Найдена реальная причина, по которой Siri отстает от конкурентов

Медленное развитие Siri может быть связано с банальным отсутствием интереса к проекту у Эдди Кью, некоторое время являвшегося его руководителем. Об этом сообщает The Information со ссылкой на нескольких экс-сотрудников Apple, занимавшихся разработкой голосового ассистента компании.

Назначить Эдди Кью руководителем проекта Siri изначально было плохой идеей, рассказывают его бывшие подчиненные. Из-за того, что он не испытывал интереса к продукту, доклады инженеров о путях развития ассистента не вызывали у него ничего, кроме скуки, которую он демонстрировал окружающим.

Что Эдди Кью делает, когда ему скучно

Известно как минимум два случая, когда Кью надоедало бороться со скукой и он просто засыпал во время встреч с членами команды Siri, откровенничают собеседники The Information. Он просто склонял голову на плечо и погружался в сон, в то время как кто-то из его подчиненных делился технической информацией.

Apple Music — идея Эдди Кью

При всем при этом Эдди Кью является очень важным для Apple сотрудником. Именно он осенью 2011 года, сразу после смерти Джобса, определил дальнейшее направление развития iTunes. По его мнению, музыкальный бизнес Apple следовало незамедлительно перевести на подписную модель распространения, перестав зависеть от продаж.

По словам бывших подчиненных Кью, он является чрезвычайно продуктивным человеком, который способен выполнять несколько дел одновременно. Он неоднократно доказывал это за годы работы в Apple, поэтому, пожалуй, простим ему его сон на рабочем месте и отсутствие интереса к такому сложному проекту, как Siri.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Microsoft…купила Apple!

Это сенсационное сообщение выплеснулось на страницы компьютерной прессы всего мира, в том числе и российской… Тысячи людей урвали себе немного денег, описывая эту историю. О том, что это неправда, можно было узнать – прочитав пресс релиз Apple. Но…

Выставка MacWorld в августе 1997 (с 11 по 15 августа, скорее всего) стала историческим событием для Apple. Стив Джобс, который за неделю до этого сверг прежнее руководство компании, прилетел в Бостон на второй или третий день мероприятия, на своем LearJet.

Участников выставки свозили в конференц-зал спешно арендованными грей-хаундами, в зале, под самым куполом и практически без страховки, рабочие спешно монтировали прожекторы и какое-то другое оборудование – на них было страшно смотреть…

Почему в российской компьютерной прессе, поначалу, об этом событии писали всякие глупости, я знаю… Потому что в негритянском супермаркете около отеля был “день фантастических скидок”. Из 7 человек делегации в том зале нас было только двое.

Поэтому у Евгения Козловского Эви Теванян превратился в визгливую истеричную армянскую девушку, размахивавшую руками, а уж о том, что Microsoft “с потрохами” купила Apple, они написали все. За Эви даже обидно стало: это суровый армянский мужик из штата Мэн, он и в самом деле жестикулирует – но к месту и в меру.

В каком-то из компьютерных журналов опубликовали мое опровержение – но название придумали сами. “Microsoft не купила Apple, а только немного откусила”. Ругаться я не стал.

Больше Apple IMC массовые выезды журналистов не спонсировала. DPI стала Apple IMC меньше чем за год до этого, и только училась.

А у публики сложились и остались представления, не имеющие ничего общего с реальной ситуацией. Мы сегодня, хотя бы, знаем чем все это кончилось…

Это восьмая часть серии о превращении Apple в NeXT Apple. Предыдущие части:

  1. NeXT Apple.
  2. Apple выбирает путь.
  3. Каменноугольный период (Карбон) в истории Apple.
  4. Медовый месяц карбонизации
  5. Монстр по имени Mac OS X
  6. Mac OS X: Основной фонд
  7. 1997: Online Apple Store, Apple Event, Фил Шиллер

Стив на сцене

Видимо, выступление Стива не планировалось, когда мы уже расселись в зале, в первых рядах, под куполом (на высоте метров десяти, если не больше), и вроде бы даже без страховки, рабочие сцены монтировали какое-то оборудование.

Мы понятия не имели, кто будет выступать – в буклете нам был обещан Гил Амелио, мне было любопытно на него посмотреть, но не судьба. С первых рядов нас вскоре согнали – они были предназначены для выступающих, пересели на третий.

Потом объявили о выступлении Стива Джобса, конферансье поделился с нами секретной информацией о том, что Стив только что прилетел из Калифорнии на частном самолете. Я больше никогда не видел этого парня – наверное, он слишком много знал.

Стив, бодрый и самоуверенный, вышел на сцену минут через двадцать, и…

Если бы кто-то другой, минут двадцать или тридцать, рассказывал о значении Apple и Mac OS для цивилизации и человечества, зал бы уже переключился на свои собственные дела, но теперь стояла напряженная тишина.

Apple не собирается сдаваться, у нее еще есть силы и ресурсы, Mac OS 8, которая вышла примерно две недели назад (она вышла 26 августа 1997, на основании этого я вычислил даты события, сам не помню) отлично продается, продан уже миллион с четвертью копий (прогнозировалось в четыре раза меньше – кому-то пришлось срочно готовить почти миллион комплектов…).

Сказал он и про клонов, и снова сравнил их с пиявками. Задние ряды свистели и топали ногами, но действо шло дальше.

А потом Стив заговорило про друзей и врагов…

Ретроспектива

Только через несколько лет мы узнали о реальном положении дел на Apple в августе 1997 года. Не знаю в точности как называется “по умному” критерий оценки состоятельности и привлекательности для кредиторов, но у Apple он в тот момент был ниже всех допустимых пределов.

Курс акций компании падал, денег на оперативные нужды оставалось месяца на два, или, в лучшем случае, на три – и не было никаких оснований надеяться на чудо, все было очень плохо. Mac OS 8 продавалась как холодная газировка в знойный день – но доходы от этих продаж не могли принести и сотой доли от необходимой суммы.

Поэтому, приняв решение не оставлять Apple в беде и вывести её из смертельного пике, он стал действовать, решительно и невзирая ни на что.

Те, кто думает что самое главное для компании – это деньги, ошибается. Деньги важны, но есть кое-что важнее в миллионы раз, это доверие. Если в компанию верят, ей “одолжат”, и не будут спешить с требованием возврата. В Apple никто не верил.

Стив обратился за помощью к нескольким старым друзьям. Откликнулся только один. Это был…

Стива Джобса и Билла Гейтса, почему-то, публика считала заклятыми врагами, готовыми при личной встрече накинуться друг на друга и попытаться нарушить статью уголовного кодекса, в которой убийство объявляется преступлением. На самом деле они никогда не были врагами, иногда соперничали – но оставались при этом друзьями. Будто бы даже советовались друг с другом по каким-то вопросам.

Старший брат из рекламного ролика 1984

А потом, на огромном экране, появилось огромное лицо Билла Гейтса. Задние ряды, когда смогли очнуться от шока, засвистели, затопали и что-то заорали, но голос Гейтса звучал из колонок, установленных под потолком – его было очень хорошо слышно.

Нам сказали, что это прямая трансляция из Редмонда, что в штате Вашингтон, на западном побережье США, в нескольких тысячах километров от Бостона. По моему, Стив и Билл даже обменивались какими-то фразами (хотя – не поручусь за это).

В 1997 году видеоконференции на расстоянии в несколько тысяч километров были очень и очень рискованным делом, но выступление Гейтса ни разу не прервалось и не зависло. С тех пор по миру гуляет версия о том, что все это было записано заранее. Даже если так, то что это меняет? Я бы записал заранее.

Добрые слова про Mac и про его систему, слова поддержки Apple – и, наконец, главное. То, зачем он появился на экране.

Microsoft вкладывает в Apple 150 миллионов долларов, приобретая акции на эту сумму, которые обещает не продавать в течении трех лет. Эта сумма, за которую Microsoft будто бы купила Apple, составляла от 2 до 3 процентов рыночной стоимости Apple.

Microsoft брала на себя несколько обязательств:

-в ближайшее время выпустить обновление Microsoft Office для Mac;
-в течение пяти лет, регулярно, выпускать обновления этого пакета и осуществлять его поддержку;
-в течение пяти лет выпускать и поддерживать Internet Explorer на Mac’е, в ответ Apple обязуется, в течении всего этого времени, поставлять Mac’и с предустановленным на -них Internet Explorer’ом, в статусе “главного браузера системы”.

А потом, по моему, был показан тот самый ролик “1984”, для тех кто не догадался сам и не понял – и вроде бы лицо “старшего брата” было точно таким же по размеру, и находилось на том же самом месте, где несколько минут назад было лицо Стива Гейтса.

Кредитный рейтинг Apple был восстановлен, курс акций пошел вверх, теперь компания не висела на тонкой веревочке над бездонной пропастью. Пропасть никуда не делась, но вместо веревочки теперь был толстый надежный трос.

А дальше – сами!

Потом, от своих ребят в руководстве Apple Europe, я узнал что Microsoft, помимо тех 150 миллионов, анонимно вложила в Apple еще какие-то деньги. Не то 100 миллионов, не то 800. На неизвестных условиях. То есть, Билл Гейтс действительно сделал все для друга и его компании. Удивительно, да?

Гай Кавасаки после Джобса

Через несколько недель Гай Кавасаки, вождь евангелистов Apple, во второй раз в его жизни покинул Apple. И кажется, я знаю почему. До этого дня, выступления Гая были чем-то ярким и неожиданным, на фоне обычных для Apple середины 90-х выступлений, но вот после Стива Джобса он не смотрелся никак – его даже стало жалко…

Вскоре он ушел из Apple, на этот раз навсегда.

Продолжение следует

Metrowerks: конец сказки

В конце 90-х и в начале нулевых равных соперников у компании не было. CodeWarrior был и оставался лучшим. Монопольное положение всегда портит монополиста – но Metrowerks была исключением из этого правила… Лучшее было побеждено бесплатным.

В 1998, в ответ на просьбу читателя порекомендовать инструментарий разработчика для написания Mac’овских программ, назвал три: “CodeWarrior, CodeWarrior и CodeWarrior”.

Если бы я не был “лично” знаком с рекомендуемым товарищем, я бы подумал то же что и вы: проплаченная статья, “джинса”. Но я был знаком, я даже побывал у первоисточника. И все Mac’овские разработчики, с которыми я общался, были согласны с рекомендацией.

В 1996 году Metrowerks начала активную экспансию на самые разные платформы. Среду разработки портировали в Windows и на какие-то Unix’ы (о последних, кроме того что они были, больше ничего неизвестно, наверное не подошли).

Главным направлением экспансии стала генерация кода для огромного числа разных платформ, компьютерных и встраиваемых: BeOS, ARM, NEC v8xx и VRxxxx, MIPS (ISA I-IV) и для многих других. Во многих случаях CodeWarrior становился основным инструментарием разработчика для встраиваемых платформ и игровых приставок (при этом CodeWarrior устанавливался на Mac или на компьютер с Windows).

Перечисления всех платформ, для которых CodeWarrior могла генерировать код, хватило бы на целую статью. Их было очень много.

Версия инструментария для Windows (32-итной) поддерживала MFC, версия для Mac’ов, помимо собственной библиотеки классов PowerPlant (по стилю применения C++ похожа на библиотеки BeOS), поддерживала MacApp и App2PPC.

В августе 1999 Metrowerks была приобретена Motorola, за 95 миллионов долларов, и вошла в состав сектора полупроводниковых продуктов этой компании (Motorola SPS). Для меня и для моих коллег это было неожиданностью – Metrowerks была на самом пике успеха, но, как выяснилось через пару лет, это было единственным правильным решением…

Это третья, заключительная, часть мини-сериала про Metrowerks CodeWarrior. Предыдущие части:

Первая: Metrowerks: фантастический взлет маленькой компании;
Вторая: Metrowerks CodeWarrior лидирует.

Под властью Motorola

Отказ Metrowerks от суверенитета, как ни странно, ничего не изменил для клиентов этой компании. Как и прежде, два раза в год выходили новые версии CodeWarrior, с заметными и вкусными улучшениями. Служба технической поддержки, одна из самых слабых позиций компании в самом начале жесткого противостояния с Symantec, превзошла “учителя” и, по моему, была едва ли не лучшей в индустрии.

Я был одним из клиентов, и опробовал все это на своей шкуре. О том, что это теперь не просто “еще одна компания”, а подразделение огромной непотопляемой Motorola, ничто не напоминало (кроме приписок в письмах поддержки и в документации о принадлежности авторских прав).

Автономная республика Metrowerks приносила новым хозяевам неплохую прибыль, и никто не собирался что-то менять в её жизни.

Видимо, в знак уважения и особой симпатии, бывшие руководители независимой компании Metrowerks получили высшие должности в руководстве Motorola SPS. Впрочем, не берусь судить, кто их знает? В любом случае, это внутренняя информация Motorola, и она до сих пор не подлежит разглашению.

CodeWarrior была лучшей средой разработки, команда на Metrowerks была сильна как никогда прежде, и способна выстоять в любой борьбе за свой кусок рынка против кого угодно, в равной и честной борьбе. Но вот именно её и не ожидалось.

Главным (и единственным большим, по размеру) рынком Metrowerks были разработчики для Mac’ов. Попытка влезть на PC-шный рынок была не слишком удачной: там правила Microsoft. Тот еще конкурент. И, что немаловажно, в CodeWarrior для Windows не хватало чего-то очень важного и особенного, что отличало CodeWarrior для Mac’ов от всех его конкурентов. Вдохновения?

А разработчиков для встраиваемых платформ, как мне кажется, просто не могло быть достаточно много для серьезного успеха.

А на главном, и чуть ли не единственном серьезном по объему рынке, с отвратительной неторопливостью, как смертельная неизлечимая болезнь, назревало нечто роковое…

Metrowerks CodeWarrior против Mac OS X Project Builder

CodeWarrior выстояла бы в любой равной и честной борьбе, с любой другой частной компанией, вынужденной продавать конкурирующий продукт чтобы выжить. А то, из-за чего Metrowerks поспешила укрыться под крылом Motorola, должно было выйти в свет в третьем квартале 1999 года.

Это Mac OS X, с встроенной бесплатной средой разработки Project Builder.

Project Builder – прямой наследник ProjectBuilder из NeXTSTEP и OPENSTEP, почти без изменений перенесенный в Mac OS X. Самым видимым изменением было появление пробела в названии (шутка, но каждой шутке есть доля шутки…).

Джеф Раскин утверждал, что сравнивая сложные многоплановые системы на “лучше” или “хуже”, мы совершаем ту же ошибку, как если бы мы сравнивали точки на плоскости на “больше” или “меньше”. Точки могут быть больше или меньше по модулю, по одной из координат – но сами по себе… Редкий случай когда я полностью согласен с Джефом, но сейчас я буду противоречить этому правилу, за что прошу прощения – иначе получится слишком долго (а суть будет той же самой).

Project Builder для разработки Carbon-приложений был абсолютно и бесспорно хуже чем CodeWarrior, практически по всем параметрам. Кроме двух, но о них чуть ниже (я уверен что вы уже догадались, о каких преимуществах я говорю).

Среда разработки ProjectBuilder, из NeXTSTEP, никогда не сталкивалась с прямой жесткой конкуренцией в одной и той же операционной системе. А это очень важное испытание, без которого путь к совершенству, наверное, невозможен. CoreWarrior, еще до её рождения, была нацелена на захват рынка у очень сильного противника, а потом выстояла в жестком конкурентном противостоянии с таким противником.

Кроме того, и ProjectBuilder, и Project Builder (в Mac OS X) – всего лишь одна из частей чего-то большого и цельного, хоть и очень важная. Не единственная – это важно. Никто никогда не станет напрягать все силы компании на благо не самой важной её части.

А у Metrowerks компиляторы, интегрированная среда разработчика, отладчики, браузеры классов и ZoneRanger (утилита для поиска проблем в памяти) – все, что у них есть.

Простите, было.

Но все эти десятки слов, по сравнению с солидарным мнением практически всех, кто писал для Carbon – по сравнению с CodeWarrior, Project Builder не выдерживает никакой критики.

В Cocoa, при всех его недостатках, Project Builder была незаменима.

Но даже в Carbon у Project Builder были два преимущества, делающие её непобедимой:
она была бесплатной;
поддержанием её в актуальном состоянии, более-менее регулярно, занималась сама Apple, имеющая доступ к исходным кодам системы и к своим собственным планам.

Кроме всего прочего, в Project Builder вполне можно было писать Carbon-программы. Если бы не это обстоятельство, CodeWarrior имела бы шанс победить.

Конец сказки

В 2003 году Motorola “устала” от разработки и производства процессоров, и отпустила свое отделение Motorola SPS в свободное плаванье, превратив его в самостоятельную компанию по имени Freescale.

Число компаний и индивидуальных разработчиков пишущих для Carbon, уменьшалось с каждым днем – почти все новые программы для Mac OS X писались в Cocoa. Автономная республика Metrowerks стала убыточной. В новых версиях CodeWarrior была поддержка Cocoa, но она была откровенно слаба. Xcode делал это лучше.

В начале 2005, в качестве меры по финансовому оздоровлению Metrowerks, все наработки по Intel были проданы, дешево. В том же году, всего через три месяца, Apple объявила о переходе на Intel.

В конце 2005 Freescale объявила о ликвидации автономного подразделения Metrowerks. Персоналу Metrowerks было предложено остаться в Freescale, работа для них была, но остались не все. Торговая марка CodeWarrior принадлежала Freescale до ее поглощения NXP Semiconductors в декабре 2015 года.

Остались только воспоминания, и несколько книг от Metrowerks.

Вы удивитесь, узнав, сколько человек работают над Apple Maps

Apple наняла 3500 человек для своего исследовательского центра в индийском Хайдарабаде, ориентированного на развитие Apple Maps. Об этом в среду, 22 августа, сообщило издание LiveMint, ссылаясь на источники в правительстве. В будущем штат планируется увеличить до 5000 сотрудников.

Исследовательский центр Apple в Хайдарабаде был открыт в середине 2017 года. Тогда компания пообещала создать в стране 4000 новых рабочих мест, а сотрудники, занявшие вакантные должности, займутся развитием Apple Maps, которым, объективно говоря, требовалось переосмысление.

Как изменились Apple Maps в iOS 12

С тех пор прошел почти год, и мы уже можем наблюдать результаты проделанной работы. Обновленные Apple Maps дебютировали с выходом третьей бета-версии iOS 12, продемонстрировав, насколько более точными и удобными для восприятия могут быть карты компании из Купертино.

Изменения, произошедшие с Apple Maps, лучше всего заметны на примере Области залива, также известной как Bay Area. На представленных скриншотах видно, что выросла детализация карт, появились ранее отсутствовавшие элементы ландшафта, а также народные тропинки.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Тим Кук лично занялся цензурой

Идея об удалении из iTunes подкастов шоу InfoWars принадлежала Тиму Куку и Эдди Кью. Об том сообщает корреспондент CNN Дилан Байерс со ссылкой на источники, близкие к компании Apple. По его словам, соответствующее решение было принято на встрече двух топ-менеджеров, в ходе которого они пришли к выводу, что это является необходимой мерой.

«На фоне массового давления со стороны общественности в адрес Джонса и его [конспирологической] деятельности Тим Кук и Эдди Кью приняли решение встретиться в свой выходной, чтобы принять окончательное решение о судьбе пяти подкастов [InfoWars] на платформе iTunes, — рассказывают собеседники Байерса. — О результатах той встречи вы же знаете».

Цензура в iTunes и App Store

Интересно, что решение об удалении шоу не было принято сотрудниками сервисов iTunes и App Store, в чьи непосредственные обязанности входит цензурирование контента, который попадает на платформы. Практика показывает, что топ-менеджеры всецело посвящают себя руководству компанией, чаще всего игнорируя мелкие вопросы касательно продуктовых линеек.

InfoWars — что это

Шоу InfoWars, автором и бессменным ведущим которого является американский журналист Алекс Джон, является одной из наиболее известных программ, посвященных коспирологическим теориям. Джонс делится со своими слушателями своими соображениями о мировых события, которые, по его мнению, были сфальсифицированы властями.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Какие бонусы и льготы получают сотрудники Apple

В Apple трудится 120 тысяч человек. Сотрудники компании не только достойную оплату труда, но и различные льготы. Ресурс Glassdoor даёт бонусам для сотрудников Apple 4,5 звезды из 5. Отзывы позволяют понять, чем именно привлекательна работа в Apple помимо возможности трудится в инновационной и невероятно успешной компании.

Оказалось, что сотрудники Apple имеют право на скидку 25 процентов от стоимости iPod, iPad или Mac. Каждые три года они имеют право приобрести iPad на 250 долларов дешевле и Mac на 500 долларов дешевле. Большая часть программного обеспечения от Apple для сотрудников обходится дешевле на 50 процентов. Кроме того, на скидку могут рассчитывать друзья и родственники сотрудников. Ее размер зависит от продукта.

Матерям предоставляется 18 недель полностью оплачиваемого отпуска после рождения ребёнка и ещё 6 неоплачиваемых недель. Нерожавшие родители могут рассчитывать на 6 недель оплачиваемого отпуска. Apple покрывает стоимость заморозки яйцеклеток, если есть необходимость.

Новые сотрудники Apple имеют право на 12 дней оплачиваемых отгулов и 300 долларов на посещение тренажерного зала. Кроме того, на пивных вечеринках компании сотрудники получают бесплатное пиво и закуски. На таких мероприятиях выступают известные артисты. Для сотрудников Apple уже выступили Стиви Уандер, Maroon 5 и OneRepublic.

Сотрудники Apple платят за обеды, и на это есть свои причины.

Скажи мне кто твой враг…

В 1996, несмотря на финансовые трудности и неудачи, Be была на грани успеха. Компании удалось сделать невозможное, и оставалось совсем чуть-чуть – заработать на восхищении сотен тысяч людей, рассчитаться с кредиторами и, наконец, забыть про нищету. Но…

Явление Be народу было слишком ярким. То, что в самой Be называли “15 минут славы”, и старались не воспринимать слишком всерьез, смертельно напугало одну огромную и очень богатую компанию, проблем у которой, и без всяких таких вундеркиндов, было больше чем достаточно.

Недодуманные гигантские проекты (прожекты?), с удручающими результатами, амбиции и самолюбование, неудачные решения – гигант истекал кровью и терял рынок. Еще совсем недавно эта огромная компания гордилась своим бунтарским духом, но сытость опаснее голода.

Те, кто еще помнил об этом бунтарском духе, с болью в душе пересматривали выступление хорошо им знакомого Жана-Луи Гассé на конференции в Аризоне. Их мучила ревность к этой отчаянной нищей компании, в которой они узнавали себя – но были теперь по другую сторону баррикад. На Apple избавились от всего этого, став успешной и респектабельной компанией – и теперь она была в беде и, по большому счету, никто не знал что делать и куда идти.

Гигантские проекты поглотили гигантские суммы денег (в тысячу раз бóльшие, чем стоила эта крошечная наглая Be), гигантские деньги привлекли в компанию беспринципных людей, придумывающих все новые и новые дорогостоящие затеи с целью урвать себе побольше…

В конце 1995 главой Apple уже был Гил Амелио, кризисный менеджер. Он прославился спасением National Semiconductor от бесславной гибели во цвете лет. Ученый в области полупроводниковых технологий, не липовый а настоящий, даже выдающийся. Он не верил в “бунтарский дух” и прочую ерунду, но когда ему доложили о выступлении Жана-Луи, все-таки посмотрел видео.

Никаких духов и прочей нечисти! Он увидел угрозу существования компании, которую он пришел спасать: у “нищих шаромыжников” было то, что никак не удавалось заполучить Apple. Операционная система, вызывающая эмоции. Привлекающая внимание. О которой говорят, искренне и бесплатно.

Если создатели этой системы не идиоты (а идиоты не создают гениальные системы), они очень опасны.

Гил Амелио разослал письмо сотрудникам Apple, запрещающее контактировать с Be, Inc и с её сотрудниками. Под угрозой серьезных санкций, вплоть до высшей меры. В смысле, до увольнения без выходного пособия. Письмо получили 14,5 тысяч сотрудников Apple, кое-кто из них впервые услышал про Be, и полез в Интернет наводить справки… Хм! – то, что они узнали, было очень интересно.

55 сотрудников Be, если и узнали про этот запрет, внешне никак на него не отреагировали.

Продолжение. Начало, предыдущие части здесь, здесь, здесь, здесь, здесь и здесь.

Dual PPC-603e BeBox

Джозеф Палмер, главный архитектор компьютеров на Be, Inc, отреагировал на выход в свет нового PowerPC 603e моментально. Жана-Луи не было в офисе, Джозеф купил пару процессоров с тактовой частотой в 132 МГц (в те времена это было круто), за свой счет.

Система заработала, проблем было совсем немного. Когда Жан-Луи вернулся в офис, его ждал сюрприз.

К этому моменту (август 1996) было продано около тысячи “первых” BeBox, на PPC-603. На рынок вторгались Mac’овские клоны, производители которых перенимали лучшее у PC-шных коллег в организации продаж. Клиент, на сайте компании, выбирал интересующие его опции, заказанный компьютер включался в производственное задание на следующий рабочий день, и немедленно, после контроля качества, отправлялся покупателю.

На Be разработали аналогичную систему, но использовать её на практике не позволяли производственные возможности завода в Мильпитас, и очередная нехватка денег.

Журналисты и энтузиасты со всего света предсказывали Be продажу сотен тысяч BeBox в первый год с начала их продаж, но чуда не случилось. Производство было убыточным, но сдаваться никто не собирался – искали решение.

Обратились к Apple, в ответ – тишина.

У Apple тоже были проблемы с продажами, Жан-Луи предлагал Гилу Амелио использовать разработанную в Be систему продаж, в обмен на несущественную для Apple сумму. Если вы покупали Mac’и в 1995 или 1996 году, вы помните как трудно было купить нужную вам конфигурацию.

Тогда обратились к Power Computing. Увы: у самого успешного клон-мейкера подобная система уже была и успешно работала. Но Стив Канг, глава Power Computing, предложил Be, Inc альтернативное решение. Его интересовала BeOS, он хотел ставить на PowerTower, в зависимости от выбора клиентов, Mac OS, BeOS или обе.

В августе 1996 года, вместо Dual PPC-603 BeBox, за те же 2 500 долларов в полностью готовой к работе конфигурации или за 1 600 долларов за BeBox без жестких дисков и прочей периферии, покупатели получали в два раза более мощный Dual PPC-603e BeBox.

С августа 1996 по февраль 1997 было продано 800 экземпляров BeBox.

Quad PPC-604 BeBox

Как только компании удалось приобрести несколько первых мощных PowerPC 604, Джо Палмер приступил к разработке BeBox II.

Жан-Луи, поморщившись как от зубной боли, перечеркнул название модели, и вписал свой вариант: Quad PPC-604 BeBox.

В технические подробности он не вникал, он верил своим инженерам – и у него были куда более неприятные проблемы, в подробности которых приходилось вникать на всю глубину.

Независимо от того, насколько тщательно вы разрабатываете программу или компьютер, и как бы вы не тестировали и не проверяли свою разработку, идеальные изделия возможны только в идеальном, несуществующем, мире.

Quad PPC-604 BeBox был разработан с нуля. Помимо выявленных багов и “бобиков” (это аэрокосмическое обозначение багов), была и приятная причина начать все с нуля: в 604 некогерентность кэша отсутствовала как класс, на уровне процессора.

Другими словами, PowerPC 604 могли работать в многопроцессорных конфигурациях без каких-либо внешних доработок.

Конструкция Dual PPC-603 BeBox, без серьезных доработок (все было продумано заранее, на этапе конструирования), позволяла увеличивать число процессоров до 8.

В Quad PPC-604 BeBox практического ограничения на число процессоров не было. Когда с завода в Мильпитас ежедневно будут уезжать к покупателям сотни новеньких BeBox, кто-то из клиентов захочет машинку неограниченной мощи – и тогда…

Вообще-то, Джозеф Палмер занимался апгрейдом предыдущей модели в рабочее время, без распоряжения руководства, по собственной инициативе. В некоторых компаниях за это увольняют без разговоров. Несмотря на острую нехватку денег, Жан-Луи премировал Джо, и компенсировал ему приобретение четырех PPC-603e.

Увы, ни возросшая почти в два раза производительность BeBox, ни восторги владельцев этих компьютеров, ни потрясающая чистота и эффективность операционной системы не помогали поднять продажи.

Quad PPC-604 BeBox, в стандартном дешевом корпусе, был показан избранным, это даже не было презентацией – машинка была замечательная, но, по мнению собравшихся, шансы на её успех были близки к нулю.

В конце 1996 года, производители Mac’овских клонов продавали сто с лишним тысяч машин, в их числе были и многопроцессорные (DayStar) и самые производительные (Power Computing) компьютеры под управлением Mac OS.

А вот система… У системы нет равных.

Silicon Graphics для нищих

Dual PPC-603 BeBox и Dual PPC-603e BeBox стоили на порядок дешевле рабочих станций от Silicon Graphics, и уступали этим станциям по производительности (раза в два), но, тем не менее, были способны продуктивно работать в небольших анимационных студиях.

Теперь даже очень небогатые энтузиасты, вдохновленные успехом Pixar и прочитавшие книги Лассетера, продав подержанные машины и Mac или PC, могли попробовать свои таланты на прочность.

Если бы у Be, Inc была маркетинговая служба, если бы продвижением BeBox занимался не Жан-Луи, 24 часа в сутки 7 дней в неделю без отпусков и выходных вытаскивавший Be из очередных финансовых ям, это неожиданное направление применения BeBox можно было раскрутить…

Но о том, что BeBox сравнивали с рабочими станциями Silicon Graphics, и считали их приемлемой заменой последних, на Be, Inc узнали слишком поздно.

Продолжение следует

Жан-Луи Гассé

В Apple никогда не было недостатка в ярких и неординарных личностях, но Жан-Луи Гассé выделялся даже на этом фоне.

Соверши этот поступок кто-то другой, ему вовек бы не отмыться. Другого считали бы, как минимум, предателем. Но Жану-Луи это простили. Он не мог поступить иначе.

Стив Джобс готовил корпоративный переворот. Скалли уезжал в Китай, на переговоры с правительством Китайской Народной Республики, которых заинтересовала продукция Apple. Его отсутствие Стив хотел использовать в своих целях, ему требовалась помощь, и он обратился за ней к Жану-Луи.

Скорее всего, у Стива все равно ничего не получилось бы, но если бы информация об этом просочилась за пределы компании (а она обязательно просочилась бы), репутации Apple был бы нанесен серьезный ущерб. Жан-Луи немедленно связался с Джоном Скалли, и…

Сообщил ему о планах Джобса. Жан-Луи был очень обеспокоен за Apple. Скалли отменил поездку, и попытка переворота закончилась не начавшись. Жан-Луи вошел бы в историю, даже если бы больше ничего не сделал в своей жизни.

Репутация Apple была спасена. Но я бы тоже не судил Жана-Луи слишком строго. А как бы поступили на его месте вы? Если бы переворот удался, и Стив возглавил Apple в 1985 году, для компании все кончилось бы быстро и плохо. Почти с гарантией.

Начало

Жан-Луи на год моложе Михаэля Шпиндлера, он родился в 1944 году в оккупированном Париже. В 1981 году его пригласили на пост директора по операциям Apple в Европе. Он был известен в компьютерных кругах Франции как человек, вернувший к жизни местное представительство Data General.

В 1981 году Apple Computer была очень молодой и неопытной компанией, только такая компания могла открыть представительство за пределами США не имея представления о том, как переводить зарплату сотрудникам в другой стране.

Жан-Луи и 25 сотрудников европейского “отдела операций Apple” почти год работали “за так”. За идею. Оказывается, Apple II во Франции уже знали и любили. Вскоре проблемы с переводом денег были благополучно решены, но о ситуации долго вспоминали, считая её забавным курьезом.

В конце 1981, вместо денег, Жан-Луи получил прибавку к зарплате (которую не удавалось перевести во Францию) и еще одну должность – теперь он был еще и главой Apple France. К 1984 году Apple France превратилась в самое успешное отделение Apple за пределами США, по объему продаж и прибыли.

Джон Скалли, во время визита в Париж, предложил Жану-Луи перебраться в главный офис Apple в Купертино, в маркетинговый отдел. Тот… согласился. И переехал в США. И даже принял американское гражданство.

После неудачной попытки переворота, предпринятой Стивом Джобсом, Джон Скалли назначил Жана-Луи руководить разработкой Mac’ов и их операционной системы. Раньше эту должность занимал Стив. Должность, купленная предательством?

У Жана-Луи, как и у Стива, были свои взгляды на жизнь и своё представление о том, что и как надо делать – и они оба, бесстрашно и упорно, отстаивали свою точку зрения.

Жан-Луи был эксцентричен и забавен, но лизоблюдом он никогда не был.

Он любил Apple Computer, и был счастлив быть одним из руководителей компании.

Начальник платформы Macintosh

Начальник – это надутый серьезный господин, который вот-вот лопнет от переполняющих его величия и авторитета. Да?

А вот и нет. Жан-Луи не боялся показаться смешным. Он запросто общался с простыми сотрудниками, обожал неприличные анекдоты, и сражался с вышестоящим руководством за подчиненных, уверенный что довольный сотрудник – успешный сотрудник.

При нем, видимо это единственный такой период в истории Apple, зарплаты в Mac’овском отделении превысили средние в отрасли. Раз в две или три недели, компания оплачивала отель на тихоокеанском побережье с отличной кухней (как правило, французской), и все направление, во главе с Жаном-Луи, отправлялось туда на выходные. Вместе с женами, мужьями и детьми. Пляж, пляжный волейбол, вечер с отличным вином и танцами.

Представления Жана-Луи о том, каким должен быть Mac, были иными чем у Джобса.

Жан-Луи был открытым человеком, и Mac, по его мнению, должен быть быть таким же, то есть, открытым для расширений и модернизации. Первая его разработка, Macintosh Plus, была встречена рынком “на ура”. Macintosh II был еще более расширяем.

Иногда, у камина и за бокалом вина, обсуждались важные вопросы развития платформы, например, принимались решения о стратегии развития операционной системы.

Разработанный Жаном-Луи в 1989 году Macintosh Portable, который окрестили Macintosh-not-so-Portable, считается неудачей. Его продажи и в самом деле были не очень, но у меня был такой компьютер – кроме веса (килограмм под 10, я думаю), и быстро выгорающего экрана, других недостатков я в нем не заметил. Дотащив его до загородного домика, где электричества чаще не было, я программировал на нем при свечах.

Его тяжеленные аккумуляторы честно выдерживали 10-11 часов автономной работы, и не один год. И именно этот Mac использовал приезжающий агент ФБР в Твин Пикс, с очень умным видом…

В 1990, несмотря на неудачу с Macintosh Portable, Жана-Луи прочили на пост главы Apple. Я не уверен что это было бы правильным решением, если рассуждать абстрактно, но если принять во внимание кто был единственным другим кандидатом на этот пост (Михаэль Шпиндлер), и если бы я мог повлиять на ситуацию, зная что было потом, я бы был обеими руками за Жана-Луи.

Для того, чтобы создавать программистам и разработчикам железа уникальные условия для работы, нужны были деньги. Исследования и разработка вообще обходятся недешево, а продукция отвечающая стандартам качества, установленным и поддерживаемым только Жаном-Луи (всем остальным в руководстве качество нравилось, но затраты на него – нет) обходится еще дороже.

Поэтому Жан-Луи делал все, чтобы раз за разом продавливать запредельные цены на Mac’и, продавая их раза в два дороже их себестоимости. Вкладывая в каждый Mac душу и добиваясь максимально возможного.

Ему удалось зарубить на взлете проект дешевого компьютера Drama, похожего на Maс, но с ограниченными возможностями. По его мнению, любой покупатель продукции Apple ждет от компании полного спектра возможностей и высокого качества, и отступлений компании от её принципов покупатели не поймут.

Кстати, уже после ухода Жана-Луи Гассé из Apple, попытка наштамповать, за дешево, очень дешевые модификации Performa, и в самом деле ничем хорошим не кончилась. Эти дешевые “недо-Mac’и” застряли мертвым грузом на складах компании, и так и не были проданы.

Директор по всемирному маркетингу

В 1988 году, по прежнему возглавляя разработку новых моделей Mac’ов (как раз тогда и разрабатывался злосчастный тяжеленный Not-so-Portable), Жан-Луи стал директором по всемирному маркетингу.

Сегодня аналогичная должность называется “старший вице-президент по всемирному маркетингу”, занимает её Фил Шиллер.

И в 1988, и в наши дни, эта должность считается одной из высших в компании.

Вместе с Стивом Сакоманом, Жан-Луи инициировал проект, превратившийся позже в Newton MessagePad – и увлекся процессорами от AT&T, оптимизированными для кода написанного на C и C++, “хоббитами”.

История с “хоббитами” в судьбе Жана-Луи имела продолжение. Но об этом – в следующей части.

И все-таки, Жан-Луи был слишком эксцентричен, и куда он завел бы Apple – непростой вопрос. Apple разрабатывала собственные процессоры, узкоспециализированные и не слишком сложные. Пообщавшись с разработчиками процессоров на AT&T (теми самыми создателями “хоббитов”), Жан-Луи загорелся идеей развернуть на Apple производство собственных процессоров.

Уяснив. что это непростое дело, требующее огромных вычислительных ресурсов, он выбил из руководства деньги на приобретение суперкомпьютера Cray.

Стоила эта “игрушка” умопомрачительную сумму. Почему-то, Жан-Луи скрыл от Скалли и от совета директоров истинную причину приобретения суперкомпьютера. Он сообщил что Cray нужен для дизайнеров компьютерных корпусов, для расчета их внутренней термодинамики.

С собственными чипами ничего не вышло (кто бы сомневался), и Cray действительно использовали для расчета термодинамики внутри корпусов.

Продолжение следует.

WebObjects, чуть подробнее

В 1996 году, Стив Джобс создал еще одну компьютерную платформу, потенциал которой превосходил суммарный потенциал всех остальных компьютерных платформ, и этот потенциал был очевиден, хотя ни у кого не хватило бы воображения представить себе его настоящую мощь. Если бы не Pixar, и если бы не Apple, несложно догадаться, какой была бы история “в стиле NeXT”.

Я знал что WebObjects – это технология (продукт?), сыгравшая важную роль в истории человечества. Прежде меня интересовала реальность (времен WebObjects 4.5), это был очень (уникально) мощный и эффективный инструмент преобразования реальности, но я даже представить себе не мог, насколько важной была роль WebObjects в появлении веб-приложений. Об этом уже тогда было не принято упоминать…

У WebObjects, NeXT и Стива Джобса была фантастическая возможность изменить мир, но он выбрал Pixar. Между “продал” и “предал” разница всего в одну букву. Очень часто это просто синонимы – но каждый из его “неудачных проектов” требовал полной самоотдачи, и он сделал выбор. Мы никогда не узнаем, было ли это легко.

Продолжение, начало здесь.

Злоключения волшебной палочки

За NeXT предложили 429 миллионов долларов (1996 года), более чем приличные деньги за компанию зарабатывавшую 3-4 миллиона долларов в год. За полторы сотни сотрудников, и за потенциал, которым тогдашняя Apple просто не могла воспользоваться. Дни Apple были сочтены, она была при смерти, и обречена.

Почти наверняка, если бы Apple пошла с молотка, кто-то приобрел бы бывшую NeXT, уже за смешные деньги, и WebObjects имели бы продолжение. Желающих было больше, чем достаточно. Пока же WebObjects “поставили на паузу”. Все должно было случиться очень быстро.

Пауза дорого обошлась WebObjects. Пауза затянулась, а реальность новой компьютерной платформы, которой должна была стать всемирная паутина, с легкой руки Стива вдруг стала очевидна слишком многим – и этой возможностью воспользовались другие. Спрос на средства для создания веб-приложений был как поток раскаленного воздуха и сгоревшего топлива, выбрасываемый из сопла реактивного двигателя.

И инструменты для создания веб-приложений (пусть далеко не самые-самые) не могли не появиться. Мир пошел другим путем.

Разразился dot-com boom, сотни стартапов создавали веб-приложения, запускали он-лайн бизнесы и, за пару месяцев зарабатывали миллионы, а то и десятки миллионов долларов. Естественно, они не использовали WebObjects. Дорого. Ни NeXT, ни Джобса, ни WebObjects никто не вспоминал – отвлекаться некогда, надо зарабатывать пока получается.

Apple выжила. Стив согласился стать “советником” Гила Амелио для того, чтобы пройтись по коридорам не чужой для него компании, ощутить её дух – чтобы увидеть и запомнить то, чего очень скоро уже не будет. Продолжение вам известно, да еще и я расскажу об этом, но в другой раз. WebObjects вернулись к Стиву Джобсу…

Которому теперь было не до них. Пауза затянулась на несколько лет.

Что такое WebObjects

Эта технология вполне могла бы существовать и в наши дни, если бы не обстоятельства.

Но не сложилось, и с вероятностью в 99,999% вам не потребуется, срочно и кровь из носа, изучать её для практических целей. В течении нескольких лет она была лучшей, но до неё не доходили руки, ей занималась команда из двух-трех человек, постоянно привлекаемая руководством для решения других задач.

WebObjects – это объекты и набор инструментов для превращения этих объектов в веб-приложения.

Фактически, это тот же самый OPENSTEP, только роль пользовательского интерфейса в WebObjects играли страницы HTML. В WebObjects тоже водились “киты” и фреймворки – Foundation Kit, EOF, WOF и другие. Основой WebObjects были наработки NeXT, все что компания создала за 10 лет своего существования.

EOF унифицировал доступ к данным в базах данных. С точки зрения объектов, реализующих бизнес-логику приложения, внешние данные существовали в виде объектов EOF – от сложностей и неоднородностей внешнего мира бизнес-логика была изолирована.

Реально, данные могли храниться в базах данных разных типов, на серверах различных платформ и даже на расстоянии в тысячи миль друг от друга.

WOF (WebObjects Framework) изолировал бизнес-логику от особенностей и сложностей веб-интерфейса.

В середине 90-х правила SOLID еще не были сформулированы – но и OPENSTEP, и его веб-ориентированный вариант педантично следовали этим правилам. С тем же результатом, который достигается грамотной квалифицированной работой в наши дни.

Набор инструментов WebObjects реально облегчал разработку приложений для самой непростой компьютерной платформы в мире, для глобальной паутины.

В составе продукта было несколько прототипов веб-приложений и сервисов. Приложения были “живыми”, их можно был построить и запустить – они генерировали веб-страницы, на лету, включали в генерируемые страницы картинки из стандартного набора. Единственное что они не делали – они не выполняли никакой полезной работы.

Прототип, в котором значительная часть работы уже выполнена, причем выполнена она опытными инженерами, отлично владеющими продуктом, позволяла разработчику все его время тратить на решение его конкретной задачи.

Или её. Говорят, что женщины-программисты похожи на морских свинок, те тоже не имеют никакого отношения ни к морю, ни к свиньям. Эта шутка забавна, но не отражает реальность. Несколько самых крутых программистов, которых мне повезло знать лично, были, кроме всего прочего, безумно симпатичными девушками.

Профессиональная версия WebObjects и версия для предприятий позволяли настраивать объекты встроенных классов и несущие конструкции прототипов, при необходимости.

WebScript

В 1995 и 1996 году Стив ни разу не упомянул про WebScript, интерпретируемый вариант Objective-C. Язык для написания сценариев.

Пользователи базовой версии WebObjects не могли использовать “настоящие” языки программирования при превращении прототипов и стандартных наборов классов в веб-приложения. Для этого нужно было приобрести, хотя бы, профессиональную версию, за 3000 долларов (без учета налога на добавленную стоимость, разную в разных штатах).

Этого было достаточно для создания несложных веб-приложений, достаточно быстро (но не в течении двух-трех дней, как обещал Стив). С помощью D’OLE, веб-приложения можно было писать на Visual Basic или JavaScript даже не зная Objective-C.

Почему-то на NeXT чуть ли не стеснялись этого языка. Напрасно! С непривычки он в самом деле выглядит странно, но… Программисты – особая каста. Им на роду написано влезать в такие непролазные дебри, которые обычному пользователю не приснятся в страшном сне. И все, даже те кто поначалу плевался и крыл основы мироздания, через несколько недель меняли гнев на милость. Ну, почти все. Люди все-таки очень разные. Некоторые в восторге от Visual Basic!

Но не станем затевать флейм-войны. Objective-C, постепенно, уходит с главной роли в операционных системах Apple. Я встретил Swift в штыки, опасаясь двуязычия и утраты определенности в документации. Но, почти во всех отношениях, Swift лучше.

Кстати, в бесплатной версии WebObjects, помимо доступа к созданию классов и внесения изменений в опорные объекты прототипов, отсутствовала еще и поддержка D’OLE. Но я не видел ни одного разработчика WebObjects, пользовавшегося базовой версий.

Не знаю, как на роль языка сценариев для WebObjects подходили VB или JS, но едва ли не все задачи языка сценариев в WebObjects были так или иначе связаны с объектами среды, встроенными или самодельными. WebScript мог все. В нем можно было даже создавать “категории”, то есть, добавлять в определение классов, исходный код которых недоступен, собственные методы.

Метод, добавленный с помощью категории, становится доступен не только в объектах класса, к которому относится категория, но и в объектах всех его подклассов.

Objective-C и WebScript, с редкими вкраплениями Java (только на NT) были идеальными средствами разработки WebObjects, но…

Продолжение следует… после небольшого перерыва. Apple и NeXT станут одной и той же компанией. Перед этим нужно вспомнить про еще одну компанию…

Ошибка NeXT

Раз за разом, представляя журналистам, экспертам и прочим случайным людям NeXTSTEP, Стив Джобс внушал слушателям мысль о том, что программировать в этой системе легко и просто – он даже показывал, сев за клавиши, как это легко. И очень многие ему верили.

Дружелюбные к пользователю операционные системы были враждебны и жестоки к тем, кто пишет для них программы. Об удобстве для работников “машинного отделения” никто не думал. На это не было ни времени, ни ресурсов. К тому же, “инженер должен стойко переносить лишения и трудности своего ремесла”.

Считалось, что именно так все и должно быть. Кто-то должен платить за всё. Но NeXT, не то из любви к людям нелегкой профессии, не то в поисках собственной идентичности, не побоялась покуситься на устои мира. В данном случае NeXT – это Стив Джобс.

Замысел на покушение был сформулирован в техническом задании, а оно – закон для всех разработчиков, от менеджера до юного кодировщика. ТЗ требовало создать инструменты и библиотеки, дружелюбные к таким, как они сами.

Естественно, техническое задание было выполнено в точности. Им удалось создать самый дружелюбный и эффективный в мире (как минимум, на тот момент) набор для разработчика. Тем более, что проблемы себе подобных были им до боли знакомы.

И, что тоже естественно, Стив Джобс не мог не использовать этот козырь в своих целях. В конце концов, именно он все это задумал и оплатил. И все, даже осветители и официанты, работавшие на презентации, поверили: программировать в NeXTSTEP легко и просто, это может не просто любой дурак, но даже глава компании…

Начало здесь, продолжения здесь, здесь, здесь, apple-v-licax/next-na-belom-zheleze.html">здесь и здесь.

Реакции

Стив ошибался, в очередной раз считая слушателей более умными, чем они были на самом деле. От этой дурацкой привычки его очень скоро отучит жизнь – но даже в 1997 году, уже имея представление о природе людей, он продемонстрировал поклонникам Apple умение пользоваться InterfaceBuilder и красоту ProjectBuilder, с тем же самым результатом.

Зная, к чему повторение этих заклинаний привело, проанализируем реакции слушателей с разным уровнем интеллекта.

Первые поверили, и едва добравшись до компьютера (дома или в офисе, а то и прямо на демонстрационной площадке), принялись пробовать себя в роли программиста. Те из них, кто поумнее, нашли Tutorial’ы, и, хоть и не с первой попытки, но смогли сотворить нечто работающее. Но любая попытка отклониться в сторону хотя бы на шаг, оканчивалась ничем.

Жулики – решал умный товарищ, и шел в редакцию (или в прокуратуру) писать об этом.

Другой приходил к выводу, что здесь есть какие-то правила, как в покере или в шахматах, и пытался прочитать документацию. Она была под рукой, но её было слишком много. И в ней почти все было непонятно – не покер. Не то жулики, не то “я_чего-то_не_понимаю”.

Другие даже не стали ничего пробовать, просто поверили – и задумались о том, что очень сильно переплачивают работающим у них разработчикам. Можете представить себе, как таким людям надоели непонятные проблемы, баги, отставание от сроков…

К счастью для программистов, мало кто из прозревших решился на покупку NeXT, но с этого момента подозрительность и нежелание идти на компромиссы у очень многих деятелей усилились.

Другие просто приняли сказанное за правду, и понесли благую весть по миру. Вреда от них было немного: небылицы, рассказанные с самыми благими помыслами в душе, остаются небылицами.

Другие (опытные программисты) либо просто и навсегда не поверили показанному, либо сразу просекли фишку: система сложная и мощная, на её изучение уйдет много времени, но попробовать стоит.

К сожалению, профессионалы и те кто подозревает в незнании чего-то самого себя, были в меньшинстве.

Козырь был многократно бит.

Противоречия

И чего только мне не приходилось читать про программирование в NeXTSTEP/OPENSTEP и в Cocoa/Mac OS X. Критические мнения кажутся (инстинктивно?) более правдоподобными, поэтому их с удовольствием цитируют и приводят в качестве аргументов в споре.

С одной стороны (данные статистики), число тех, кто мог считать себя NeXT’овским программистом и регулярно писал в его среде разработки программы, было необычно большим для столь малочисленной платформы. На 100-150 тысяч пользователей, только зарегистрированных на NeXT программистов было около 70 тысяч.

С другой, в том числе и на страницах NeXTWorld, унылое нытье о том, что никто не хочет программировать для NeXT, вот никак не напишут для неё хороший текстовый процессор, и вообще все плохо.

Судя по всему, люди не имеют представления о том, как пишутся большие программы для широкого круга пользователей. Одного желания тут мало. Элементарный текстовый процессор, и в NeXTSTEP, и в Mac OS X, писался в “полпинка”. Он позволял вводить текст, использовать все доступные шрифты и стили, вставлять графику и видео, и даже смотреть эти видео. В 1984 году его можно было бы продавать. В 1989 текстовый процессор должен был уметь делать много других вещей.

Создание программ для широкого круга пользователей – целый технологический процесс, требующий участия разных специалистов: дизайнеров, инженеров по UX/UI, аналитиков, тестировщиков и даже менеджеров. Бывают исключения: люди умудряются писать, без всей этой банды прожорливых и непонятливых людей, замечательные программы. Но, как правило, это относительно небольшие программы с четко очерченным кругом задач.

А любой организованный и регулярный труд должен кем-то организовываться, и, опять же регулярно, должен “компенсироваться”.

Еще ругали оторванные от жизни примеры программ из документации. Обвинения те же, что и в начале статьи: “шаг в сторону – и всё разваливается, перестает работать”. О чем не читал, но догадываюсь – “в документации много букв, и всяких непонятных слов”. Ага.

Никаких противоречий, на самом деле, никогда не было. Я много раз был свидетелем того, как профессионалы, независимо от их отношения к Apple, а до меня – к NeXT, достаточно быстро справлялись с изучением очень непростых и требующих усилий для понимания “правил” в Cocoa (если кто не в курсе, это прямой потомок объектно-ориентированной среды разработки NeXTSTEP/OPENSTEP).

И успешно все это использовали. Допускаю, что кому-то все это могло не понравиться, те же миллионы квадратных скобок, например – но ни один профессионал ни разу не обвинил среду разработки в неспособности решать сложные задачи.

Реальность

Среда разработки в NeXTSTEP и тщательно продуманные объектно-ориентированные библиотеки, вместе с уникальным инструментарием (это я про InterfaceBuilder), и в самом деле облегчали (и облегчают) труд программистов. Но все это написано людьми, и нив коем случае не идеально.

Это очень сложная система, с непростыми, иногда не самыми удачными, правилами. Её освоение требует времени, проб и ошибок.

Она не гарантирует от ошибок, а иногда просто провоцирует на их совершение.

Но, тем не менее, в 90-х это была лучшая в мире среда разработки – и одна из лучших до сих пор, несмотря на глюки в Xcode (потомок ProjectBuilder) и медлительность симулятора iOS и других систем.

Хорошо бы все это встряхнули и почистили, и еще раз попробовали бы посмотреть на все со стороны… Надеюсь, это не нытье?