27 марта 2018: Apple идет в школу

В 2017 СМИ восторженно приветствовали избавление системы образования от 39-летнего владычества Apple. На смену Mac’ам пришли Chrombook’и, Acer готовилась вывести еще один удар по рептилоидам из Купертино, который должен был уничтожить iPad. Ответом со стороны Apple было молчание. Там, как обычно, были заняты чем-то более важным. И в марте 2018 стало известно чем.

Последний раз пресс-конференцию имевшую отношение к образовательному сегменту индустрии Apple провела в 2012. После этого, время от времени, компания выпускала специальные (облегченные) варианты своих изделий для оптовой продажи школьным округам и другим образовательным учреждениям, для которых работал специальный онлайн-магазин – то есть, по мнению СМИ, компания не уделяла этому направлению никакого внимания. Вообще.

13 марта 2018 года сотни журналистов из десятков СМИ получили от Apple приглашение «на экскурсию», в среднюю школу имени Альберта Лейна в Чикаго, в актовом зале которой должна была состояться пресс-конференция компании. Предполагалось что Apple объявит на этой пресс-конференции много интересного. Например, iPhone SE 2 (в форм-факторе iPhone X), Apple Pencil 2, сервис Schoolwork и дешевый iPad для образования, MacBook Air в новом корпусе с Retina-дисплеем и клавиатурой “бабочка 2”. И много чего еще – средняя школа на Среднем Западе самое подходящее место для таких презентаций.

Приглашение:

Apple не вела трансляцию с этого события, и делегировала на него небольшую команду, из четырех сотрудников. Всего лишь Кэтлин Ричардсон (бывший школьный учитель, теперь – сотрудник Apple), Сюзан Прескотт и Грэг Джосвяк (вице-президенты Apple, из группы Фила Шиллера) и Тим Кук (глава Apple). Школа не совсем обычная: помимо прочего, готовящая учеников к поступлению в технические колледжи. Словом «колледж» в разных странах обозначается несколько типов учебных заведений. Чаще всего это средние технические учебные заведения (вроде техникума), но в США это синоним университета.

Главный вход в школу имени Альберта Лейна, Чикаго. Снято Тимом Куком:

«Фруктовая империя» наносит ответный удар

Экскурсия началась с видеоролика, в котором дети рассуждали о творчестве. Потом Тим признался в том что он и его товарищи любят детей. В нашем сумасшедшем мире за эти слова можно жестоко поплатиться, но в аудитории были умные люди (учителя этой и ряда других школ, журналисты, Фил Шиллер), которые все поняли правильно. Это была какая-то совершенно необычная пресс-конференция, где рассказывали невероятные истории о том как старшеклассники (9-12 классы) преодолевают сложности и добиваются успеха с помощью iPad – но на рекламу и продвижение изделия компании это похоже не было.

Все было слишком искренне. Если это было постановкой, то невероятно гениальной, так не бывает. Стиль слайдов – необычный. Какой-то по-детски незамысловатый. А потом, после выступления Кэтлин Ричардсон (меня немного покоробило её заявление про «мы создали Swift», Swift создали Крис Латнер с группой коллег), Грэг Джосвяк представил новый iPad. iPad шестого поколения, цены на который стартовали от 329 долларов, но для школ и других учебных заведений – от 299. Главный конкурент iPad в образовательной сфере Acer Chromebook Tab 10, стоил 329 долларов. При этом он уступал по большинству параметров iPad. Про iPad 6G (это «шестое поколение», а не сотовая сеть 6G) напишу отдельно.

Но главным ответом Chromebook’ам и всем кто осмелился покуситься на один из самых любимых и освоенных Apple сегментов индустрии, была образовательная экосистема, построенная вокруг сервиса Schoolwork, объединяющая iPad’ы и Mac’и работающие на ниве просвещения в простой и органичный комплекс, подобного которому ни у Acer, ни у Google и ни у кого еще не было. Я не уверен, что разумно дразнить конкурентов, провоцируя их на ответные действия – но сказанное было правдой, и создать аналогичную среду для учителей и учеников было непросто.

ClassKit

Незадолго до экскурсии руководящих работников Apple в среднюю школу на Среднем Западе, во втором бета-релизе iOS 11.3 появился новый «кит», программный интерфейс (API) для разработчиков, позволяющий встраивать сторонние приложения в в экосистему Schoolwork. Во время пресс-конференции показали несколько таких приложений. И, как это бывает почти всегда, критики поспешили сообщить что ничего сложного и необычного в этом нет. Ничего уникального. В чем-то они были правы: если не принимать во внимание инфраструктуру и комплекс достаточно своеобразных технологий в «яблочном» стиле, все остальное невероятно просто. А сторонние программисты и не должны заниматься такими вопросами. Им хватает своих задач.

Schoolwork и приложения:

Легкость применения и простота конструкции – не одно и то же. Часто эти свойства даже противоречат одно другому. У разработчиков создававших Schoolwork главной задачей был именно этот комплекс. Любой талантливый и квалифицированный разработчик может справиться с любой задачей, для этого нужны только время и кто-то, кто его оплатит.

Комплекс “Учитель-Ученик-iCloud-приложения”:

Как я уже говорил, Apple не вела прямую видео-трансляцию с этой конференции, но ролик был размещен на сайте компании, для самой широкой аудитории.

Вот этот ролик (Продолжительность 01:07:41):

Приятного просмотра!

Продолжение следует…

Чтобы быть в курсе самых свежих новостей из мира Apple, подписывайся на наш новостной канал в Telegram!

iMac Pro: Вторжение намечено на 14 декабря 2017 года

В июне 2017 года к iMac Pro в СМИ отнеслись по разному. Восторженно, возмущенно и скептически. Суммы на ценнике возмущали, эффективная система охлаждения и вообще идея космического все-в-одном для профессиональных нужд вдохновляли скептиков. Но объект этих эмоций почти полгода оставался недоступной для исследователей загадкой. Apple обещала выпустить этот необычный iMac до конца года.

В начале декабря 2017 кто-то вбросил в СМИ и форума любителей и ненавистников Apple благую весть о скором пришествии самого мощного настольного Mac’а. С июня ему успели перемыть все его алюминиевые и пластиковые косточки, вынести несколько вердиктов, вы легко догадаетесь каких. Самых разных. Особенно досталось ценнику: 5 000 долларов за минимальную конфигурацию! В Apple с самого начала догадывались об этом, Фил Шиллер сообщил что у конкурентов аналоги iMac Pro еще дороже, они стоят, как минимум, 7 000 долларов. Попытка разоблачения провалилась.

Энтузиасты собрали самоделку из компонентов, используемых в iMac Pro, разместив её в стандартном недорогом корпусе. Компоненты обошлись примерно в 4 700 долларов. Всего на 300 долларов дешевле чем iMac Pro в аналогичной конфигурации. Коммерческий аналог iMac Pro вполне мог стоить 7 000 долларов, Фил Шиллер не соврал. Про дизайн, эстетику и “космические” оттенки корпуса, поддержку macOS и остальные неважные подробности я промолчу. Разоблачение не удалось. Сам iMac Pro к тому моменту никто еще не пробовал на вкус, кроме сотрудников Apple, связанных обетом молчания. 14 декабря 2017 года это изменилось.

Кто его купит?

Цена шокировала и вызывала протест. Такой домашний на вид, привычный как горшочек с кактусом на подоконнике – за 5 тысяч долларов? И это только начальная конфигурация! Самый продвинутый “игровой компьютер” – писали возмущенные граждане – столько не стоит! Но, не информируя об этом прессу, серьезные компании и организации из областей деятельности для которых iMac Pro официально предназначался, уже обратились к Apple с предложениями о крупных закупках. Им предоставили тестовые образцы, чтобы они могли попробовать новинку в деле. К моменту начала продаж Apple заключила с некоторыми из этих организаций контракты на поставку десятков тысяч экземпляров. С другими велись переговоры (на предмет скидок, обслуживания на особых условиях и гарантий).

Немного сравнений: Cравнение iMac 5K и iMac Pro. Стоит ли переплачивать?

Для дорогой профессиональной техники это очень серьезные тиражи. 14 декабря 2017 года к большим покупателям присоединились независимые профессионалы. В онлайн-магазине Apple и у дилеров компании теперь можно было заказать iMac Pro с 8- и 10-ядерными процессорами, поставки 14- и 18-ядерных вариантов должны были начаться в январе 2018. Серьезно повлиять на статистику продаж праздничного квартала 2017 года iMac Pro не могли, бытовые компьютеры продавались сотнями тысяч и миллионами, но в своем классе они, скорее всего, были чемпионами.

А еще iMac Pro покупали лаборатории издательств, ремонтники и просто любопытные. В их числе была и австралийская компания iFixit, которая немедленно вскрыла его темно-серый корпус и пришла к выводу о способности пациента к апгрейду. Apple T2, который во время вскрытия с любопытством рассмотрели со всех сторон, никак не повлиял на их вердикт. А вы бы догадались что этот приятный на ощупь чип, которого не было в той самоделке о которой я написал в начале статьи – жестокий и придирчивый надзиратель, меняющий правила игры. В iFixit, приступая к вскрытию, надеялись реанимировать компьютер когда все закончится – у них получилось.

Экосистема

Если Apple надоест её “фруктовое” имя, потому-что компания, вообще-то, никак не связана с сельским хозяйством, ей стоило бы назваться “Ecosystem Inc”, потому-что почти все чем занимается компания, от умных часов с умными телефонами до рабочих станций профессионального назначения входят в состав разветвленной организации невероятной мощи, делающей возможными совершенно фантастическое взаимодействие между самыми разными устройствами. Но это не единственная экосистема созданная Apple.

Про образовательную экосистему Apple я планирую отдельную статью в ближайшее время. В 2017 году 40-летнему лидерству компании в сфере образования угрожали Chromebook’и, и ответом Apple стала, помимо прочего, еще одна экосистема. Компьютеры и планшеты были её составной частью, но сама она, как мафия, связывала все это в нечто куда более серьезное и значительное. К чему я об этом вспомнил сейчас? iMac Pro Apple встроила в еще одну экосистему: ремонтом и апгрейдами профессиональных Mac’ов теперь имели право заниматься только сертифицированные сервис-центры.

Узнав про это, пользователи только усмехнулись: добраться до слота с процессорами или до модулей оперативной памяти внутри iMac Pro сложно, но за 5 лет существования iMac с этим научились отлично справляться очень многие. 3 января Apple сообщила что в конце этого месяца сертифицированные сервис-центры Apple во всем мире получат наборы для апгрейдов памяти (оперативной и флэш). А потом в дело включился Apple T2, и стало не до смеха. В индустрии пришли к выводу что Apple стреляет себе в ногу, очередями.

Еще одна экосистема стала реальностью. В конце-концов, это еще один сервис, а на них Apple решила перенести фокус в своей деятельности. Людей принимают по одежке, а компании – по уровню доходов и их динамике. Какие еще экосистемы придумают в Apple я не знаю. Надеюсь, в них будет что-то хорошее и интересное, в мире стало слишком много плохих новостей, они поднадоели.

Расширение плацдарма

Эскадра iMac’ов в корпусах цвета “космической серости” успешно вторглась на планету Земля. Интервенты, оглядевшись и разведав обстановку, приступили к второму этапу миссии: теперь они пытались приучить аборигенов жить по-новому. Многие были этим очень недовольны. К тому же, импланты-надзиратели приступившие к выполнению своих основных обязанностей, стали сбоить. Дорогие профессиональные рабочие станции, вместо того чтобы возвращать вложенные в них деньги, выходили из строя, диагностика указывала на загадочные проблемы с bridgeOS. Новое без этого не обходится.

В январе к первым космическим десантникам присоединились 14- и 18-ядерные варианты iMac Pro, а зловещие Apple T2, достойные пера Стивена Кинга, вскоре проникли и в другие формы “яблочной” жизни. Судя по реакции Apple на эти ужасы (они признавались багами и достаточно оперативно устранялись), это побочные явления. Целью включения Apple T2 в Mac’и были вовсе не эти ужасы. Скорее наоборот. Чем все это кончится?

Это продолжение серии про iMac Pro, первую часть вы можете найти по этой ссылке

Продолжение следует…

Чтобы не пропустить выход новой части, подписывайтесь на наш новостной канал в Telegram!

Праздничный квартал 2017 года

Итоги праздничного квартала 2017 года (он же – первый квартал 2018 финансового года) были подведены в феврале. На первый взгляд, все было лучше чем замечательно. Кризис в индустрии абсолютно не коснулся Apple, компания все делает правильно: это снова был рекордный праздничный квартал, на 13% более успешный чем предыдущий рекордный праздничный квартал. Успешнее, в денежном выражении. С остальным было похуже.

Казалось бы, радоваться надо. Рекордный квартал. Акционеры компании получили самый большой доход на свои акции за всю историю компании. В конце концов, главная задача любой компании – генерировать прибыль. Делать деньги. Компания которая заработала 88,293 миллиарда долларов за три месяца, как минимум, преуспевает. Самая богатая IT-компания в мире стала еще богаче. Так держать? Увы.

Помните как год за годом, открывая очередное театральное представление Apple, сначала Стив, а потом и Тим, сообщали о все нарастающем отставании компьютерной индустрии от Apple, о том что продажи Mac’ов, несмотря ни на что, растут. Их покупали, их даже любили и в этом не было ничего странного. В 2007 у Mac’ов появился младший брат, опередивший их сначала по числу продаж, а потом и по приносимым на счет компании доходам. Успехи Mac’ов были намного скромнее, и тем не менее – год за годом их продажи росли. Вплоть до рекордного праздничного квартала 2017 года.

iPhone и Mac

На счета компании в октябре-декабре 2017 поступило 88,293 миллиарда долларов. За год до этого, в предыдущем самом успешном и рекордном квартале за всю историю, Apple заработала “всего” 78,31 миллиарда. Как и прежде, большую часть поступлений принес iPhone: 61,576 миллиарда. В праздничном квартале 2016 Apple заработала на них 54,378 миллиарда долларов, рост на 13%. В штуках ситуация выглядит иначе. В праздничном квартале 2016 было продано 78,290 миллионов iPhone. В октябре-декабре 2017 – 77,316, почти на миллион штук меньше. Или на 1%.

Вообще-то это очевидно и так, но нельзя не отметить: заработать большую сумму продав меньше iPhone’ов можно единственным способом. За счет значительного повышения их цен. Шокированные красотой и необычностью iPhone X, люди были готовы платить за него тысячу с лишним долларов, по самым разным соображениям. Face ID производил на них и на их знакомых неизгладимое впечатление. Беспроводная зарядка, дизайн из будущего (в котором конкуренты оказались чуть раньше – но все-таки из будущего). iPhone 8 Plus тоже дешевым не назовешь, и продавался примерно с тем же успехом. Но купили их все-таки меньше чем годом назад. Немного? А то, что стоит больше (или около) тысячи долларов и запросто способно проработать несколько лет, покупают не каждый год.

С Mac’ами было еще хуже. В октябре-декабре 2017 их было продано 5,122 миллиона штук, на 6,89 миллиарда долларов. За аналогичный период 2016 – 5,374 миллиона штук, на 7,244 миллиарда долларов. И в штуках, и в долларах – снижение на 5%. Эффект бабочки (это я про клавиатуру Butterfly)? Впервые за много лет, даже я с некоторым опасением отнесся к “инновациям” 2017 года. В прошлом с Mac’ами случались разные неприятности, но такого еще не было, и снижение продаж на 5% было заслуженным. Продажи iMac Pro начались в этом же квартале, его проблемы еще не успели как следует проявиться, все было впереди.

С остальным все благополучно

Кроме Mac’ов и iPhone, Apple сообщает в квартальных отчетах о результатах деятельности еще в трех сферах: продажи iPad, сервисы и “остальные продукты”. Остальные продукты – это Apple Watch, Apple TV, iPod touch, Beats и всевозможные аксессуары производства Apple и сторонних компаний. Теперь мы знаем что компания решила сместить акценты в сторону сервисов, надеясь заработать на них не меньше чем на iPhone. Среди остальных продуктов в октябре-декабре 2017 сервисы были на первом месте. Они принесли 8,471 миллиарда долларов, что в 7,3 раза меньше чем доходы от продажи iPhone. По сравнению с предыдущим праздничным кварталом доходы от сервисов увеличились на 18%. Второе по доходности направление деятельности Apple.

Продажи iPad выросли как в количественном, так и в денежном выражении. На 1 и на 5%. Они принесли Apple 5,862 миллиарда долларов, и продали их 13,170 миллиона штук. А все остальные изделия Apple и партнеров компании, в сумме, принесли на 36% больший доход чем годом раньше, на сумму в 5,489 миллиарда долларов. Скорее всего, за счет успешных продаж Apple Watch Series 3. Но на отдельную позицию в отчетах часы еще не тянули.

Диагноз

В 2017 Apple можно было поставить только один диагноз: “практически здорова”. На всех направлениях её деятельности компания неплохо зарабатывала, даже там где продажи, слегка, упали. Тревожные звоночки были услышаны аналитиками компании, и у них было полное и неотъемлемое право отнестись к ним иначе чем отнесся я. Они знают лучше о том, что и для чего делается, планируется или предполагается. Возможно, мы на пороге чего-то фантастического. В любом случае, никаких радикальных перемен в Apple, сколько-нибудь скоро, не случится. Совет директоров и акционеры довольны. Остальным компания ничего не должна.

Продолжение следует…

Что думаете по поводу 2017-го года в истории компании Apple? Напишите об этом в нашем Telegram-чате.

Начало продаж iPhone X: Возвращение Apple?

Третьего ноября 2017 года, в 8 часов утра, будущее вторглось на планету Земля. В смысле, iPhone X. Праздничный квартал, активность покупающей публики растет с каждым днем – а за iPhone без кнопки Home, с ценой от 999 долларов и выше, вдруг выстроились огромные очереди. Такого не было уже несколько лет. Неужели им снова удалось?

Это был успех, но все-таки не такой, как прежде. Число проданных iPhone X за первые три дня не стали сообщать публике. Столкновение с реальностью всегда испытание, iPhone X с ним справился – но не обошлось и без проблем. Он замерзал и впадал в кому при нулевой (по Цельсию) температуре. Синдром исчезал через несколько секунд, но когда телефон почти за сто тысяч рублей перестает реагировать на прикосновения, это шок. Проблемы с батареями (у некоторых экземпляров, но встречалось), Face ID оказался медлительнее чем Touch ID, даже самое прочное в мире стекло все-таки бьётся. Не сотвори себе кумира?

Магазин Apple в Чикаго, 3 ноября 2017:

Магазин Apple на 5 авеню, Нью-Йорк 3 ноября 2017:

На самом деле все было очень неплохо. Изменений было слишком много чтобы ни в чем не ошибиться. Пользователям пришлось переучиваться, привыкать к новому диалекту языка жестов, а это всегда рискованно и чревато большими неприятностями. Но все получилось. Получилось даже немного слишком хорошо, из-за чего руководство Apple пришло к далеко идущим выводам. В новых “X” (это римская цифра 10, как в Mac OS X), разработка которых близилась к завершению, сместили акценты. Люди готовы платить больше за технические чудеса? Никаких проблем!

На троих не получилось

В 2017 актуальных моделей iPhone было три. Наибольший интерес предсказуемо вызвал iPhone X, с кодовым наименованием Ferrari, но его продажи должны были начаться только в ноябре. iPhone 8 и iPhone 8 Plus оказались в неприятной ситуации: их третий брат, еще не появившись на свет, не мог не нанести ущерб их продажам. Есть довольно много “больных Apple”, готовых каждый год приобретать самую последнюю модель iPhone, и очень многие из них для этого готовы отказывать себе во всем. Они решили не тратиться на iPhone 8 или iPhone 8 Plus.

Продажи “классической пары”, тем не менее, были очень неплохими. Точных сведений по объёмам продаж конкретных моделей и конфигураций Apple не предоставляет, зато есть косвенные данные позволяющие их оценить. В продажах лидировал iPhone 8 Plus, запасы которых в рознице чаще и быстрей иссякали – но и iPhone 8 шли неплохо. Ни те, ни другие рекордными не были, но по оценкам экспертов в октябре 2017 было продано два или два с половиной миллиона “восьмерок”.

Выход в свет “десятки” разнес всю эту благодать немедленно и бесповоротно. В первой половине ноября обе “восьмерки” почти не продавались. Ни в рознице, ни онлайн. Всем был нужен iPhone X. Естественно, затраты на создание “десятки” на порядок превосходили затраты на обе “восьмерки” вместе взятые, но и они обошлись Apple недешево. Едва ли пара-другая миллионов проданных “восьмерок” окупали эти затраты. Когда-то, опасаясь “каннибализма”, платформа Apple II была уничтожена – как только её популярность пошла вверх. Третий iPad mini с техническими данными которые не могли не привлечь публику, был отложен. Он мог навредить продажам нового iPad Air.

И вот, наверное чтобы продемонстрировать всем кто обвинял Apple в преувеличении этой опасности насколько она страшна и серьезна, в модельный ряд iPhone включили хищника, которому невозможно было противостоять. Впрочем, через некоторое время, распробовав новинку и оценив её по достоинству, рынок снова обратил внимание на “восьмерки”. Но не на все из них. Продажи iPhone 8 Plus сравнялись с продажами iPhone X. А вот iPhone 8 был фактически вытеснен с рынка. Его производство пришлось свернуть.

Складские запасы уменьшались очень медленно. Даже праздничное обострение рынка не помогло. А в январе-феврале 2018 года, по словам одного из сотрудников Apple Store в Лондоне, едва ли не каждый второй посетитель вообще ничего не знал про iPhone 8. Все было ясно: дешевые смартфоны “попроще” никому не нужны. На самом деле все было не совсем так, но чтобы увидеть это требовалось одно из двух: либо гений, способный видеть мир во всей его сложной противоречивости, либо просто попробовать и посмотреть что из этого выйдет.

Почему?

И все-таки, времена когда умные телефоны продавались как ледяная газировка в знойный день безвозвратно ушли в прошлое. Производились они в стране экономических чудес, где авторское право, патенты и прочие глупости были не в чести. Инженерный персонал в этих странах мог воспроизвести почти все, чем новинки гигантов с лица необщим выражением привлекали внимание покупателей. Не все, но зато в разы дешевле. Копировать дешевле чем придумывать, искать решения сложных проблем, мучительно пробовать вариант за вариантом, придумывать все более изощренные технологии тестирования.

Почему iPhone X имел успех? Имело ли смысл двигаться в том же направлении? Не было ли у этого успеха причин одноразовой природы? Кстати, уже в 2017 году, не обошлось без тревожного звоночка, предвосхитившего стремительно приближающие неприятности. Но об этом – в следующий раз.

Это продолжение серии про iPhone и ему подобных, предыдущие части можно найти по этой ссылке.

Продолжение следует… А пока, посетите наш Telegram-чат. Честное слово, там интересно!

Intel: 8-е поколение и кризис 50-летнего возраста

До сих пор, особенно в эпоху стратегии “тик-так”, все было просто и понятно. У каждого нового поколения было (как правило, одно) имя. Раз в два года обновляли технологический процесс, раз в два года – архитектуру. Лидерство компании в процессорной отрасли было очевидным и бесспорным – и вдруг что-то случилось, и все пошло не так.

Intel была основана 18 июля 1968 года. В 2018 году компании исполнялось 50 лет, и тем чья жизнь была связана с Intel хотели отметить это событие чем-то “безумно-великим”. Можно по разному относиться к Intel, но её роль превращения нашей цивилизации в то, чем она стала в наши дни – неоспорима. В середине 10-х, несмотря на непрекращающиеся происки “выскочек” (Samsung) и давних соперников (AMD) позиции компании были даже сильней чем когда-либо раньше. А в 90-е против неё устраивали целый “крестовый поход”, создав для этого консорциум AIM (Apple-IBM-Motorola), его участники привлекли в свой проект немыслимые для Intel средства и развернули мощную кампанию “против Intel” – казалось, 30-летней корпорации из Санта Клары приходит конец. Не смогли.

В середине 10-х руководству (и сотрудникам) Intel захотелось отметить приближающийся юбилей чем-нибудь на грани магии и фантастики. Над переходом на технологию 10 нм уже работали, сопротивление законов природы (по мнению разработчиков) было учтено, и уже очень скоро (в 2015/2016) её можно было использовать в серийных чипах, на зависть всем. А на июль 2018 уже загадали следующий шаг – 7 нм. Одними из первых, а если повезет то вообще первыми. Это был бы подарок инженеров Intel компании, которой они гордились и которую, как это ни странно, любили, на полувековой юбилей.

Первое 10 нм поколение объявили и назвали Cannon Lake. Пушечное озеро. В Миннесоте два таких озера, в Монтане так называется целая группа озер, а почти идеально круглое озеро с таким названием – одна из достопримечательностей во Флориде. В честь какого из этих топонимов должны были назвать первые 10 нм процессоры от Intel, неизвестно. В 2015 их выход в свет был отложен и перенесен на вторую половину 2017. Законы природы нанесли ответный удар. В 2017 опять не получилось, а к законам природы присоединилась TSMC (помните 10 нм Apple A10X Fusion?). Чем меньше времени оставалось до юбилея, тем хуже становилась ситуация.

Как вас теперь называть?

В начале 2017 Intel блестяще вышла из очень неприятной для неё ситуации, заменив двух-фазную стратегию “тик-так” на трех-фазную “процесс-архитектура-оптимизация”, найдя для этого убедительные объяснения и сохранив лицо. По мере приближения к предельным для технологии размерностям сложности нарастают, на их преодоление уходит больше времени. Kaby Lake, логично и естественно, включился в новорожденную третью фазу, но Cannon Lake снова пришлось отложить.

В августе Intel снова поменяла концепции. Теперь речь шла о совмещении нескольких архитектур в одном поколении. Intel Kaby Lake R (Refresh) стали первым представителями 8-го поколения. Они выпускались по тому же процессу 14 нм+ что и обычные Kaby Lake, но значительно превосходили их по производительности, особенно графической. Кроме них в 8-е поколение должны были войти Coffee Lake (выпускаемые по еще более совершенному технологическому процессу 14 нм++), и Cannon Lake (10 нм).

На всемирной выставке бытовой электроники (CES) в 2017 году Intel показала ноутбук с неизвестной модификацией Cannon Lake внутри. В 2018, ограниченным тиражом, компания выпускала Intel Core i3-8121U, с архитектурой Cannon Lake, которые были использованы в двух коммерческих ноутбуках. В чипе не было встроенного GPU, насколько мне известно до массовых тиражей так и не дошло. В Apple всерьез задумались о переоценке некоторых ценностей – Intel все сильнее напоминала IBM и Motorola (Freescale) перед тем как Mac’и перешли на Intel. Конкретные решения по поводу Intel, естественно, приняты не были. Но на всякий случай, скорее всего, работа над альтернативным вариантом началась.

С конца 90-х до 2005, в тайне от всего мира, Apple поддерживала в актуальном состоянии вариант своей “современной ОС” еще и для Intel. Учитывая как изменения в линейке Intel, так и новые версии собственной операционной системы. Не удивлюсь если в огромном здании без углов и из стекла, прямо сейчас, кто-то занимается тем же самым. И не только в нем. Без системы-на-чипе собственной разработки аварийный вариант бесполезен.

А как же с 10 нм?

Все хорошо. Intel успешно преодолела все трудности, и а августе 2019 года (буквально на прошлой неделе) выпустила еще одно “озерное поколение” процессоров, Ice Lake. О нем я расскажу как-нибудь в другой раз.

50-летие Intel
Почти за месяц до юбилея, Брайен Кржанич, возглавлявший компанию с 2013 года, ушел в отставку. Официальной причиной его отставки были “неформальные отношения с каким-то сотрудником компании”. Что произошло между главой Intel и неизвестным сотрудником неизвестного пола – неизвестно. Известно только что правила внутреннего распорядка компании запрещают такие отношения между главой компании и его подчиненными, а тут еще и дела шли не совсем как надо. Заинтересовались, провели расследование, доказали что это было – и Кржанич подал в отставку. В Intel от работал с 1982 года, до 2013 он был директором Intel по операциям (COO), как Тим Кук до того как он возглавил Apple.

50-летие Intel встретила с временным главой компании “во главе” (iCEO), им был назначен Роберт Свон, тоже ветеран компании. В 2019 совет директоров утвердил его постоянным главой Intel. Чем все это кончится – пока не знает никто. Похоже, начинается что-то очень интересное.

Продолжение следует, а пока напишите в нашем Telegram-чате как вы относитесь к Intel!

Apple TV: Будущее, которое не наступило

Самое время поговорить про Apple TV: в марте 2019 года этим симпатичным коробочкам был вынесен приговор. Революция в телевидении, о необходимости которой 12 с лишним лет говорила Apple, закончилась так и не начавшись. Несколько раз все было на грани, в сентября 2015 её объявили – но что-то снова пошло не так.

Вообще-то я хотел просто рассказать про Apple TV четвертого поколения, tvOS и её SDK. 9 сентября 2015 “будущему телевидения” уделили полчаса. Столько же, сколько iPad Pro или iPhone 6s/6s+. Больше чем всему остальному.

Это был особенный Apple TV, к которому теперь прилагалась целая экосистема (tvOS, SDK, App Store, пульт с поддержкой Siri). Полноценная платформа, с инструментарием в Xcode (в составе которого был симулятор Apple TV) и мощными амбициями. Apple очень хотелось объявить tvOS революцией в телевидении – но на революцию ни Apple TV 4G, ни tvOS 9, ни TVMLKit, ни тренажер для пешеходов (Crossy Road) не тянули.

Как обстояли бы дела с персональными компьютерами, если бы в 1984 не появился Mac? А какими были бы смартфоны и планшеты если бы не iPhone и iPad? Если бы не было Apple, какими были бы ноутбуки, магазины программ и музыки, издательские системы, и много чего еще? Телевидение – яркий и наглядный пример этого.

Apple пыталась очеловечить и телевидение. Первый Apple TV был объявлен одновременно с iPhone. Apple Computer стала “просто Apple” из-за того что важнейшие платформы (iPod, iPhone и Apple TV) не имели отношения к компьютерам. Все было очень серьезно, но что-то важное не учли, и Apple TV превратились в “хобби”.

Почему? Почему они упускали свой шанс, снова и снова – и к марту 2019 были вынуждены “перенести фокус на сервис Apple TV+”, поскольку на рынке подобных устройств доля у Apple была удручающе несерьезной: 13%.

Я хотел просто рассказать про Apple TV четвертого поколения, но без обращений к его предыстории опус не складывался, получаясь плоским и невнятным. Иду у него на поводу.

Это начало мини-серии про Apple TV.

Кто возглавлял проект?

От глав большинства других крупных компаний Стив Джобс отличался вниманием к самым незначительным, на первый взгляд, деталям. Он лично занимался всеми более или менее важными проектами компании. Его влияние трудно переоценить.

Но он не был даже инженером. У него было фантастическое, почти безошибочное, чутьё. Каким-то неизвестным науке образом он обычно знал что “пойдет”, а что – нет. С его мнением часто не соглашались (в душе) – но он умел заставить.

И чутьё на людей. На особенных, нестандартных и необычных, способных создавать нечто “безумно великое”. Такие люди, как правило, не подарочек. Некоторые из них хвастались потом что Стив увольнял их раз сто – но через полчаса или час отменял свое решение.

У каждого удачного проекта Apple был сильный лидер, способный отстаивать свою точку зрения, готовый работать сутками и без выходных. Неудобный в общении – почему-то все творцы несносны – ну, почти все. Каждого из них когда-то выбрал Стив.

Safari, iPhone и iPad – это Скотт Форстолл. И Apple Maps – тоже он, только без Стива. iPod – это Тони Фаделл. Системы-на-чипе от Apple – Джони Сруджи. Бертран Серле, потом Крейг Федериги – это OS X. А потом и iOS. Айв вложил душу в iMac, создав первый в мире настоящий бытовой компьютер.

А вот у проекта Apple TV несносно-гениального лидера не было. То ли “зомбоящик” и в самом деле выключает мозги, то ли просто не везло – но не сложилось. В историю не вошел никто из возглавлявших этот проект.

Приоритеты

В свое время такие проекты как Mac OS X (позже OS X, в наши дни macOS), iOS, Mac’и на разных процессорных платформах, iPhone, iPad и iPod были важнейшими, или одними из важнейших, для компании. Они были в фокусе, на них не жалели ни средств, ни ресурсов, их доводили до неземного блеска – а Apple TV с этим не повезло. Если он и оказывался в центре внимания, то ненадолго и эпизодически.

В 2006, когда публике сообщили о работе компании над iTV, внимание было обращено на несравнимо более важные вещи: Mac’и только-только перешли на Intel, благополучно и с поразительной легкостью – но нерешенных проблем было еще “выше крыши”, iPhone был на финишной прямой и требовал внимания к себе.

Назвать устройство iTV не удалось: в Великобритании была телевизионная компания с таким названием, интересы Apple и iTV неустранимым образом пересекались, решить вопрос обычным образом (выкупить право, купить лицензию или что-то вроде того) не удалось бы, поэтому устройство стало Apple TV.

9 января 2007 года, на одном из последних MacWorld Expo в истории Apple, Apple Computer стала “просто Apple”. Теперь у компании было 4 платформы: Mac, iPod, iPhone и Apple TV, и только одна из них имела отношение к компьютерам. Две из них были объявлены тогда же.

Apple TV первого поколения, на Intel Pentium M с тактовой частотой в 1 ГГц, вышел в свет в марте 2007. Сначала с диском в 40 Гигабайт (за 299 долларов). Потом с диском в 160 ГБ, за 399. В 2008 цены снизили до 229 и 329 долларов, в 2009 модель с 40 Гигабайтами сняли с производства, а модель с 160 ГБ стала стоить 229 долларов.

Операционной системой в Apple TV первого поколения было подмножество Mac OS 10.4.7.

В 2009 iPhone уже вышел из младенчества, превратился в iPhone 3GS, а Apple TV был тем же самым Apple TV с идентификатором модели AppleTV1.1 – и почему-то продавался хуже чем ожидалось.

Apple TV перестали упоминать при перечислении платформ Apple и объявили хобби.

Второе и третье поколение

В 2010, наконец, объявили AppleTV2.1, с Apple A4 внутри и с операционной системой на основе iOS. Стив признал свою ошибку: в телевизионной приставке жесткий диск вообще не нужен. Он только мешает. Apple TV получает данные из сети, и отображает их на экране телевизора.

Диск внутри Apple TV второго поколения все-таки был, SSD объёмом в 8 Гигабайт. Тайный диск. О котором все, кого это могло заинтересовать, знали.

Размеры Apple TV 2G (98х98х23 мм) стали стандартом для Apple TV на целых пять лет. Как и цена – 99 долларов.

Apple TV продавался повеселее, но до ожидаемых тиражей дело так и не дошло.

В 2011 читал увлекательнейшее сравнение Apple TV 2G с Mac mini, исполняющих одну и ту же роль. И автор сравнения, и я, признали Mac mini победителем. Правда стоил “миник” в пять (или более) раз дороже.

Третье поколение, с Apple A5 внутри, вышло в свет в марте 2012. Про Apple TV 3G в сети масса противоречивых сведений, мне удалось добраться до первоисточников и вот точная информация: в Apple TV 2012 года (AppleTV3.1) был Apple A5r2 производства Samsung, по технологии 32 нм, с 1-ядерным CPU и 2-ядерным GPU PowerVR SGX543MP2.

В Apple TV 3G появилась поддержка 1080p (в 2G только 720p) и Bluetooth Discovery для подключения избранных устройство к Apple TV.

В конце января 2013 вышла новая модель Apple TV 3G, AppleTV3.2, с Apple A5r3 внутри, с 1-ядерным CPU и тем же GPU, производства той же Samsung, но уже по технологии 28 нм.

Других отличий между AppleTV3.1 и AppleTV3.2 я найти не смог.

В январе 2013 что-то случилось, и про Apple TV забыли почти на три года.

За эти три года на рынке появились конкуренты – устройства аналогичного назначения от Roku, Amazon и некоторых других захватили рынок. Их новые версии выходили одна за одной, стоили они столько же сколько Apple TV, они были удобнее и практичнее.

Apple TV 3G все-таки продавались, только все хуже и хуже. Интересно, почему?

4 поколение

Про Apple TV 4G и про “телевидение будущего” расскажу в продолжении, пока обратим внимание только на одну деталь, по-моему важную.

Идентификаторы Apple TV 3G 2012 и 2013 годов были AppleTV3.1 и AppleTV3.2. Apple TV 2G был AppleTV2.1. Ровесник первого iPhone был AppleTV1.1.

Я перечислил их чтобы вы не заподозрили “яблочных” клерков в безалаберности. Apple TV 4G был AppleTV5.3.

А что случилось с AppleTV4.х? Хотя бы один должен был быть? И куда исчезли AppleTV5.1 и AppleTV5.2?

Загадка, покрытая тайной.

Продолжение следует…

Apple 2012: поговорим о деньгах…

20 августа 2012 года в момент закрытия торгов на NASDAQ акция Apple стоила примерно 662 доллара. Рыночная капитализация компании достигла 623 миллиардов долларов. В тот момент Apple была компанией с самой большой капитализацией в США. А кроме того…

Рыночная капитализация – это произведение стоимости акции (её курса) на общей число акций. Это упрощенное определение, но так как мы не собираемся ничего пересчитывать (экспертов, в том числе и абсолютно не симпатизирующих Apple, хватало, и данные были многократно проверены), углубляться в детали нет необходимости.

И, поскольку курс акций по определению изменчив, нет ничего более нестабильного чем рыночная капитализация. Это уровень доверия акционеров к компании. Я упрощаю, я не финансист и не специалист по биржевым торгам. Поправьте если что-то не так.

Прежний рекорд принадлежал MIcrosoft: в 1999 году её рыночная капитализация достигла 618,9 миллиардов долларов. Того, кто предсказал бы в 1999 что этот рекорд будет побит именно Apple, отправили бы в сумасшедший дом.

Аналитики расшифровали этот зигзаг судьбы: со дня на день ждали объявления нового iPhone 5 и iPad mini. Из-за такой незначительной мелочи – и такое!

После 20 августа курс акций Apple пошел вниз. Акционеры люди нервные, легковерные, их очень легко насторожить или напугать, их решения часто нерациональны – в начале 2013 рыночная капитализация Apple уменьшилась примерно на треть. На войне как на войне.

На счетах у Apple

Став публичной компанией Apple утратила право на приватность своих финансовых дел, и вынуждена была отчитываться о принадлежащей ей сумме средств на счетах и в других формах (краткосрочные обязательства и т.п.)

В начале 2013 года на счетах Apple было 97,6 миллиарда долларов. Этого хватило бы лет на десять бесприбыльного полета. Если бы удача всерьез обиделась на компанию, и стала обходить её стороной.

В феврале 2013 года, выступая на конференции Goldman Sachs Technology and Internet в Сан-Франциско, Тим Кук рассказал о том как и на что Apple тратит своё состояние.

Вдумчиво, осторожно, разборчиво. Apple не сорит деньгами – тратит их только на самое необходимое (но, естественно, самого лучшего качества). Кроме того, Apple инвестирует в R&D (исследования и разработку), и приобретает компании – почти каждый месяц. Это не хобби – Apple нужен талантливый персонал с интересными замыслами и опытом которого в компании нет, а часто еще и технологии.

Стив вколотил в головы своих ближайших помощников что не следует гнаться за числом проектов, браться только за то из чего можно сделать “конфетку”. Я цитирую Тима Кука, пусть и не дословно. По-русски говоря, “лучше меньше да лучше”.

И в самом деле, весь ассортимент продукции Apple можно было бы разместить на одном или двух рабочих столах.

При всей вдумчивости и осторожности трат, кстати, расходовала Apple довольно много: в августе 2012, когда компания впервые в истории опередила Microsoft по размеру рыночной капитализации, на счетах компании было 117 миллиардов долларов, а за пять месяцев на счета компании поступило еще миллиардов пятнадцать. В начале 2013, повторюсь, у Apple было 97,6 миллиардов “свободных средств”.

О жадности

По мнению обывателя, Apple – дама жадная до глупости. Её изделия продаются по цене в два или три раза превышающей стоимость их компонентов. Изделия других компаний, ни в чем не уступающие изделиям Apple, а то и превосходящие их, стоят намного дешевле. Если бы не фанатики, загипнотизированные Джобсом, рекламой и дизайном этих изделий, её давно бы уже не было.

Но продаются же, и тиражами которые никаким фанатизмом не объяснишь.

Кроме того, себестоимость сложного технического изделия всегда выше чем суммарная стоимость её компонентов.

MacBook Air был убийственно красив, он превратился в дорогой статусный аксессуар, но его продажи после недолгого ажиотажного спроса резко сократились. Что-то пошло не так. Технология производства Air была инновационной и, в перспективе, обещала снизить издержки – но в тот конкретный момент технология только внедрялась, отлаживалась и доводилась до совершенства, а это обходится очень дорого.

Технология была нестабильна, контроль качества отправлял на переплавку чуть ли не каждый второй корпус Air, на следующем этапе отбраковывалась еще примерно треть, продукт должен быть идеален. Контролировать качество каждого экземпляра, причем на нескольких этапах – очень дорого.

Себестоимость MacBook Air не публиковалась, себестоимость продукции – один из самых тщательно скрываемых секретов Apple, но она явно была выше чем у конкурентов.

Я привел этот пример чтобы доказать: экономические законы действуют на Apple точно так же, как и на всех её конкурентов. Никакой магии, никаких нарушений законов физики, все как у всех. Только в самих “яблочных” изделиях что-то есть. Как правило. Магия? Нет, увы – все естественнонаучно до безобразия. И даже ДНК тут не при чем.

Два аспекта этой магии заслуживают разоблачения!

Одно из них – это маниакальное внимание к мелочам, на которые принято не обращать внимание. Симпатии, антипатии и прочие иррациональные ощущения, определяются ими.

“Если бы мы занимались этой ерундой, мы бы уже давно разорились” – сказал инженер одного из крупных и известных в мире производителей PC-шных клонов о внутренней организации PowerMac G5. Инженер тоже родом из России, родственник.

Второе – “вертикальная интеграция”, о которой чуть позже.

Процесс ценообразования в Apple обыватели представляют себе очень хорошо (как если бы они лично присутствовали при этом). Тим с аукционным молотком в руке обращается к топ-менеджерам с вопросом “кто больше?”, а когда цена достигает тревожного уровня, ударом молотка прения прекращаются.

По словам Тима, все не так: в Apple пытались разработать дешевые компьютеры, и не один раз, но результат получался так себе. Посредственным. А единственное чего Apple никогда себе не позволит – это выпуск посредственных компьютеров, планшетов или телефонов.

Вертикальная интеграция

Пока клиенты компьютерных гигантов спорили о недостатках и преимуществах порядка байтов используемого в процессорах разных архитектур, сами гиганты спорили о другом.

Компьютер (смартфон, планшет, коммуникатор) – это микрочипы, сами устройство и их системное программное обеспечение. На первый взгляд, подход при котором конечное изделие собирается из стандартных компонентов, производимых сторонними компаниями специализирующимися на их разработке и производстве – логичен и рационален.

Разделение труда, одно из величайших достижений цивилизации. И жизнь, казалось, это подтверждает. Процессоры – это Intel, AMD, Samsung и не слишком большое число других компаний. Системы и часть программного обеспечения – это, например, Microsoft. Были и другие, но в конце 90-х было очевидно что их песенка спета.

Но с этим подходом не все были согласны. Его результатом, за редкими исключениями, была сущность определяемая инженерами Apple как “посредственный компьютер”. Или другое устройство, в нашем случае его тип не имеет значения.

“Непосредственный компьютер” – это компьютер в котором основные составляющие его части разработаны одной и той же компанией, и тщательно подогнанные одна к другой. В этом один из главных секретов успеха Mac’ов, iPhone, iPad и прочих “яблочных” изделий, который и в самом деле были “не по средствам”, но раскупались как горячие пирожки.

Потому что любое из этих устройств работало как единое целое, почти как разумное существо. Правда если что-то шло не так как надо… Но об этом в другой раз. За все в мире надо платить.

Apple контролировала только самые важные части конструкции: собственно устройства и их операционные системы. С середины 80-х компания не раз пыталась включить в число контролируемых частей еще и процессоры, но вплоть до Apple A6 эти попытки кончались неудачей. Почему, как вы думаете, первый КнК-чип от Apple назывался Apple A4, а не Apple A1?

Главное в профессии волшебника – вовремя остановиться. Составные части создавались из стандартных покупных элементов, но благодаря огромным доходам Apple теперь могла позволить себе еще более тщательную подгонку элементов друг к другу, и даже создание собственных элементов (идеально подходящих их потребителям).

Подход Apple (и некоторых других компаний) назвали “вертикальной интеграцией”, его нещадно критиковали, объявляли ересью и глупостью, но по мнению Apple только этот подход позволяет создавать “безумно великие изделия”. Часто употребляемые слова со временем утрачивают смысл, но большую часть созданного Apple посредственностью не назовешь.

Отказ от вертикальной интеграцией приводит к посредственным изделиям (иногда даже неплохим, но посредственным), и генерирует посредственную прибыль. Зато риск при этом подходе минимален, и побеждать конкурентов можно за счет снижения цен.

Стратегия Apple максимально рискованная. Новое и неожиданное запросто может не получиться. Ошибки неизбежны. Финансовый запас – это, всего лишь, страховка. Только высокие цены позволяют компании делать то, что она делает. При условии что рынок эти цены устраивают. Люди ворчат, возмущаются, клянутся что больше никогда и ни за что – но платят за плоды этой стратегии. Или не платят (иногда).

Продолжение следует…

iPhone OS: исправление ошибок (Xcode 3.1 и Xcode 4)

Objective-C приближался к первой тройке самых популярных языков программирования, из пишущих программы для iPhone OS лишь каждый пятый имел опыта программирования для OS X, App Store превращался в Клондайк XXI века. Пришло время создавать лучшую в мире среду разработки, срочно и любой ценой, Xcode 4. А чем была плоха старая?

Публичный iPhone SDK (инструментарий и библиотеки для разработчиков) не планировали, его не должно было быть – новорожденное устройство было нежным и хрупким, допустить в его недра толпы посторонних было страшно, тем более цифровая нечисть неудержимо и непобедимо захватывала мир.

Но сила притяжения новой платформы была настолько мощной, а сам iPhone, при всей его магии, был продуктом земных технологий, что через полтора-два месяца после начала его продаж в сети можно было прочитать, в деталях, как он устроен, как добраться до кода его программ (а архитектура команд ARMv7 была широко известна в отрасли), суть всех тайн была раскрыта.

Через очень короткое время на смену примитивным программам “hello world” пришли уже самые настоящие приложения, превращавшие iPhone в нечто еще более невероятное. И, в октябре 2007 года Стив признал свою ошибку, и пообещал раскрыть все тайны в начале следующего года. Зимой.

Публичный iPhone SDK не планировался и всерьез не проектировался. Сотрудники Apple использовали для разработки операционной системы и прикладных программ для неё что-то вроде строительных лесов вокруг здания. Что требовало специальной подготовки, и для обычных программистов было неприемлемо.

Теперь же, в кратчайший срок (лучше всего “позавчера”) нужно было создать этот самый iPhone SDK, закрывая глаза на неизбежные пока недостатки и упрощая все что можно. Но самое важное: комплекс разработчика должен впечатлять, внушать ощущение простоты и легкости, быть безумно великим – несмотря на невероятно сжатые сроки.

Главное – успеть. Потом все сделаем заново, тщательно и методично, учитывая замечания и пожелания. Пока делаем красиво и чтобы работало – в принципе.

Акценты в безумном проекте расставил Стив, конкретные задачи ставил Скотт Форстолл, остальное можете представить себе сами…

Миссия невыполнима

Это был не первый и не последний случай применения “яблочного аналога Turbo Boost”, когда значительная часть подразделений компании приостанавливали работу над своими задачами и включались в состав команд занимающихся компонентами безумно великого проекта, близких к их области компетенции.

Не пытайтесь повторить это. Как и почему у них это срабатывало, я не знаю – наверное, у них были какие-то секретные технологии воздействия на людей, потому что по банальной человеческой логике все это просто не могло сработать. Что-то очень важное, что обычно упускается, они не упускали. Индейская магия?

Вводные были еще более жесткими, чем в предыдущих случаях – будет что вспомнить!

Они успели. Всё получилось даже лучше, чем ожидалось. Не подвели. App Store, среда разработки и уникальный способ их распространения превратили разработку программ для iPhone в настоящий Клондайк. А iPhone – в бестселлер и образец для подражания.

Но это лицевая сторона медали. Была и оборотная.

Цена победы

То, что называлось iPhone SDK, состояло из нескольких компонентов.

Самым легким компонентом были библиотеки. Отлаженные за несколько лет до состояния близкого к идеальному, они не требовали радикальных изменений. Нужно было скрыть от обычного программиста все что способно навредить системе, кое-что упростить. Вышло не идеально, но прилично.

Создать инфраструктуру распространения программ было и сложнее, и проще. Создавали все это с нуля, не было необходимости оглядываться назад и добиваться совместимости с чем-то предназначенным для других целей. Получилось немного запутаннее и сложнее чем хотелось, но терпимо.

Самым сложным оказалось превратить те самые “строительные леса” в органичную часть Xcode, среды разработки – для чего пришлось ломать стены, разрушать коммуникации и прокладывать новые. Спешка, как это всегда бывает, приводила к ошибкам, исправление которых порождало целые каскады новых, путаница наслаивалась на путаницу.

То, во что превратился Xcode после невыполнимой миссии, было ужасно – но он работал. Первые сотни тысяч программ появившихся в App Store были разработаны в Xcode 3.x, и многие сотни из них были фантастически хороши.

Проект Marble

Во второй половине 2008 года мобилизованные сотрудники вернулись к своим задачам, готовые в любой момент, по первому зову, снова принять участие в чем-нибудь безумно великом, а DTBU (Developer Tools Business Unit) поручили разработать (заново, тщательно и методично) новую среду разработки. Проекту присвоили кодовое наименование Marble (мрамор). Стив всегда выполнял свои обещания.

В 2010 году проект Marble впервые показали публично, участникам WWDC. Это был не Xcode, продукт отличался от прежних версий Xcode больше чем самый первый Xcode в 2003 году отличался от последней версии Project Builder – но те кому положено думать об именах и названиях уже приняли решение: Marble объявили как Xcode 4.

В 2011 году бета-версии Xcode 4 стали доступны разработчикам зарегистрированным на Apple, на условиях конфиденциальности. Поэтому в большом мире никто не узнал о самом настоящем цунами возмущения, которое обрушилось на тему “Xcode 4” закрытого форума Apple для разработчиков.

В первой бете было огромное количество багов, были нестыковки и неудачные решения, о них тоже писали – но главной болевой точкой было другое. Все изменилось. Все было не так, как раньше. Старые привычки больше не работали. Плагины не поддерживались, и по словам разработчиков Xcode даже не планировались (потом они все-таки появились).

Даже клавиатурные эквиваленты команд поменялись. Интерфейс стал “одно-оконным”, точнее окон стало намного меньше, чем раньше – но не спешите делать выводы, детали и подробности сообщу в отдельном опусе, если это кому-нибудь интересно.

Это была совершенно новая среда разработки. Моим первым впечатлением были шок и ужас – я, живший в Xcode разных версий и в Project Builder уже более десяти лет ничего не понимал. Как всегда, попробовал набросать простенькую программу. И быстро запутался в трех соснах.

Нового было много. Например, Interface Builder (программа компоновки пользовательских интерфейсов из настоящих “живых” объектов) стала частью основного приложения среды разработки, теперь интерфейсные файлы можно было открывать в соседних панелях и даже привязывать элементы управления к исходному коду обычным “левым кликом” и перетаскиванием от источника связи к получателю (простите за интимные подробности). Это было настолько здорово и неожиданно! Было бы здорово, если бы не глюки. Глюков в первой бете было запредельно много. Но на то она и бета.

Шок вскоре прошел. По мере привыкания я впадал в противоположную крайность. Время от времени мне приходилось возвращаться в Xcode 3.2.х, где новшеств вызывавших у меня оторопь и возмущение в первые часы знакомства с Xcode 4 мне уже очень не хватало.

Продолжение следует

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

Apple Special Event 4 октября 2011 года: все, что было показано

С 24 августа 2011 года во главе Apple был Тим Кук. Специальное событие 4 октября 2011 года было его первым публичным выступлением в новом качестве. По традиции осенью Apple представляла изделия связанные с музыкой, события назвалось “музыкальным”, но на этот раз многое было по другому… Событие больше не называлось музыкальным. Поэзии стало чуть меньше – но, пожалуй, в этом был смысл. Тим не поэт. И главной темой этих событий никогда не была ни любовь к музыке, ни сама музыка. С самого начала это была предпраздничная демонстрация чудес от Apple, перед периодом острого потребительского психоза (массовой закупки подарков).

Вместо центра современных искусств Yerba Buena в Сан-Франциско, его решили провести “дома”, в кампусе Apple в Купертино. В том самом зале, где за десять лет до этого публике был представлен первый iPod.

Все было также как всегда, но чего-то не хватало. Гости мероприятия пытались понять что ждет Apple в её новую эпоху – взлет к еще большим высотам, или падение. Кто вы, мистер Кук?

Сухо и четко сообщая о достижениях, Тим вдруг сказал нечто совершенно необычное для таких мероприятий: “нам еще предстоит очень многого добиться, доля iPhone на рынке всех мобильных телефонов всего 5%”. За год продается полтора миллиарда мобильных телефонов, за 2011 фискальный год (с октября 2010 по октябрь 2011) Apple продала 75 миллионов iPhone.

Мы верим что скоро все мобильные телефоны в мире будут смартфонами.

Очень не хватало Стива. Поэтических гипербол, неожиданных сравнений. Многие верили что он еще вернется.

Но на следующий день, 5 октября 2011 года, в три часа дня по летнему тихоокеанскому времени, Стива Джобса не стало.

Это пятнадцатая часть серии про iPhone и ему подобных, предыдущие части здесь:

Первая часть: MacWorld Expo 2007;
Вторая часть: Touch-интерфейс приходит на iPod;
Третья часть: iPhone для предприятий, iPhone SDK и App Store;
Четвертая часть: Леопард переселяется в iPhone.
Пятая часть: Следующий шаг: iPhone 3G, iPhone OS 2.0 и много чего еще…;
Шестая часть: iPhone OS 2.1, уже не бета-версия…;
Седьмая часть: iPhone OS 3.0 и поле искажения реальности;
Восьмая часть: iPhone 3GS – на 2 грамма легче, в 2 раза быстрее…;
Девятая часть: iPod touch третьего поколения, и другие iPod’ы…;
Десятая часть: iPhone OS 4…;
Одиннадцатая часть: iPhone 4: телефон с криминальным прошлым…;
Двенадцатая часть: iPhone 4: Антеннагейт, утечки и “белая горячка”;
Тринадцатая часть: Стив Джобс: людям нужны кнопки…;
Четырнадцатая часть: iPod touch 4G;
Пятнадцатая часть: iPhone вырывается на свободу… .

iPod и iPod touch

В последнем разделе статьи ссылка на видео, подробности смотрите сами.

Приведу своё мнение. Оценочное.

Обновления были несерьезными. Минимальные изменения в операционной системе iPod nano, и iPod touch 4G (который iPhone 4 без сотовой телефонии) белого цвета.

Самой важной новостью было снижение цен. На iPod touch 4G c 8 Гигабайтами флэш-памяти она снизилась с 229 до 199 долларов. Снизили цены и на iPod nano: на модель с 8 Гигабайтами с 149 до 129 долларов, а на модель с 16 Гигабайтами с 179 до 149.

Линейка смотрелась безумно красиво, все её представители выглядели достойными подарками, но у меня не возникло острого желания завладеть чем-то из представленного.

Всё объявленное поступало в продажу 12 октября.

iCloud и iOS 5

Облачная технология iCloud превращалась в реальность, и выходила в свет. Её выход в свет был назначен на 12 октября.

О столкновении технологии будущего с обывателями и экспертами напишу отдельно. В тот день мало кто представлял себе как iCloud будет работать в реальном мире.

Ограничение в 5 Гигабайт, объявленное Стивом Джобсом в июне, многие посчитали чуть ли не издевательством. Люди писали письма Стиву и Apple, и добились своего. 4 октября был озвучен приговор: iCloud и хранилище на 5 Гигабайт предоставляются всем “за так”.

На большую долю памяти в облачном хранилище Apple можно было подписаться. За 10 Гигабайт надо было платить 20 долларов в год (не за 10 + 5, а просто за 10). За 20 Гигабайт 40 долларов в год, за 50 Гигабайт – 100.

Естественно, теперь Apple упрекали за меркантильность и жадность. Но вроде как сами же и попросили “хотя бы за деньги”.

iOS 5 выходила в свет 12 октября. Система поддерживала два поколения устройств, самое актуальное на момент её выхода и предыдущее. Все остальные оставались в прошлом. Это лучше чем объяснять миллионам обиженных почему их любимый телефон стал тормозить после перехода на новую версию системы.

А поскольку новая модель iPhone выпускалась только 14 октября, и в момент выхода iOS 5 его формально еще не было, система поддерживала три модели iPhone, начиная с iPhone 3GS.

Новый iPhone

До самого последнего дня в блогосфере спорили как будет называться новый iPhone.

Стандарты и традиции сложиться еще не успели, поэтому версий было много. iPhone 4G (все надеялись, что Apple объявит о поддержке iPhone’нами 4G), например. Версия о том что это будет iPhone 5, была самой популярной.

Кстати, Фил Шиллер объявил о негласной поддержке 4G, но об этом смотрите в ролике.

Но, как известно, Apple снова удивила всех. Телефон назвали iPhone 4S. При этом, “S” как и у iPhone 3GS заключали в квадрат. И отделяли от четверки пробелом – но уже вечером того же дня все называли его iPhone 4S. Без полиграфических ухищрений и пробелов.

В 2013 iPhone 4S переименовали в iPhone 4s, в стиле iPhone 5s. Большая “S” у меня вовсе не опечатка.

Кого-то он разочаровал (хотя по продажам этого не скажешь), но вообще он был одним из великих смартфонов в истории человечества. Тем более что ни одна из попыток повторить дизайн iPhone 4 не завершилась успехом. У Apple везде были “глаза” и “уши” – по данным компании таких попыток было несколько.

Единственная удачная попытка называлась iPhone 4S.

Процессор тот же, что и в iPad 2, Apple A5, двухъядерный. Тактовая частота уменьшена до 800 МГц. Объем оперативной памяти 512 Мегабайт (мало!!! – кричали обыватели).

Встроенный графический процессор – тоже двухъядерный, PowerVR SGX543MP2.

Главная камера – с разрешением в 8 Мегапикселей и с фантастическими возможностями. Фил говорил что эта камера для многих станет самым лучшим в их жизни фотоаппаратом и самой лучшей видеокамерой. В моей точно ничего такого никогда не было – но я этим и не увлекался. А на работе у меня под рукой были все новинки, через пару дней после выхода, и я смог это попробовать.

Но особый шарм камере придавало её программное обеспечение.

Фронтальная камера (FaceTime-камера) тоже была одной из лучших в своем классе.

Отклики на фото и видео таланты iPhone 4S были разными, но фотографии сделанные с этого телефона были на уровне сделанных профессионалами, на дорогом и сложном оборудовании.

Производительность: Geekbench 2 (32) – 617 баллов, Geekbench 4: в тестах SC (задачи для одного ядра) – 284, в тестах MC (задачи для всех ядер) – 491. Для карманного устройства очень неплохо.

Кстати, а как в iPhone 4S с антеннагейтом? Новая антенна, с поддержкой GSM и CDMA, состоящая из двух сегментов. Качество приема и передачи заметно выросло, что было подтверждено независимыми тестами.

Ухудшить качество приема зажимая зазоры между антеннами на стальном ободке… получалось. Если специально постараться. Случайно перекрыть оба было невозможно. На это больше никто не жаловался.

Siri

Персональный голосовой ассистент. В октябре 2011 – все еще бета-версия. Доступная только на iPhone 4S. Смысл буквы “S” в названии модели так и остался тайной. Apple не раскрыла её до сих пор. И правильно: если раскрыть все тайны, жить станет неинтересно.

Многие считают что это в честь Siri. Едва ли, но мысль интересная.

И на смартфонах голосовой ассистент такого уровня появился впервые. Других психов в индустрии не нашлось. Движок распознавания Apple купила у небольшой компании Nuance Communications. А та воспользовалась разработкой сектора распознавания речи центра искусственного интеллекта (некоммерческой международной организации), с разрешения последней.

Про Siri нужно было рассказывать в 2011 или 2012…

Продолжительность видео – 01:37:13:

Продолжение следует

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

Раскат грома, в цвете: Apple Thunderbolt Display

20 июля 2011 года Apple объявила первый в мире “дисплей с вводом/выводом на основе Thunderbolt”, который был еще и док-станцией для портативных Mac’ов. Не без небольших недостатков, но надежда на их устранение в следующей версии не оправдалась. Почти без изменений Apple Thunderbolt Display выпускался до 2016 года… Когда-то, захватив власть в тонущей компании, Стив заявил что Apple больше никогда не будет заниматься тем, в чём она не может быть лучшей в мире. В 1997 в каталогах Apple были лазерные и чернильные принтеры, фотокамеры и дисплеи – на основе сторонних “движков”. И много-много разновидностей компьютеров, в которых не ориентировались даже те, кто придумал это разнообразие.

Вскоре выяснилось что с дисплеями Стив поторопился: компании было что сказать миру в этой области, и в каждом “яблочном” дисплее была фирменная изюминка.

Эпохе Thunderbolt исполнилось полгода, Thunderbolt-устройства выходили на рынок, очень медленно – и все еще были экзотикой. Apple Thunderbolt Display работал только с Mac’ами с портом Thunderbolt и Mac OS 10.6.8 (как минимум), но он был настолько яркой и зримой демонстрацией возможностей новой технологии ввода/вывода, что именно после него “лед тронулся”.

Intel отблагодарила Apple по-царски: объявлением концепции UltraBook – проекта с целью потеснить MacBook Air на его рынке, желательно насмерть. Но о дружбе, верности и любви читайте где-нибудь еще.

Новый дисплей должен был выйти в течение ближайших 60 дней. Он появился в онлайн-магазине Apple в начале сентября, в розничных магазинах компании – еще через день. По его поводу никто не устраивал ажиотаж, данные о количестве проданных экземпляров не публиковались, но их популярность сомнения не вызывала…

Это продолжение серии про Thunderbolt, начало здесь.

Недостатки

Причины из-за которых производители периферии не торопились с разработкой для новой технологии, стары как мир: а вдруг эта технология споткнется на чем-то, и не пойдет?

Иррациональный страх перед неизвестностью. Наш биологический вид, с минимальными изменениями, существует примерно миллион лет (могу ошибаться – не биолог, важно что очень и очень давно), и почти всё это время наши предки выживали в агрессивной среде, откуда и появились подобные страхи. Несколько сотен лет не успели нас изменить, мы все те же, внутри. В нас устаревшая операционная система.

Но было и рациональное опасение: Thunderbolt-контроллеры выпускала только Intel. А еще одна зависимость от этой компании (такого же хищника как и производители периферии) была нежелательна. Во всяком случае, пока Thunderbolt не докажет своё право на жизнь.

Скорее всего, Apple разработала бы собственный Thunderbolt-дисплей даже если бы они уже появились на рынке. На чужих ошибках и недочетах учиться намного приятнее и не так больно, как на своих.

Чужих ошибок еще не было, пришлось совершать свои. И действовать как подсказывают опыт и интуиция. Опыт подсказывал что совместимость с предыдущими технологиями зло. Пока есть возможность ничего не менять, никто ничего менять не будет. Издержки? Они неизбежны в любом случае.

Thunderbolt-порт на Apple Thunderbolt Display сделали несовместимым с Mini DisplayPort. Намеренно. Иначе процесс внедрения технологии стал бы похож на отрубание хвоста по частям. По их мнению.

Пока Apple организовывала производство Thunderbolt-дисплеев, добиваясь “яблочного” уровня качества, производители периферии рискнули – и вывели на рынок конкурентов. И, к радости ненавистников Apple, от избыточной зауми те не страдали, и искусственно что-либо ограничивать не стали.

Правы были те, кто принимал решение подстегнуть прогресс заведомо непопулярными методами или нет – если хотите, подумайте на досуге. В любом случае Apple Thunderbolt Display успешно продавался в течение пяти лет…

Другие недостатки? У дисплея (который еще и док-станция) было только три порта USB, то есть “очень мало”, и это были порты USB 2.0, а не USB 3.0. Не хватало слота для SD-карт.

Устранения этих недостатков ждали через год, в следующей модификации – но что-то пошло не так.

О главном герое

Кодовое наименование проекта – J59. В 2011 это сочетание букв и цифр было одним из самых охраняемых секретов Apple. Рекламный лозунг невероятно оригинален: “Больше пикселей и больше возможностей”. На ценнике – 999 долларов. Без налогов, пошлин и сборов.

27 дюймов, IPS, светодиодная подсветка, 8-битная цветность (по 8 бит на R, G и B), датчик освещенности управляющий яркостью экрана (управление яркостью отключалось в OS X, в настройках системы). Стандартное разрешение 2560х1440 пикселей (16:9). Яркость 425 кд/кв.м, контрастность 1000:1.

Apple LED Cinema HD Display был поярче – 441 кд/кв.м. На самом деле это максимальная яркость, и разницу невооруженным взглядом уловить было невозможно.

Самый лучший в индустрии “черный цвет”. По цифрам, у LED Cinema HD Display он тоже был чуть лучше, на недоступную невооруженному глазу величину.

Встроенные FaceTime-камера (1280х720, то есть 720p), микрофон и два динамика (не самые лучшие, кстати – низы не те и все такое. На мой вкус вполне приличные).

Два кабеля: для подключения к бытовой сети переменного тока и для обмена данными с компьютером. Для двухстороннего обмена.

На корпусе дисплея – три порта USB 2.0, порт Ethernet 10/100/1000Base-T, порт Firewire 800, разъем MagSafe и “исходящий” порт Thunderbolt. Внутри корпуса этими портами заведует 4-канальный контроллер PCI Express, и соответствующие контроллеры (USB, Ethernet и так далее). Thunderbolt-контроллер Intel LightRidge.

То есть, теперь можно было подключить сразу два Thunderbolt-дисплея – к компьютерам с дискретной графикой. К MacBook Air, с встроенной графикой, можно было подключить два дисплея, но только в режиме “с закрытой крышкой”.

Неспособность работать с Mini DisplayPort успешно преодолевалась – хоть и не без труда.

Поскольку у всех Mac’ов кроме MacBook Air был собственный порт Гигабитного Ethernet, при подключении Mac’а к Apple Thunderbolt Display у него появлялся второй, независимый порт Ethernet.

И деталь, которая мне кажется пикантной: для крепления экрана к дисплею, как и в iMac, использовались мощные магниты. Он снимался с помощью двух “присосок”.

Продолжение следует

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.