Гендиректор Qualcomm намекнул на выход iPhone с поддержкой 5G

Новость о прекращении противостояния Apple и Qualcomm, о котором весь мир узнал вчера, стал новостью для всех, кроме сторон конфликта. Дело в том, что обе компании, очевидно, уже давно приняли решение заключить мировое соглашение и начать работу над совместными проектами. На это намекнул генеральный директор Qualcomm Стив Молленкопф в интервью изданию CNBC. По его словам, он и его команда рассчитывают на плодотворное сотрудничество с Apple, в рамках которого готовят новые продукты.

Молленкопф не стал подробно говорить о том, над чем именно Qualcomm работает с Apple. Тем не менее, он подтвердил, что к их совместному проекту привлечена большая группа инженеров и программистов. По его словам, обе компании заинтересованы в развитии самых передовых технологий, которые найдут применение в их будущих продуктах. «Нам [с Apple] нравится работать вместе над общими продуктами, — заявил Молленкопф. — И именно этим мы сейчас и занимаемся».

Apple vs. Qualcomm

Несмотря на отсутствие каких-либо подробностей, совершенно ясно, что Молленкопф говорил о технологии 5G. Именно она подтолкула Apple к заключению мирового соглашения, в рамках которого была вынуждена выплатить Qualcomm от 10 до 16 миллиардов долларов. Однако эта сумма ничто по сравнению с тем, что Apple получит от iPhone с поддержкой сетей пятого поколения. Благодаря поставкам 5G-модемов от Qualcomm в Купертино не только смогут удержаться на гребне волны инноваций, но и не лишиться доли на рынке смартфонов, что сейчас для компании более чем актуально.

Впрочем, если верить аналитикам, релиз iPhone с поддержкой 5G состоится не раньше 2020 года. Но это лучше, чем выпустить на рынок сырой продукт. Полуторагодовая задержка связана с тем, что Apple боится банально не успеть адаптировать 5G-модем Qualcomm в соответствии с требованиями аппаратного обеспечения своих смартфонов. В результате это могло бы в лучшем случае к недостаточно высокой скорости соединения, а в худшем — к перерасходу энергии аккумулятора, чей ресурс мог себя исчерпать спустя несколько часов работы в сетях пятого поколения.

Подписка на наш канал в Яндекс.Дзен — это звучит гордо. Присоединяйся и гордись вместе с нами.

Закат Intel и выход iPhone с 5G: к чему привел мир между Apple и Qualcomm

Патентный спор между Apple и Qualcomm, тянущийся на протяжении нескольких лет, подошел к своему логическому завершению. Об этом сообщает CNBC со ссылкой на источники, знакомые с ситуацией. По словам собеседников издания, конфликт был урегулирован в рамках первого судебного разбирательства, которое прошло 16 апреля. Стороны достигли договоренностей и заключили мировое соглашение, которое — совершенно ясно — пойдет на пользу каждой из них.

Как сообщает CNBC, в рамках мирового соглашения Apple согласилась выплатить Qualcomm денежную компенсацию за использование ее наработок, тогда как последняя отказалась ото всех претензий в адрес первой. Несмотря на то что точная сумма выплат не оглашается, скорее всего, она составила от 10 до 16 миллиардов долларов. По меркам Apple, которая ежегодно тратит аналогичную сумму на обновление оборудования, это не слишком большие деньги.

iPhone с поддержкой 5G

Но важно другое. Теперь Apple сможет начать заказывать у Qualcomm 5G-модемы для своих смартфонов. Правда, ждать релиза iPhone с поддержкой сетей пятого поколения в этом году не стоит, поскольку Qualcomm может не успеть произвести достаточные объемы модемов, а Apple может не хватить времени, чтобы внести необходимые изменения в конструкцию аппарата. По информации консалтингового агентства Nikkei, Apple планирует релиз 5G-совместимого смартфона на осень 2020 года.

Дружба «против»

Мировое соглашение между Apple и Qualcomm привело к еще одному, не менее значимому для рынка событию. Спустя несколько часов после урегулирования конфликта сторон компания Intel сообщила, что не планирует продолжать разработку модемов для смартфонов с поддержкой 5G, намереваясь уйти с этого рынка. Вместо этого чипмейкер будет развивать инфраструктуру для обеспечения работы устройств в сетях пятого поколения, а также займется разработкой 5G-модемов для компьютеров.

Решение Intel отказаться от разработки 5G-модемов вполне понятно. До заключения мирового соглашения с Qualcomm Apple была единственным крупным заказчиком модемов у Intel, несмотря на их посредственное качество. В Купертино закупали их только потому, что не имели другой альтернативы. Теперь же, когда Apple и Qualcomm решили забыть прошлые обиды и снова начали дружить «против», у Intel практически не осталось шансов удержаться на этом рынке.

Подпишись на наш канал в Яндекс.Дзен, чтобы ежедневно читать эксклюзивные материалы, которых нет на сайте.

Что будет, если Apple победит Qualcomm (и наоборот)

В понедельник Apple начала судебное разбирательство с участием присяжных в отношении поставщика чипов Qualcomm в Сан-Диего, утверждая, что ответчик занимался незаконной практикой лицензирования патентов и требуя 27 миллиардов долларов ущерба. Вот только у Qualcomm тоже есть претензии к Apple — правда, уже на 15 миллиардов долларов, за незаконное использование патентов. Но даже в случае проигрыша в Купертино останутся в выигрыше. Почему?

Иск, поданный Apple еще в начале 2017 (!) года в федеральном суде, связан с модемными чипами, которые соединяют такие устройства, как iPhone или Apple Watch, с беспроводными сетями передачи данных. Qualcomm провел последние два года, участвуя в мелких юридических стычках против Apple, добиваясь — а в некоторых случаях и получая — запретов на продажу iPhone за нарушение своих патентов.

Судебный процесс будет проходить в «домашнем районе» Qualcomm в Сан-Диего, где на протяжении десятилетий команда национальной футбольной лиги города играла на стадионе Qualcomm, и почти в каждом деловом районе размещался логотип фирмы, выпускающей мобильные чипы.

Для Apple победа в судебном разбирательстве будет означать не только получение денег от Qualcomm, но и право не выплачивать роялти производителю. В случае проигрыша корпорация потеряет только свои деньги. А вот решение суда не в пользу Qualcomm поставит крест ее схеме одновременной продажи чипов и лицензирования более 130 000 патентов. Ну и 25 миллиардов потеряет. Другими словами, риски производителя процессоров гораздо выше, а шансов на победу пока больше у Apple.

Почему? Qualcomm требует, чтобы производители устройств подписали разрешение на использование ее патентов до того, как им будут поставлять микросхемы. По мнению компании, это гарант того, что она не ведет дела с производителями, нарушающими ее патенты. Но Apple и другие производители устройств по всему миру назвали политику «нет разрешения — нет чипов» формой «двойного погружения», то есть взиманием платы за одну и ту же интеллектуальную собственность два раза. А такое мало кому понравится.

Apple и ее союзники требуют прекратить эту практику и вернуть около 9 миллиардов долларов — сумму, которая может быть увеличена в три раза, если суд примет решение в пользу Apple в отношении антимонопольных обвинений.

Qualcomm утверждает, что компания успешно работала с контрактными фабриками в течение многих лет, прежде чем Apple представила свой iPhone. А Apple сделала все возможное, чтобы заставить эти же фабрики разорвать свои давние контракты с Qualcomm, лишив производителя по крайней мере 7 миллиардов долларов роялти, которые он должен был получить, утверждает поставщик чипов.

Поставщик микросхем также заявляет, что его практика лицензирования была последовательной в течение десятилетий и подверглась критике только тогда, когда Apple, известная в электронной промышленности, вступила с ней в спор. Победа обеспечит Qualcomm статусом основного поставщика чипов для 5G. Но будет ли победа?

Подпишись на наш канал в «Яндекс.Дзен». Там и узнаешь, каковы шансы Qualcomm в этой борьбе.

В следующем году Samsung выпустит еще более мощные и энергоэффективные процессоры

Мы часто обсуждали закон Мура, открытый Гордоном Муром, бывшим генеральным директором Intel. Закон Мура гласит, что количество транзисторов внутри интегральной схемы удваивается каждые два года. Современные высокопроизводительные чипы, такие как Snapdragon 855 и Apple A12 Bionic, производятся с использованием 7-нм техпроцесса, что означает, что размер транзисторов внутри компонента составляет 7 миллиардных долей метра. Это, очевидно, меньше, чем у чипов предыдущего поколения, которые использовали техпроцесс 10 нанометров. Чтобы стало еще очевиднее, как далеко мы продвинулись, Nexus 5 2013 года выпуска был оснащен процессором Snapdragon 800, который использовал 28-нм техпроцесс.

Вы, возможно, спросите, почему это так важно? Поскольку размер транзисторов уменьшается, большее их количество может поместиться в плотном пространстве интегральной схемы. Большее количество транзисторов, используемых в чипе, увеличивает его мощность и повышает энергоэффективность компонента. Вот почему важно, согласно заявлению издания CNET, чтобы Samsung объявила, что ей удалось уменьшить размер транзистора до 5 нм. 2000 таких транзисторов будут соответствовать ширине человеческого волоса, а микросхемы, использующие эти невероятно маленькие транзисторы, смогут повысить производительность на 10% и при этом снизить потребление энергии на 20%.

Samsung начнет массовое производство с использованием 5-нм техпроцесса во втором квартале 2020 года. Но уже сейчас компания позволяет своим клиентам производить тестовые чипы по новой технологии. У Samsung также будет конкурент в лице TSMC, тайваньской компании, занимающаяся изучением и производством полупроводниковых изделий. Последняя начала создавать прототипы 5-нм процессоров для своих клиентов и сообщает, что ее новые чипы обеспечивают 15% прирост производительности в сравнении с предыдущим поколением, в то время как у Samsung это только 10%. Хотя TSMC и не собирается подробно рассказывать о том, как ей удалось добиться таких показателей, компания утверждает, что количество транзисторов, которые поместятся на определенной площади поверхности, возрастает на 80% благодаря ее новой технологии по сравнению с 25% у Samsung.

«Успешно завершив нашу работу над процессорами 5-нм по новой технологии, мы доказали свои возможности в сфере базируемых на EUV компонентов. В ответ на растущий спрос со стороны заказчиков на передовые технологии в области производства процессоров для значительного улучшения их продуктов следующего поколения, мы продолжаем ускорять наше серийное производство технологии, основанной на EUV», – сказал Чарли Бэй, исполнительный вице-президент по литейному производству Samsung Electronics

Как Samsung, так и TSMC в настоящее время могут более точно планировать производство микросхем с использованием EUV-литографии. Эта технология использует короткие лучи ультрафиолета для вытравления схем на кремниевых пластинах. Samsung и IBM также работают над технологией, называемой нанолистами, которая изначально собиралась использоваться при производстве 5-нм чипов. Этого, как выяснилось, не произошло, но с применением этой технологии можно смело ожидать повышения производительности процессоров на 50% и снижение энергопотребления на 75%.

Делитесь своим мнением в комментариях под этим материалом и в нашем Telegram-чате.

За кулисами WWDC 2013: Haswell, Thunderbolt 2, 802.11ac

Apple одной из первых использовала новый процессор от Intel, и первой в индустрии объявила об использовании второго поколения Thunderbolt. И одной из первых перешла на новый протокол 802.11. Новый процессор, вообще-то, разрабатывался для Коалиции UltraBook во главе с Intel… Чем MacBook Air помешал Intel, я не знаю. Едва ли это было чисто эстетическое неприятие, так как концепция UltraBook, которую пытались воплотить десятки компаний, была копией описания MacBook Air, с единственным отличием: Air работал под управлением Windows, различных Unix’ов и OS X, а ни один из UltraBook под управлением OS X, как минимум официально и без проблем, не работал.

Кроме того, Apple не собиралась использовать touch-экраны в своих ноутбуках. Сделать это качественно было почти невозможно, время объединения OS X и iOS еще не пришло, а Windows 8 убедила инженеров компании в правильности этого решения.

В июне 2013 противостоянию между Коалицией (выпускавшей сотни моделей ноутбуков) и двумя моделями MacBook Air исполнялось два года. Уничтожить и вытеснить не удалось, только потеснить: в сегменте рынка имени MacBook Air у Air было 53%.

Среди других 47% было несколько очень опасных противников, и на подходе были новые и еще более опасные. Надежды участников Коалиции на Windows 8 не сбылись, теперь все с не меньшим воодушевлением ждали Windows 8.1 – но и у MacBook Air перспективы были не слишком радужные: их доля рынка неуклонно снижалась.

И тут лидер Коалиции сделал Air замечательный подарок. На свое собственное двухлетие.

Это продолжение серии про WWDC 2013, предыдущие части здесь:
Первая часть: WWDC 2013: благие намерения Тима Кука….

О противостоянии MacBook Air и Коалиции можно прочитать здесь и здесь.

Haswell, находка для UltraBook’ов

В 2011 году Intel сформулировала главные цели четвертого поколения процессоров с архитектурой Core: снижение энергоёмкости и превращение встроенной графической подсистемы процессора в достойного конкурента дискретным графическим чипам.

Процессор четвертого поколения, спроектированный с учетом Великой Воздушной (от “Air”) Мечты, был настолько интересен Apple, что уже через неделю после официального выхода серийного процессора четвертого поколения (2 июня 2013 года) он оказался в новых моделей MacBook Air, продажи которых начались 10 июня 2013 года.

Новое поколение получило кодовое название Haswell. Не совсем понятно в честь чего его назвали, вот список вариантов:

— гряда островов в Антарктике;
— самый большой остров в этой гряде островов;
— населенный пункт (село) в графстве Дарэм, Великбритания;
— населенный пункт (небольшой город) в штате Колорадо.

Процессоры Haswell, как и Ivy Bridge, производились по технологии 22 нм, и превосходили последних по производительности процентов на 5-7. Зато на направлении главного удара они не имели равных. Особенно модификации с буквой “U” в конце их обозначения.

В разные чипы UltraBook-процессоров был встроен целый ассортимент графических подсистем, от Intel HD Graphics 4200 до Intel Iris Graphics 5100 и Intel Iris Pro Graphics 5200.

Iris’ы успешно конкурировали с процессорами из нижнего сегмента модельных рядов от NVIDIA и AMD. В СМИ даже заговорили о грядущем вытеснении гигантов с этого рынка.

В процессоры использованные Apple в новых MacBook Air был встроен Intel HD Graphics 5000, превосходивший Intel HD Graphics 4000 применявшийся в предыдущих MacBook Air по графической производительности примерно в два раза.

Процессоры четвертого поколения стоили дорого (для всех), но Apple умела добиваться от Intel “хороших цен”, тем более что 53% целевого рынка для процессоров этого класса занимал именно MacBook Air – все остальные UltraBook’и, вместе взятые, использовали примерно столько же.

Противостояние продолжалось. Сегмент ультра-ноутбуков был единственным сегментом во всей индустрии персональных компьютеров который продолжал расти. В остальных крошечные, легкие и умеренно бестолковые планшеты с аппетитом поедали аборигенов.

Thunderbolt 2

В июне 2013 года Intel объявила второе поколения интерфейса Thunderbolt, названное без затей и неуместной фантазии Thunderbolt 2. Apple еще раз была вписана в историю этого интерфейса передачи данных, став первой в мире компанией объявившей о применении Thunderbolt в Mac Pro нового поколения, 10 июня 2013 года.

По мнению аналитиков, прослеживается четкая корреляция между ценами на процессоры от Intel и готовностью Apple использовать новые модификации Thunderbolt в Mac’ах. Увы, подтвердить или опровергнуть это утверждение я не могу – нет данных. Цены по которым Apple покупает электронные компоненты относятся к совершенно секретным сведениям.

При чем, ни одна из сторон владеющих точными сведениями, не заинтересована в их утечке.

Второй Thunderbolt отличался от первого более высокой скоростью передачи данных (20 Гбит/с вместо 10 Гбит/с), поддержкой 6 устройств на канал (вместо прежних 5), и более дорогим чипом «Falcon Ridge”.

На электронном уровне Thunderbolt и Thunderbolt 2 были совместимы. Красить разъёмы не пришлось.

Поддержка 802.11ac

802.11ac – протокол беспроводных сетей, следующий за 802.11n. Впервые представлен в 2011 году, впервые появился в продаже в мае 2012 года.

MacBook Air (видимо, из-за “Air” в названии) стал первым Mac’ом использующим новый протокол. Apple выпустила новый Air, а также новые модели AirPort Extreme 802.11ac и AirPort Time Capsule 802.11ac в июне 2013 года, когда протокол был еще в статусе бета-версии.

Официально 802.11ac вышел в свет в декабре 2013 года.

По скорости передачи данных 802.11ac раз в десять превосходил 802.11n.

Продолжение следует

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

Чипы Qualcomm привнесут фишки топовых смартфонов на недорогие устройства

Компания Qualcomm на сегодняшний день является одним из самых главных поставщиков комплектующих для мобильной электроники. Линейка чипов Snapdragon отлично проявляет себя как в синтетических тестах, так и в реальных «боевых» условиях, демонстрируя весьма приличный уровень производительности. Однако, кажется, микропроцессорный гигант задумал не хило встряхнуть рынок со своей новой линейкой, которая подарит даже недорогим устройствам функции премиальных аппаратов.

Сейчас у Qualcomm есть три новых чипа Snapdragon и они, как ожидается, будут представлены в новых телефонах уже в середине 2019 года. Чем же они так уникальны? Давайте разбираться.

Snapdragon 730

Первый из них идеально подходит для смартфонов среднего и высокого класса. Это, по сути, преемник предыдущего поколения Snapdragon с графическим процессором Adreno 618, чипом Hexagon 688 с тензорным ускорителем (а это означает, что можно использовать алгоритмы искусственного интеллекта). Помимо этого имеется чип для обработки изображения Spectra 350 «Сomputer vision», модем X15 LTE и Wi-Fi 6 поколения. Согласно имеющейся информации, можно ожидать появления Snapdragon 730 в смартфонах под брендом Motorola.

Snapdragon 730G

Это уже ответ Qualcomm на набирающий популярность тренд по выпуски телефонов, разработанных специально для игр. Это тот же чип, что и обычный 730, но с некоторыми дополнительными опциями для улучшения игрового опыта. Они включают в себя поддержку дисплеев 1440p (тогда как обычный 730 работает с разрешением 1080p). 730G также имеет уникальную функцию «Jank Reducer», которая должна положительно сказаться на частоте кадров при обработке данных игр. Наряду с этим Snapdragon 730G обеспечивает на 15% более высокую производительность по сравнению с 730 и поддерживает съемку замедленного видео в 960fps.

Snapdragon 665

Если предыдущие чипы относятся к среднему и высокому ценовому сегменту, то Snapdragon 665 уже нацелен на недорогие смартфоны. При этом он имеет 8-ядерный чип, построенный по 11-нанометровому техпроцессу, и он имеет поддержку трех основных камер и 48-мегапиксельных датчиков. Ну и работу с различными биометрическими сенсорами и поддержку изображения высокого качества никто не отменял.

Чтобы всегда оставаться в курсе последних новостей — подпишитесь на нашу страничку в Яндекс.Дзен

Рождение “яблочного” процессора

В молодости у Apple Computer было много странных увлечений. Одним из них был проект Aquarius (водолей), но о нем уже давно помнили только в очень узких кругах: вскоре после этого компания пошла в разнос, совершала ошибку за ошибкой, и было не до того… В 2011 году Тим Кук, между делом и в обычной для него суховатой манере (что делать, не поэт), напомнил об этой истории – и более того, сообщил о планах компании наступить на те же самые грабли. Реанимировать проект Aquarius и вложить в него 3,9 миллиардов.

В сентябре 2012 года Apple представила публике результат этой сумасшедшей затеи, а в конце октября того же года – еще один. КнК-чипы на основе 2-ядерного Swift, процессора самостоятельно разработанного Apple.

“В 80-х Apple Computer потратила на это четыре года, и не смогла – а Apple XXI века всего за два года!” – могли бы написать СМИ, но ничего подобного мне не попалось. Писали о чем угодно: о том что теперь мы все в ужасных щупальцах Apple, что наши iPhone и iPad следят за нами, про всемирное правительство, про секретный объект Apple в Неваде на котором десятки тысяч сотрудников отслеживает и анализирует каждый шаг любого из нас.

Публика предпочитает поэзию с уклоном в конспирологию.

Два года на разработку собственного процессора? Кроме специалистов это никого даже не удивило. Последние слишком хорошо понимали что не только за два года, но даже за десять лет разработать подобное невозможно. Оба мнения были ошибочны…

Это продолжение серии про процессоры от Apple. Предыдущие части:
— Первая часть: В тени Apple A4.

Начало

В один из дней одного года (никаких сведений, даже недостоверных, скорее всего нет), в одном из помещений Apple, может быть даже на принадлежащем Apple в штате Невада, состоялось совершенно секретное совещание. Кто-то фантастически проницательный предсказал, что успех проекта “M68” приведет к нежелательным побочным эффектам.

Его успех очень вероятен, почти неизбежен. Успех попытаются повторить, и кому-то это обязательно удастся. Придумать и осуществить M68 могла только Apple, но качественно скопировать предмет ажиотажного спроса могут многие.

Этому соблазну не может не поддаться Samsung, единственная в мире компания которая производит процессоры отвечающие требованиям M68 – поскольку сама разрабатывает устройства схожего назначения.

Нужно заранее продумать меры противодействия возможным последствиям…

Одним из пунктов, скорее всего, был посвящен разработке собственных процессоров. Из компаний-разработчиков микропроцессоров лишь у единиц были свои производственные мощности (например, у Intel и Samsung), остальные относились к классу “fabless”.

Это совещание, скорее всего, произошло в первой половине 2007 года. По всем пунктам были подготовлены и проработаны планы действий, службе внешней разведки поставили задачи… У Apple нет внешней разведки?

M68 (он же Purple 2, он же первый iPhone) имел успех. Первые охотники за “синей птицей” появились на радарах Apple почти сразу, но планы противодействия были активированы в сентябре-октябре 2007, когда в охоту включилась Samsung.

Есть ли у вас план, мистер Джобс?

Доказать существование предварительно продуманного плана невозможно. Все это могло быть гениальной импровизацией. Стив ведь гений? Понюхал воздух в микропроцессорном подразделении, загипнотизировал сотрудников обаятельной людоедской улыбкой, задал с десяток вопросов – и вперед?

Нет: Стив Джобс в комиксах и настоящий Стив Джобс – это совершенно разные люди. Это во-первых. Во-вторых, на процессорном направлении, в одно и то же время, происходили события, дополнявшие одно другое и работавшие на общий результат.

Они сошлись в этом результате как фрагменты пазла.

Опыт, сын ошибок трудных

В апреле Apple завершила процесс поглощения P.A. Semi, компании с которой в 2004-2005 годах у неё был “роман” с самыми серьезными намерениями. Процессор PWRficient PA6T и его потомки стали бы основой Mac’ов, но их массовое производство могло начаться лишь во второй половине 2007 – что было совершенно неприемлемо для Apple.

В P.A. Semi считали что Apple Computer совершила акт вероломного предательства. Дэниел Доберпул (глава P.A. Semi) был уверен что решение о переходе Apple на Intel – блеф, ход в переговорах с ним, давление с целью снижения цен.

Поглотить P.A. Semi было даже сложнее, чем купить Intel или IBM (на счетах Apple было примерно 60 миллиардов долларов, денег хватило бы): здесь к ним относились хуже чем к фашистским оккупантам. Кроме эмоций были и другие препятствия: контракты на поставку огромных тиражей PWRficient PA6T-1682M, в том числе “пожизненный” с министерством обороны США.

Решение всех вопросов (одно противостояние с министерством обороны в суде чего стоит) заняло почти полгода. Поглощение состоялось в апреле 2008 года и обошлось Apple в 278 миллионов долларов.

Это поглощение стало сенсацией и вызвало массу вопросов. P.A. Semi специализировалась на разработке PowerPC-процессоров, и никогда не занималась ни ARM, ни x86, ни чем-то еще. Уж не собирается ли Apple “кинуть” Intel, и совершить обратный переход?

P.A. Semi, основаная в 2003 году, была очень молодой компанией. Безумно талантливой, их PWRficient был, наверное, самой яркой вариацией на тему PowerPC в истории платформы. Поглощение яркой молодой компании занимавшейся исключительной самой ненужной для Apple деятельностью выглядело странно.

Как вы себе представляете яркую молодую компанию? Банда талантливых выпускников университетов, с патлами всех цветов радуги и пирсингом в самых неожиданных местах, свирепо глумящаяся над ретроградами-конкурентами?

Вы угадали. Средний возраст 150 инженеров работавших в молодой компании был около 40 лет. За редким исключением, это были ветераны отрасли, участники (в том числе самые что ни на есть ключевые) десятков исторических проектов: DEC Alpha, StrongARM, Itanium и тому подобных.

В Apple согласились перейти не то 120, не то вообще 100 человек. Главы компании среди них не было. Через месяц или два СМИ наслаждались сенсационным скандалом: будто бы все бывшие инженеры P.A. Semi, возмущаясь правилами внутреннего распорядка в новой компании, покинули её. 278 миллионов долларов выкинуты в мусорное ведро!

На самом деле, с правилами внутреннего распорядка не согласилось человек 20, из них кто-то и в самом деле ушел – но Стив легко пошел на смягчение правил (что такое какие-то правила по сравнению с мировой “яблочной” революцией?), инцидент был исчерпан.

Ключевые фигуры

Опыт поглощенной компании – это важно, но сам по себе опыт ничего не создает. Проекту нужен сильный и неординарный лидер. А лучше несколько лидеров, потому что это самый критичный компонент любого серьезного проекта.

Сколько было претендентов – неизвестно. В СМИ засветился только один из них, человек более 30 лет проработавший в одном из процессорных подразделений IBM, большую часть которых его возглавлявший. Марк Пейпермастер.

Подразделение разрабатывало процессоры для мощных серверов. Марк был в курсе всех планов и проектов компании, допущен к самой чувствительной информации и его желание перейти в Apple привело к конфликту между двумя гигантскими компаниями.

Стив клялся что серверное направление Apple не интересует. Это было чистой правдой, но в IBM в это не верили. Скандал, суд, и решение суда запрещавшее Марку в течение какого-то времени поступать на работу в Apple.

В конце концов, через несколько месяцев, Марк стал сотрудником Apple (в ранге старшего вице-президента), но через полгода был отправлен в отставку. Не подошел. Официальная версия: “не смог адаптироваться к корпоративной культуре Apple”.

Может и правда не смог – но скорее всего, другой претендент оказался лучше. Это Джони Сруджи (Johny Srouji), араб христианского вероисповедания из Хайфы (Израиль). О нем в 2008 году не писали.

Его послужной список менее впечатляющ чем у Марка: три года проработал инженером-исследователем в израильском отделении IBM, с 2003 по 2005 был старшим менеджером в отделении Intel в Хайфе (именно в то время, и именно в этом отделении, была разработана архитектура Core – вот только имел ли Джони отношение к этому проекту неизвестно), а в 2008 году, когда его пригласили в Apple на должность вице-президента по технологиям аппаратного обеспечения, был техническим менеджеров в процессорном отделе IBM.

Именно он в 2008 году создал и возглавил подразделение по разработке электронных компонентов Apple, и под его руководством был разработан Apple A4. Постепенно, шаг за шагом, внутри Apple возникала “полупроводниковая компания без производства”, та самая “fabless”-компания.

Apple A5 и Apple A5X стали следующей вехой на этом пути. При разработке Apple A4 без помощи и участия инженеров Samsung обойтись было невозможно, при разработке A5 и A5X она уже не потребовалась.

Собственный процессор, Swift, разрабатывался с 2009 или 2010 года, и в самом конце 2010 его прототип, по результатам испытаний, вышел на финишную прямую. Работы оставалось еще очень много, но было ясно что процессор получился.

И тогда Тим Кук сообщил о планируемом Apple воскрешении проекта Aquarius.

Процессор Swift дебютировал в чипе Apple A6 12 сентября 2012 года, в iPhone 5. 23 октября 2012 года он вышел в свет в составе еще одного чипа, Apple A6X, в iPad четвертого поколения.

Продолжение следует

Предлагаем подписаться на наш канал в «Яндекс.Дзен». Там вы сможете найти эксклюзивные материалы, которых нет на сайте.

В тени Apple A4… или процессоры Apple

В январе 2011 года Тим Кук, исполнявший обязанности главы компании, объявил о планах Apple реанимировать проект Aquarius, и потратить на это 3,9 миллиардов долларов. Стив, чуть позже, объяснил что имелось в виду… Проект Aquarius (1986-1989) был одной из самых ярких страниц в истории Apple Computer времен Джона Скалли. Процессоры Motorola 68000 и Motorola 68020 перестали устраивать компанию, и Жан-Луи Гассé решил поступить “как все”. Все – это Sun Microsystems, Hewlett Packard и другие, заменившие процессоры от Motorola на RISC-процессоры собственной разработки.

Жан-Луи не сам додумался до этого: эту идею ему (главе группы продвинутых технологий Apple Computer) предложил Сэм Холланд. А в самом деле: почему бы и нет? Ни по объёму продаж, ни по размеру прибылей Apple Computer не уступала ни одной из этих компаний.

Джон Скалли не стал возражать, разрешил создать команду из 50 человек для работы над проектом и выделил финансирование. Руководить разработкой был назначен автор идеи. С очень неплохой прибавкой к жалованию. Инженеры компании раскритиковали идею в пух и прах, с редким единодушием – но их мнение было проигнорировано.

Через год, во второй половине 1987 года, на рынок должен был выйти самый первый Mac с 4-ядерным RISC-процессором разработанным Apple. Такого процессора еще ни у кого не было, и в ближайшее время не ожидалось (интересно, почему?) – его триумфальный успех был просто гарантирован.

Представьте себе: на смену Macintosh II, на процессоре Motorola 68020 с тактовой частотой в 16 Мегагерц, пришел бы монстр (назовем его Aqгarius) подобного которому еще никогда и ни у кого не было, с 4-ядерным RISC-процессором и хотя бы с такой же тактовой частотой. Джон Скалли, Жан-Луи Гассé и Сэм Холланд остаются в памяти благодарных потомков, а Apple первой в мире становится компанией с капитализацией в триллион долларов…

Это первая часть серии про процессоры от Apple.

Время разбрасывать камни

Стоимость затеи оценили в 50-100 миллионов долларов, готовое к производству изделие команду обязали представить летом 1987 года. Подбором кадров и детализацией задач занимались Сэм Холланд и лично Жан-Луи (один из топ-менеджеров).

На совещания по проекту Aquarius скептиков и критиканов перестали приглашать, чтобы они не разрушали творческое вдохновение команды. Джон Скалли попросил держать его в курсе, и пообещал предоставить разработчикам все необходимое для работы. И занялся другими делами.

Для работы над супер-процессором потребовался суперкомпьютер Cray, за 15 миллионов долларов, и специальное программное обеспечение на сотни тысяч. Жан-Луи без лишних слов санкционировал покупку Cray, но Скалли её притормозил: в совете директоров были сплошные ретрограды, люди без фантазии и амбиций, их бы просто не поняли.

Самым успешным решением всего проекта (за исключением решения о его прекращении) была отмазка для совета директоров: по документам суперкомпьютер приобретался для группы промышленного дизайна. В частности, для сложных термодинамических расчетов.

В список приобретаемого программного обеспечения добавили соответствующие пакеты.

Проблема действительно существовала, и совет директоров о ней знал, суперкомпьютер был приобретен, установлен и запущен.

Данных о планируемых тактико-технических характеристиках новинки (кроме числа ядер), технологических процессах и практически никаких других – НЕТ.

Люди напряженно работали, консультировались (за деньги) у сторонних компаний, на свет появились мегабайты всевозможной документации, но результата не было. Никакого.

Оценивать было нечего. Сэм Холланд был отстранен от руководства проекта и ушел в историю (больше ничего про него узнать не удалось).

Вторая попытка

Проект поручили Алу Алкорну, Apple Fellow и легенде компьютерной индустрии. Видимо, он был единственным в мире работодателем Стива Джобса (еще до Apple, Стив работал на Ала в должности техника). Стив еще помогал приемному отцу продавать подержанные автомобили, но это немного другое. Больше Стив никогда и ни на кого не работал. В Apple Computer он был одним из учредителей и владельцев компании.

Ал, впервые с начала проекта, привлек к его руководству специалиста по разработке микропроцессоров, Хью Мартина. Ознакомившись с состоянием проекта, Хью потребовал его закрыть, из-за абсолютной бесперспективности. Но и его не услышали.

Хью обратил внимание высокого руководства на неизбежный критический перегрев 4-ядерного монстра, и задал вопрос: “а знает ли кто-нибудь почему никто этого не делает?” – но его возмущение и вопросы были проигнорированы.

Проект был продолжен, Хью взялся за его реализацию: вдруг, все-таки, в этом что-то есть? Ну не может же руководство столь известной в индустрии компании заниматься глупостями! И тратить на них такие деньги. Наверняка им что-то известно, о чем ему не хотят говорить.

Время шло, проект поглощал финансирование, но ощутимого результата не было. Ни в 1988, ни в 1989.

Вместо оправданий, Хью постоянно говорил Скалли и Гассé о нереальности проекта, о том что собственные процессоры никогда не смогут конкурировать с Intel или Motorola, но его не слышали.

Наконец, в 1989 году Алу Алкорну удалось закрыть проект. Cray был передан в группу промышленного дизайна. Часть инженеров была переведена в другой проект – рабочей станции на основе Motorola 88000, RISC-процессоре на единственном ядре. Шаг назад?

Проект Aquarius оставил след в истории: в конце 80-х я читал несколько публикаций в СМИ (естественно бумажных, других тогда еще не было) о нем. Они заставляли с нетерпением ждать прекрасного будущего, которого так и не случилось.

В одной из статей описывался Macintosh III, на 4-ядерном RISC-процессоре с тактовой частотой в 50 Мегагерц, в корпусе неземной красоты, который по мнению авторов не мог не стать компьютером года в 1991 году. “Таким он будет!” – мечтал автор. Увы.

2011, Aquarius II, Стив Джобс

В январе 2011 года Тим Кук отказался комментировать сделанное им заявление. Тим был временно исполняющим обязанности главы компании, подобные глобальные проекте явно выходили за пределы его полномочий – и рассказать про реанимацию “Водолея” он мог только по поручению Стива Джобса.

Фантастические опусы в СМИ захватывали и интриговали, но ясности не прибавляли.

Что-то “безумно великое” во всем этом точно было: чип Apple A4, созданный совместными усилиями Apple и Samsung, реально существовал. Применялся в первом iPad, в iPhone 4, в iPod touch четвертого поколения и в новом Apple TV. В основе чипа был чужой процессор, всего-лишь доработанный в Apple (и, по неподтвержденным сведениям, в ARM), но все это было началом чего-то очень важного и большого, и слова Кука вызвали взрыв. Эмоций, предположений, ругательств, фантазий – всего сразу.

Когда именно, и в каких обстоятельствах – неизвестно, но Стив прокомментировал слова Тима Кука: в 1986-89 годах у Apple не было реальной необходимости разрабатывать свой собственный процессор. И денег на это у компании не было, проект был обречен.

Ситуация изменилась. Samsung выпускает и процессоры для мобильных устройств, и сами мобильные устройства. Конкурировать с Samsung в этих условиях невозможно. Проигрыш в этом случае был бы гарантирован. У Apple просто нет другого выхода. Вот и все.

Apple A5 (март 2011 года) и Apple A5X (март 2012) были последними “яблочными” чипами на основе хоть и доработанных, но чужих в своей основе процессоров.

Первый процессор собственной разработки, “Swift”, дебютировал в сентябре 2012 года в составе Apple A6, а через полтора месяца он же был использован в Apple A6X.

На всякий случай: Apple A6 и Apple A6X иногда называют процессорами, но это не совсем корректно. Оба эти изделия – КнК, “компьютер на кристалле” – соединение на одном чипе нескольких функциональных подсистем, в число которых входят и ядра CPU (собственно процессора), в Apple A6 и Apple A6X это 2-ядерный процессор Swift.

Историю появления на свет этого процессора читайте в продолжении, которое следует.

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

Заглянули в iPad mini 5: там 3 ГБ оперативки, новая камера и кое-что еще

Продажи iPad mini 5 стартовали в США всего пару недель назад, а эксперты из iFixit уже успели разобрать новенький планшет и провели детальное исследование всех его комплектующих. Интересно, каким «железом» может похвастаться новый mini? Тогда поехали.

iPad mini пятого поколения оснащен таким же 7,9-дюймовым экраном Retina с разрешением 2048 x 1536 и 326 пикселями на дюйм (ppi). Дисплей произведен компанией LG и по сути представляет собой уменьшенную копию экрана iPad Air (да, экран не новый). Но добавились сенсоры True Tone. В iFixit отмечают, что защитную переднюю панель устройства можно менять, не затронув непосредственно сам LCD-дисплей.

Не очень хорошие новости для ценителей высокого времени автономной работы гаджета. В новом mini Apple не увеличила емкость аккумулятора планшета — она составляет те же 19,32 Вт*ч (около 4 000 мАч). От батареи устройство все еще может «прожить» около 10 часов. Вроде бы достаточно, но хотелось того самого «all day battery life», о котором говорит Apple.

Что касается камер, то здесь есть значительные изменения: передняя 7-мегапиксельная 720p камера и задняя 8-мегапиксельная (против фронталки 1,2 мегапикселей в старом mini). В целом, больше и не надо — мало кто сейчас использует iPad для фотосъемки.

Теперь поговорим о чипах. В iPad mini 5 установлен мощный процессор A12 Bionic, произведенный тайваньской компанией TSMC. Помимо этого, планшет оснащен 3 ГБ оперативной памяти (у прошлого поколения было 2 ГБ), Bluetooth 5.0, двумя динамиками для стереозвука, поддержкой eSIM, а также крошечной flash-планкой от Toshiba на 64 ГБ или 256 ГБ соответственно.

iFixit оценивает ремонтопригодность нового iPad mini всего в два балла из 10 из-за сложной замены большинства комплектующих гаджета. И раз уж работы у сервисных центров отныне заметно прибавилось, можно ожидать ощутимого роста цен на ремонт новых iPad. Когда планшет начнет продаваться в России, пока неизвестно.

Предлагаем подписаться на наш канал в «Яндекс.Дзен». Там вы сможете найти эксклюзивные материалы, которых нет на сайте.

Создатель процессора для iPhone 5s ушел из Apple. Это связано с AirPower?

Западное издание CNET сообщает, что из компании Apple ушел Джерард Уильямс III — ведущий инженер-конструктор ARM-чипов. Со ссылкой на профиль инженера в LinkedIn издание указывает, что в Apple он проработал больше 12 лет. А одной из первых его разработок в компании являлся процессор, использовавшийся в iPhone 3GS.

После этого Уильямс работал над 64-битными мобильными процессорами — так появился iPhone 5s, который стал первым в мире смартфоном с чипом данного вида (A7). Примечательно, что конкурентам потребовался целый год, чтобы внедрить новую технологию в свои смартфоны.

К этому году обязанности инженера расширились — к ним добавилась разработка микропроцессора, графического процессора и компонентов искусственного интеллекта. В портфолио Уильямса 60 (!) патентов Apple, которые относятся к энергоэффективности, памяти и процессорам. Сообщается, что инженер может уйти в Intel, а его уход косвенно связан с проблемами компании при разработке новых продуктов.

Сейчас процессоры Apple разрабатываются в главном офисе компании в Купертино, над ними трудятся в поте лица более 150 сотрудников во главе с инженером Джонни Сруджи. Но компания может лишиться и его: как сообщает Axios, Intel рассматривает его кандидатуру на должность генерального директора.

В прошлом году Apple покинул один из создателей Siri. Том Грубер продержался дольше всех. Его коллега Киттлаус ушел из Apple после второго рождения Siri в 2011 году, а еще один разработчик — Чейер, последовал за ним годом поздней. Недосчиталась Apple и вице-президента Скотта Форстолла, который демонстрировал работу Siri на сцене во время презентации iOS 5.

Интересно, не связан ли уход Уияльмса с отменой AirPower? Напишите, что думаете об этом, в нашем Telegram-чате.