD мониторы, поэтому, параллельно с «лампой Джобса», выпускались и продавались iMac G3, самые продвинутые, с тактовой частотой до 700 Мегагерц – они теперь были «бюджетными моделями iMac».

Их производство прекратили в 2003, вместе с ними ушла в прошлое целая эпоха в истории Mac’ов – эпоха электронных лучевых трубок. Правда, она задержалась на какое-то время на образовательном рынке (все лучшее детям, правда?), в eMac, который мне не довелось увидеть.

Лампа Стива Джобса

Стив, представляющий новинки Apple, предсказуем до безобразия – я не могу понять почему эта предсказуемость не надоедает. Может быть из-за столь же предсказуемой новизны презентуемой техники? Или это то самое «поле искажения реальности», оружие массового поражения, по недосмотру все ещё не запрещённое никакими конвенциями?

Вот видео из 2002 года. Январь, Сан Франциско, Калифорния:

В первых iMac G4 использовались LCD-мониторы с диагональю в 15 и 17 дюймов, процессор PowerPC G4 с тактовой частотой 700 Мегагерц, их оптические дисководы, с лотковой загрузкой, SuperDrive, работали с CD и DVD, поддерживая не только чтение, но и запись.

Название SuperDrive Apple позаимствовала у самой себя: с 1988 по 1999 так назывался дисковод для 3,5-дюймовых дискет «высокой плотности», из-за которого пользователи Mac’ов смогли впервые узнать о ненадежности дискет. Дисковод был очень капризен.

Но – звучит, согласитесь.

3 порта USB 1.1 (в следующих моделях – USB 2.0), 2 порта FireWire, и все положенные приличному Mac’у порты.

Стив считал, что переход от электронных лучевых трубок к плоским экранам – ключевое событие десятилетия, которое определит вид компьютеров на многие годы вперёд.

А внешность главного героя нашего повествования, лично мне, понравилась не очень – но его эргономичность и удобство произвели неизгладимое впечатление.

Плоский экран, положение которого относительно глаз легко (с очень небольшим усилием) регулировалось, причём, самым естественным образом, который немедленно схватывал заданное ему положение – чувствуется скрупулёзная многочасовая работа инженеров.

Кто-то усомнится: стоила ли эта мелочь таких затрат времени и усилий? Стоила. Это не «бантик» и не «вау-фактор», это эргономика – производительность компьютера зависит не только от мощи процессора и доступного ему объёма ресурсов, но и от того, как долго за ним сможет проработать человек.

Вообще, «Джон Рубинстейн и его инженеры», по словам Джобса, в очередной раз сделали невероятное. Догадываюсь, чего это им стоило…

Ещё раз про G4

Впервые этот процессор был представлен «яблочной» публике 5 октября 1999 года, на Apple Special Event в штаб-квартире Apple Computer в Купертино. Это «Событие» было одним из самых важных в истории этой компании, о котором я уже не раз упоминал, и возможно, нынешнее упоминание – не последнее.

Полное официальное название процессора – PowerPC 74xx, где вместо «xx» указывали модификации этого процессора, а было их много. Процессор был успешен и неплох, но из-за него между Apple и Motorola «пробежала чёрная кошка».

5 октября 1999 года Apple представила новую модель PowerMac’а на этом процессоре, о PowerMac G4 я подробнее напишу в серии про Power Macintosh, пока только сообщу одну важную подробность, о которой Apple промолчала: Motorola обещала предоставить первые PowerPC 74хх с диапазоном рабочих тактовых частот от 350 до 500 Мегагерц, и PowerMac G4 разрабатывался под эти частоты – но, в последний момент оказалось, что на процессор на максимальных значениях частот нестабилен.

Не знаю как «баг» называется на языке специалистов по хардверу, но это был именно он, и Apple пришлось выпускать эти компьютеры с уменьшенными тактовыми частотами G4, 350, 400 и 450 вместо 400, 450 и 500.

Откуда здесь взялась чёрная кошка я не очень понимаю: багов не бывает только у тех, кто ничего не делает, а инженерное дело, как известно, не только «наука о компромиссах», но ещё и непрерывные чрезвычайные ситуации и обстоятельства непреодолимой силы – если, конечно же, инженер создаёт что-то новое, на переднем крае технологий.

Производить вскрытие PowerPC 74xx я не буду, расскажу только про векторный модуль в его составе. Motorola называла его AltiVec, он на равных конкурировал с Intel’овскими SSE 2 и 3. Торговая марка AltiVec принадлежала Motorola, поэтому Apple и IBM использовали для обозначения модуля свои названия: у Apple назывался Velocity Engine, у IBM – VMX.

AltiVec был разработан на Apple, под руководством начальника отдела микропроцессоров компании Кейта Дифендорфа, в 1996-1998 годах.

Продолжение следует

Обсудить историю Apple можно в нашем Telegram-чате.