12 сентября все-таки войдет в историю

Если это называется «отсутствием инноваций», что тогда инновации?

Практически все маркетинговые представления их устроители называют историческими и прорывными, и практически всегда они исчезают в прошлом, превращаясь в несколько скупых строчек о том, что в такой-то день и в такой-то день было объявлено то-то и то-то, уже через неделю или две.

Иногда объявленное и в самом деле приводит к серьезным изменениям в окружающем нас мире, но вы сами знаете, насколько редки такие события. На этот раз, такие события были, их было два.

Оба связаны с Apple Watch, с одной из самых неинтересных мне платформ Apple. До сих пор я даже не воспринимал её всерьёз. Радовался, что этот феномен все ещё способен показывать время, и что его всё ещё можно носить на руке.

Я не ждал от Apple Watch ничего интересного, но был жестоко обманут в своих ожиданиях.

Все остальное, хоть оно и поражало воображение и вызывало странные желания (хочу iPhone XS с 512 Гигабайтами памяти!), и гордость за наш биологический вид (это я про 7-нанометровый технологический процесс), все же преходяще.

A12 Bionic

Похоже, Apple теперь лидирует ещё в одной гонке. Я никогда не слышал о чем-то вроде этой системы-на-чипе, и ещё неделю назад вряд ли поверил бы в её реальность. И дело даже не в рекордном технологическом процессе.

В конце концов, этот процесс – достижение TSMC, тайваньской компании по производству полупроводников. Передний край науки и техники, где технологии и магия уже ничем не отличаются. И хотя применение результатов этого научного подвига может показаться несерьезным, именно такие сверхспособности определяют в наши дни мощь и величие, как стран владеющих ими, так и всей нашей цивилизации.

Мобильные устройства – хороший полигон для обкатки самых передовых технологий.

Apple первой в мире объявила мобильные устройства, в которых используются чипы, производимые по этой технологии, сразу три модели. Но у TSMC, в настоящее время, уже два заказчика, второй в мире процессор по этой технологии должен выйти в свет уже через полтора месяца, и это только начало, а дальше, почти наверняка, будет технология 5 нм, 3 нм… А дальше уже пикометры, тысячные доли нанометра. Конец нанотехнологий.

Потому что все непреодолимые барьеры, когда используемые технологии достигали своих пределов, были успешно преодолены. Наш биологический вид страдает от множества недостатков, но по части изобретательности он превосходит все остальные, в известной нам части вселенной.

Устройство A12 Bionic поражает не меньше, чем технология его производства. 6 основных процессорных ядер, два из которых «силовые», повышенной мощности, а четыре других – экономичные. Четыре графических процессора, то есть, ядра. Ещё бы, в iPhone XS и XS Max разрешение дисплея – Superretina, 458 пикселей на дюйм, без этого никуда.

Но это ещё не все: пока другие ожидают от искусственного интеллекта недружелюбных акций и захвата мира, считая при этом машинное обучение (часть искусственного интеллекта) пустым надувательством, эти направления развиваются, применяются, и очень успешно. И они вполне контролируемые,

Блок ML (машинного обучения), построенный на нейронных сетях, появился в процессорах от Apple год назад. Без него технология уверенного и безошибочного распознавания лица обладателя устройства была бы невозможна.

Эта технология признана самой надежной из всех систем идентификации, и скорее всего, это признание обосновано. Теперь в блоке ML 8 процессорных ядер, в четыре раза больше чем в A11, он почти в десять раз производительнее (A12 выполняет 5 триллионов операций в секунду A11 – только 600 миллиардов).

Теперь, вместо того, чтобы запоминать предыдущие действия пользователя, и на основе накопленной (грубой) статистики пытаться угадывать его желания, часто ошибаясь, целый блок крошечного микропроцессора, в устройстве которое умещается в карман и не весит почти ничего, нечеловеческий ум (алгоритмы) будет угадывать чего мы хотим уже на основании наблюдений за нами и цепочек логических умозаключений…

Не попытается ли iPhone XS или X-RAY захватить мир? На всякий случай, для зрителей РЕН ТВ, отвечу сам: нет. Это, всего навсего, хоть и сложный и, до некоторого предела, весьма самостоятельный, но алгоритм.

И, как ни прискорбно, пройдёт совсем немного времени, и на смену A12 придёт, например, A13, или чип от какой-то другой компании… Потому что этот уровень уже достигнут.

Самое важное, номер 2

Детектор падения в Apple Watch Series 4. Первое, о чем я подумал узнав про эту функцию, было «теперь, если кто-то уронит эти часы с приличной высоты, ему придётся иметь дело со спасательными службами и отвечать за ложный вызов».

Потому что, вычислив скорость столкновения с поверхностью, и признав её опасной для здоровья клиента, часы включают таймер, и если клиент не отреагировал вовремя, звонят в экстремальные службы.

Потом меня потрясла информация о тысячах проведённых Apple экспериментах над людьми, которые, судя по всему, опасно падали, и возможно, получали травмы. Ни один программного-аппаратный продукт, как бы тщательно его не тестировали, и сколько бы сценариев при этом не обыгрывалось бы, не идеален. Реальная жизнь сложнее самых детальных и точных её описаний, и вероятность ошибочного понимания ситуации разумом содержащимся в микропроцессоре, очень велика.

Тем не менее, тщательность и скрупулёзность проработки проблемы позволяют надеяться на положительный исход затеи. Она и в самом деле фантастична, дерзка, и может спасти не одну жизнь. Ни о чем подобном я ещё не слышал (читал, в жанре фантастики).

Самое важное, номер 1

Впервые в истории разработан комплекс для снятия ЭКГ (электрокардиограммы), который рассчитан не на специалистов-кардиологов, а на обычных людей, простых смертных.

Этот комплекс размещён в устройстве, которое носят на запястье, как правило не снимая, в течение дня. Электромагнитный датчик делает снятие ЭКГ возможным, данные с него сохраняются в памяти устройства и, если это возможно, на облаке. Интерпретация ЭКГ – процесс нетривиальный. Врачи учатся этому несколько лет.

Но программное обеспечение в составе описываемого комплекса обладает необходимыми навыками, и сообщает пользователю результат на человеческом языке.

Либо «все хорошо», либо «обратитесь к врачу», либо…

ECG-комплекс будет доступен через некоторое время после выхода в свет Apple Watch, его можно будет установить на купленные до его выхода часы. Это плохая новость. Есть и хорошая: FDA, управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, исследовав сервис ECG от Apple, выдало компании официальный сертификат.

Осталось только дождаться столкновения этого «продукта» с реальностью, и внимательно ознакомиться с результатами его применения на практике. Если у Apple все получилось, это самое важное событие мероприятия проведённого в театре имени Стива Джобса 12 сентября 2018 года, а возможно, и за всю историю Apple.

Тайна рождения iPod

Пока iPod, крошечное и почти никому неинтересное детище Apple, делал первые робкие шаги к триумфальному успеху, тайны, связанные с его рождением никого не интересовали. Затем их выставили на всеобщее обозрение и представили грязными и постыдными…

Триумфальный успех вызывает зависть и ненависть с незапамятных времён, видимо, это одна из особенностей нашего биологического вида. Просто познакомимся с тем, как это было на самом деле, и сделаем собственные выводы.

В 2000 году Стив, скорее всего, даже не задумывался об ещё одной попытке Apple завоевать рынок бытовой электроники. Такие попытки уже были, и их результаты хорошо известны. Технически, бытовые устройства, предлагавшиеся Apple в 90-е, были очень интересны, у Newton MessagePad был серьезный потенциал, цифровая камера QuickTake тоже не была откровенным провалом, но итог был печальным.

В компании работали ещё над несколькими бытовыми приборами. Например, в 90-е Apple занималась разработкой телефона. Сведений об этом проекте немного, известно только, что это был далеко не iPhone.

Но в конце 2000, или в самом начале 2001, случилось кое-что очень важное…

Тони Фаделл

Тони – американец арабского происхождения (ливанец), биологический отец Стива Джобса тоже (из сирийского города Хомс), скорее всего это не имело никакого значения, просто интересная подробность.

Тони работал на Philips, пока у него не возникла одна идея. Как это бывает всегда и везде, убедить руководство компании заняться ей ему не удалось. Уволился, и попытался увлечь этой идеей какую-нибудь другую компанию, но тоже безуспешно. Ещё одна параллель, не находите?

Как однажды заметил Стив, если бы в 1976 уже был персональный компьютер, который можно было бы купить, он его просто купил бы. Такого компьютера не было, и ни одна из компаний, к которой он обращался с его идеей, не стала его слушать. Допускаю что в то время, несмотря на талант убеждения, Стиву не хватало знаний в этой области, и он не смог убедительно доказать ценность свей идеи.

Тони предлагал, ни много ни мало, переворот в музыкальной индустрии, главным героем которого должен был стать портативный MP3-плеер, построенный вокруг жесткого диска, миниатюрного но приличной ёмкости, и связанный с интернет-магазином, например, с уже невероятно популярным «пиратским» магазином Napster.

Поскольку ни одна из компаний, способных решить технические и организационные задачи этого проекта, не увидела в нём потенциала, он начал эту революцию сам. Один за другим, он построил несколько прототипов, ужасных внешне и далеких от того, что можно было бы назвать словом продукт, но…

Во-первых, он нашёл тех, кто его понял, и даже был готов поддержать, технически и даже финансово. Называлась эта компания PortalPlayer, и занималась она разработкой «систем-на-чипе», на основе ARM-процессоров, в основном для плееров. Тони обратился в эту компанию в поиске процессоров для своих прототипов, и познакомился там с старшим менеджером Бенджамином Кнаусс.

Во-вторых, Джон Рубинстайн (старший вице-президент Apple Computer по «железу»), был знаком с кем-то из руководства PortalPlayer, и ему, за рюмкой чая с содовой, скорее всего, рассказали о человеке с интересной идеей, которой невероятно интересно было бы заняться, тем более что название компании для такого развития очень удачно, но…

Apple, презентация Тони Фаделла

Увы, моменты в которые рождается что-то великое и судьбоносное, как правило, никто не догадывается зафиксировать, хотя бы, на бумаге.

Тони Фаделлу позвонил Стив Джобс. Они встретились, и Тони сделал то, что обычно делал Стив. Очень убедительно, явно продумав сказанное заранее, он открыл Стиву замысел, в котором тот увидел… Скажем просто и без пафоса, хотя он был бы вполне уместен, то что было Apple нужно, и нужно немедленно.

Тони не просто рассказал о своей идее: он принёс на встречу свои прототипы, показал их, и попросил помочь ему. Вербовка не состоялась, через несколько минут Тони Фаделл уже был сотрудником Apple и руководителем группы по особому проекту.

Если бы кто-то в 1976 году назначил Стива руководителем группы особого продукта…

PortalPlayer

К моменту своего назначения руководителем особого проекта у Тони Фаделла уже было, по его словам, процентов 80 от разрабатываемого продукта. И операционная система, и «железо». Точнее, не столько у него, как у относительно небольшой калифорнийской компании PortalPlayer – но к появлению всего этого Тони и в самом деле был причастен.

В начале 2001 у PortalPlayer было 12 клиентов, порядка 300 сотрудников в Сан Хосе, в Калифорнии, и в Индии. За исключением IBM и Teac, компания плодотворно работала с азиатскими компаниями. IBM был в работе очень интересный MP3-плеер, с жестким диском, круглым экраном и с беспроводными Bluetooth-наушниками.

В разработке железа и программного обеспечения для этого устройства принимала участие PortalPlayer, руководил этой группой уже упоминавшийся выше Бен Кнаусс.

В течении нескольких дней у PortalPlayer все изменилось: клиент остался только один, это была Apple. Все юридические и финансовые проблемы были стремительно урегулированы. Обиженных не было. Замечательный, и очень симпатичный (по словам Бена Кнаусса, он был симпатичнее, чем iPod) плеер от IBM не увидел никто, кроме разработчиков.

Насчёт 80 % Тони, скорее всего, неправ. Над тем, во что должны были превратиться его прототипы, надо было работать и работать. Со стороны Apple, проектом занималась группа особых проектов в составе 30 человек, во главе с автором концепции Тони Фаделлом, при участии Джона Рубинстейна и Джонатана Айва. В работающей по контракту с Apple PortalPlayer над будущим iPod трудились 200 человек в Сан Хосе и 80 человек в Индии.

Потом этот процесс назвали «бессовестной кражей у PortalPlayer её разработки», но сами понимаете: iPod был разработан на деньги Apple, с привлечением всех ресурсов, которые были ей доступны.

В первые месяца два Стив проводил совещания но «особому проекту» раз в две или три недели, но начиная с февраля 2001 он занимался только iPod.

Предсказание Тони Фаделла, и кое-что ещё

Презентуя Стиву свою идею, Тони пообещал что предлагаемая им модель бизнеса станет для Apple основной, «лет через десять», и что компания очень скоро будет называться не Apple Computer, а как-то иначе. Может быть, просто Apple. Немного нагло, не находите?

К тому же, он ошибся. Это случилось не через десять лет, а через шесть.

Стив считал Тони одним из своих лучших друзей. В 2008 году Тони оставил пост старшего директора группы iPod и особых проектов, не сумев отстоять своё мнение о том, какой должна быть операционная система iPhone. Он считал, что она должна быть похожей на операционные системы iPod. С Джобсом они остались друзьями.

Бен Кнаусс, возглавлявший проект со стороны PortalPlayer, уволился из компании за пару недель до публичного объявления iPod, так как был абсолютно уверен в провале iPod, и в том, что из-за этого у его компании начнутся крупные неприятности.

Продолжение следует

Apple сохранит Театр Стива Джобса эксклюзивным

Apple хочет добиться, чтобы Театр Стива Джобса, расположившийся на территории кампуса Apple Park, навсегда остался единственным подобным строением. На это указывает новый патент, в котором компания подробно описала проект Театра со всеми его переходами и элементами экстерьера.

Это один из немногих патентов Apple, настолько подробно описывающих патентуемый продукт. Помимо конструкции Театра и используемых при его возведении материалов, в описательной части документа содержится подробный план лифтовой системы, лестниц, аудиторий и даже технических помещений.

Театр Стива Джобса

В Купертино так сильно хотели, чтобы еще один Театр Стива Джобса не появился где-либо еще, что запатентовали даже принцип посадки деревьев, прописали их высоту, а также — особенности ландшафтного рельефа. Словом, сделали все, лишь бы памятник основателю Apple не смогли воспроизвести конкуренты.

По предварительным подсчетам, возведение Театра Стива Джобса в том виде, в котором он представлен сейчас, обошлось Apple минимум в 180 миллионов долларов США. В Купертино уделяли Театру особенно пристальное внимание, потому что именно там планировалось проводить презентации будущих новинок.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Джобс не хотел, чтобы в iOS появилась одна из самых популярных функций

Если бы Стив Джобс оставался во главе Apple, многие функции iOS могли никогда не увидеть свет. Одна из них — функция «Не беспокоить», позволяющая разом заглушить все входящие вызовы и уведомления. Об этом в интервью изданию Fast Company рассказал бывший дизайнер интерфейсов Имран Чаудри, проработавший в Apple более 20 лет.

«В самом начале, когда мы только начинали работать над прототипами смартфона, нам разрешали брать их домой, — говорит Чаудри. — Пользуясь ими постоянно, мы лучше понимали устройство [основных функций] смартфона и приходили к пониманию, как их можно улучшить. Так я придумал функцию, которая впоследствии получила название “Не беспокоить”».

Почему Джобс был против

Когда Чаудри рассказал о своей идее Джобсу, тот воспринял ее достаточно прохладно. По его мнению, сама по себе функция «Не беспокоить» предоставляла пользователям слишком много контроля над их устройствами. Этого нельзя было допустить, потому что многие функции просто потерялись бы, получи пользователи возможность отключать их.

«Убедить даже коллег в необходимости функции «Не беспокоить» было настоящей проблемой. Возможно, Стив понимал ее важность, но испытывал чувство противоречия, которое не позволяло ему дать пользователям возможность полного контроля над продуктом. Нам говорили, что это недопустимо, ведь тогда основные функции останутся нераскрытыми”», — вспоминает Чаудри.

Как бы там ни было, но сегодня «Не беспокоить» является одной из наиболее востребованных функций iOS, которая от обновления к обновлению обрастает дополнительными возможностями. Например, в последнем апдейте работа функции стала распространяться на водителей, автоматически ограничивая входящие звонки и уведомления во время движения автомобиля.

Обсудить эту и другие новости Apple можно в нашем Telegram-чате.

Семь лет назад пост генерального директора покинул Стив Джобс. Как это было?

24 августа 2018 года исполнилось семь лет с того момента, как Стив Джобс покинул пост генерального директора Apple. Давайте вспомним, как это было.

Проблемы со здоровьем

В августе 2011 года состояние здоровья Стива Джобса ухудшилось настолько, что исполнять обязанности генерального директора было более невозможно. Обсудив это с семьей, Стив принял непростое для себя решение — оставить пост главы компании.

Вместо того, чтобы экстренно созвать Совет директоров, Джобс решил объявить о намерении уйти в отставку на одном из регулярных заседаний. Несмотря на то, что Стиву была необходима инвалидная коляска, он настаивал на том, чтобы присутствовать лично. Перед тем, как зачитать свое обращение, он попросил всех присутствующих, кроме Совета директоров, покинуть заседание.

Вот, что было в том послании:

Я всегда говорил, что когда-нибудь наступит день, когда я больше не смогу исполнять свои обязанности и оправдывать ваши ожидания как генеральный директор Apple. Я заявлял, что я буду первым, кто сообщит вам об этом. К сожалению, этот день настал.

Настоящим письмом, я ухожу в отставку с должности генерального директора Apple. Если руководство сочтет возможным, я хотел бы продолжить работу в качестве председателя Совета директоров и сотрудника Apple.

Что касается передачи должности, я настойчиво рекомендую реализовать наш план и назначить генеральным директором Apple Тима Кука.

Я верю, что самые яркие и инновационные времена Apple впереди. И я надеюсь что смогу наблюдать за успехом компании и способствовать ему в новой роли.

Я приобрел немало друзей во время работы Apple, и я благодарю всех вас за долгие годы совместной работы.

Стив.

Совет директоров принял отставку Джобса и назначил Тима Кука новым генеральным директором компании. Стив в свою очередь возглавил Совет директоров, и принимал важные стратегические решения, вплоть до своего ухода 5 октября 2011 года.

Twentieth Anniversary Macintosh

Компьютер, который “не компьютер, а произведение искусства”. Который “не покупали”, но особенно и не продавали (это же Limited Edition, ограниченный тираж!). Который был, в одно и то же время, но в разных рейтингах, в пятерках лучших и в пятерках худших.

Этот невероятный компьютер, угадавший (а может быть, и предопределивший) внешний вид и компоновку компьютеров нашего тысячелетия, на мой взгляд, яркая демонстрация миру сути и духа Apple. Он был разработан в “темную эпоху” компании, без участия Стива Джобса, на решении о начале его проектировании стояла подпись Михаэля Шпиндлера, а приказ о его запуске в производство подписал Гил Амелио.

На фоне сотен однообразных моделей “светло-бежевого цвета”, он смотрелся особенно ярко. Ролик, показанный во время его презентации, я смотрел несколько раз.

Twentieth Anniversary Macintosh (TAM) был спроектирован Джонатаном Айвом. Если бы не этот проект, Джонатан ушел бы из Apple – ему стало скучно. Закончив проект, и больше не ожидая от компании ничего хорошего, Джонатан снова попытался покинуть Apple, и почти добился отставки – но времена были уже другие, теперь под шкурой обычного мирного яблока скрывался опасный и агрессивный хищник с ДНК NeXT, который разглядел в Айве убийственный потенциал.

Айва спас для компании Джон Рубинстейн, старший вице-президент Apple по “железу”, в подчинении которого находилась группа промышленного дизайна. Поняв, что уговорить Джонатана ему не удастся, Рубинстейн обратился за помощью к Джобсу.

Что было бы если бы Джонатан Айв покинул Apple в 1998? Как минимум, мир был бы не таким, как сейчас.

“Продажи”

Вы можете представить себе скромного Айва, с приличной прической и говорящего как обычный нормальный человек?

Я с трудом, но видео не врет:

Вообще-то это промо-видео, рекламный ролик компьютера который было очень трудно приобрести (даже при наличии денег), но титры относятся к более позднему периоду, в них он уже “старший вице-президент Apple по группе промышленного дизайна”. Топ-менеджер, с годовой “компенсацией” в миллион долларов.

Мне трудно понять, чего добивалась Apple, продвигая Twentieth Anniversary Macintosh. Этот необычный компьютер (Михаэль Шпиндлер собирался сделать его массовым, но в 1997 его мнение уже давно никого не интересовало) был выпущен в количестве 12 000 штук, из них 399 штук оставили на Apple (на запасные части!).

Оставшиеся 11 601 штуку “выставили на продажу”, за 7 499 долларов. В приказе на запуск Twentieth Anniversary Macintosh в производство стояла другая цена – почти десять тысяч долларов, Гил добился её снижения практически до себестоимости.

По TV показывали рекламный ролик (см. выше), но в свободной продаже этих компьютеров не было, Apple их поставляла только в США, Японию, Францию и Германию. И еще куда-то, но было таких стран пять или шесть. Ни Российской Федерации, ни самых фанатичных из стран-любителей Mac’ов (Канада и Австралия), в списке не было.

В РФ, богатые и авторитетные люди (а это были 90-е), предлагали “любые деньги” за эту игрушку, которой ни у кого из их друзей не было. При мне это было уже в прошлом, Apple спешила распродать оставшиеся на складе TAM’ы, чтобы освободить их для загадочного нового Mac’а, в конце-концов их продавали тысячи за полторы.

Вообще-то, спрос на Twentieth Anniversary Macintosh превосходил их предложение, пока цена была запредельной и все знали, что купить его непросто. Если бы Apple, например, раз в неделю устраивала аукцион, и продавала бы на нем по 10 или 12 машинок… Но не то законы у них негибкие, не то некому было об этом подумать, не то что-то другое – вот и пишут теперь что “компьютер успеха не имел, продано всего 11 с чем-то тысяч штук”.

И ведь не поспоришь: да, 11 601 штуку, за вычетом пару десятков штук, подаренных тем или иным значительным для Apple персонам. В их числе были оба Стива, Джобс и Возняк.

Мнения Стивов разошлись радиально: Джобс ненавидел это “средоточие всего худшего, что было на Apple”, Возняк охотно держал его на рабочем столе и пользовался им.

Кстати, а почему “1997”, если двадцатый день рождения Apple отметила 1 апреля 1996 года?

Рождение и смерть Twentieth Anniversary Macintosh

Память – штука неточная. Поэтому, прежде чем вываливать на читателей свои тексты, я их перепроверяю. Проверки ничего не гарантируют, но все равно, с ними как-то надежнее.

А источники перепроверяют свою информацию… никак не тщательнее, чем я. Вот одна из, не побоюсь этого слова, баек про героя нашего повествования.

Будто бы, в январе или в феврале 1996 года, с удивлением узнав о 20-летии компании, Гил Амелио пришел в ярость, и потребовал разработать и выпустить юбилейный компьютер, а сроком назначил “вчера”. И, несчастные замученные инженеры Apple, помели по сусекам и спекли этот самый Twentieth Anniversary Macintosh из бракованных запасных частей…

Я немного приврал, обострив версию этих источников… Версия несостоятельна, потому что:

— приказ “создать особенный компьютер” к 20-летию Apple был подписан Шпиндлером, или его “адъютантом”, в 1994 году;
— в 1995 году работающий прототип Twentieth Anniversary Macintosh стал героем фильма Sabrina, с несколькими отличиями от релизной версии, но вполне узнаваемый;
— спешки не было, дизайн и компоновка TAM поражают тщательностью и с вниманием к деталям;
— к 1 апреля 1996 года разработчики не успели, но никому ничего за это не было.

Некоторым из этих аргументов можно не поверить, но фильм Sabrina – это документ. Если у его создателей не было машины времени.

Twentieth Anniversary Macintosh был объявлен и показан публике в январе 1997 года, а его “продажи” начались 14 марта 1997 года.

Если вы в курсе того, что творилось с Apple и вокруг Apple в 1997, вы поймете почему на это изделие никто не обращал особого внимания: не до него было. Apple, в полной тайне, разрабатывала загадочный новый компьютер (По слухам, это должен был быть XXI-century Mac, на основе Twentieth Anniversary Macintosh)…

По цене за полторы тысячи за штуку, остатки склада ликвидировались за считанные дни. 9 марта 1998 года Apple официально объявила о прекращении продаж Twentieth Anniversary Macintosh. Складские помещения были нужны для чего-то другого, уже существовавшего реально.

Технические данные

Совсем ничего не сказать о том, каким был юбилейный компьютер, нельзя. Поэтому, очень поверхностно, сообщу самое важное.

Это был первый в мире компьютер “все-в-одном” с 12,1-дюймовым LCD-экраном (30,7 см). Если не учитывать “блок питания” в форме увесистого закрытого мусорного ведра.

Процессор – PPC 603e, с тактовой частотой 250 МГц, поставлялся с 32 Мегабайтами оперативной памяти (которую можно было расширить до 128 МБ), и 2-гигабайтный диск.

Все порты, положенные Mac’ам до 1998 года, CD-привод с 4-кратной скоростью без возможности записи (в Batman and Robin Twentieth Anniversary Macintosh используют для создания CD, но возможно, у них была какая-то другая версия этого компьютера, из параллельной ветки истории).

Звук. Да, это был впечатляющий аппарат для воспроизведения музыки, с встроенной аудио-системой от Bose…

Microsoft…купила Apple!

Это сенсационное сообщение выплеснулось на страницы компьютерной прессы всего мира, в том числе и российской… Тысячи людей урвали себе немного денег, описывая эту историю. О том, что это неправда, можно было узнать – прочитав пресс релиз Apple. Но…

Выставка MacWorld в августе 1997 (с 11 по 15 августа, скорее всего) стала историческим событием для Apple. Стив Джобс, который за неделю до этого сверг прежнее руководство компании, прилетел в Бостон на второй или третий день мероприятия, на своем LearJet.

Участников выставки свозили в конференц-зал спешно арендованными грей-хаундами, в зале, под самым куполом и практически без страховки, рабочие спешно монтировали прожекторы и какое-то другое оборудование – на них было страшно смотреть…

Почему в российской компьютерной прессе, поначалу, об этом событии писали всякие глупости, я знаю… Потому что в негритянском супермаркете около отеля был “день фантастических скидок”. Из 7 человек делегации в том зале нас было только двое.

Поэтому у Евгения Козловского Эви Теванян превратился в визгливую истеричную армянскую девушку, размахивавшую руками, а уж о том, что Microsoft “с потрохами” купила Apple, они написали все. За Эви даже обидно стало: это суровый армянский мужик из штата Мэн, он и в самом деле жестикулирует – но к месту и в меру.

В каком-то из компьютерных журналов опубликовали мое опровержение – но название придумали сами. “Microsoft не купила Apple, а только немного откусила”. Ругаться я не стал.

Больше Apple IMC массовые выезды журналистов не спонсировала. DPI стала Apple IMC меньше чем за год до этого, и только училась.

А у публики сложились и остались представления, не имеющие ничего общего с реальной ситуацией. Мы сегодня, хотя бы, знаем чем все это кончилось…

Это восьмая часть серии о превращении Apple в NeXT Apple. Предыдущие части:

  1. NeXT Apple.
  2. Apple выбирает путь.
  3. Каменноугольный период (Карбон) в истории Apple.
  4. Медовый месяц карбонизации
  5. Монстр по имени Mac OS X
  6. Mac OS X: Основной фонд
  7. 1997: Online Apple Store, Apple Event, Фил Шиллер

Стив на сцене

Видимо, выступление Стива не планировалось, когда мы уже расселись в зале, в первых рядах, под куполом (на высоте метров десяти, если не больше), и вроде бы даже без страховки, рабочие сцены монтировали какое-то оборудование.

Мы понятия не имели, кто будет выступать – в буклете нам был обещан Гил Амелио, мне было любопытно на него посмотреть, но не судьба. С первых рядов нас вскоре согнали – они были предназначены для выступающих, пересели на третий.

Потом объявили о выступлении Стива Джобса, конферансье поделился с нами секретной информацией о том, что Стив только что прилетел из Калифорнии на частном самолете. Я больше никогда не видел этого парня – наверное, он слишком много знал.

Стив, бодрый и самоуверенный, вышел на сцену минут через двадцать, и…

Если бы кто-то другой, минут двадцать или тридцать, рассказывал о значении Apple и Mac OS для цивилизации и человечества, зал бы уже переключился на свои собственные дела, но теперь стояла напряженная тишина.

Apple не собирается сдаваться, у нее еще есть силы и ресурсы, Mac OS 8, которая вышла примерно две недели назад (она вышла 26 августа 1997, на основании этого я вычислил даты события, сам не помню) отлично продается, продан уже миллион с четвертью копий (прогнозировалось в четыре раза меньше – кому-то пришлось срочно готовить почти миллион комплектов…).

Сказал он и про клонов, и снова сравнил их с пиявками. Задние ряды свистели и топали ногами, но действо шло дальше.

А потом Стив заговорило про друзей и врагов…

Ретроспектива

Только через несколько лет мы узнали о реальном положении дел на Apple в августе 1997 года. Не знаю в точности как называется “по умному” критерий оценки состоятельности и привлекательности для кредиторов, но у Apple он в тот момент был ниже всех допустимых пределов.

Курс акций компании падал, денег на оперативные нужды оставалось месяца на два, или, в лучшем случае, на три – и не было никаких оснований надеяться на чудо, все было очень плохо. Mac OS 8 продавалась как холодная газировка в знойный день – но доходы от этих продаж не могли принести и сотой доли от необходимой суммы.

Поэтому, приняв решение не оставлять Apple в беде и вывести её из смертельного пике, он стал действовать, решительно и невзирая ни на что.

Те, кто думает что самое главное для компании – это деньги, ошибается. Деньги важны, но есть кое-что важнее в миллионы раз, это доверие. Если в компанию верят, ей “одолжат”, и не будут спешить с требованием возврата. В Apple никто не верил.

Стив обратился за помощью к нескольким старым друзьям. Откликнулся только один. Это был…

Стива Джобса и Билла Гейтса, почему-то, публика считала заклятыми врагами, готовыми при личной встрече накинуться друг на друга и попытаться нарушить статью уголовного кодекса, в которой убийство объявляется преступлением. На самом деле они никогда не были врагами, иногда соперничали – но оставались при этом друзьями. Будто бы даже советовались друг с другом по каким-то вопросам.

Старший брат из рекламного ролика 1984

А потом, на огромном экране, появилось огромное лицо Билла Гейтса. Задние ряды, когда смогли очнуться от шока, засвистели, затопали и что-то заорали, но голос Гейтса звучал из колонок, установленных под потолком – его было очень хорошо слышно.

Нам сказали, что это прямая трансляция из Редмонда, что в штате Вашингтон, на западном побережье США, в нескольких тысячах километров от Бостона. По моему, Стив и Билл даже обменивались какими-то фразами (хотя – не поручусь за это).

В 1997 году видеоконференции на расстоянии в несколько тысяч километров были очень и очень рискованным делом, но выступление Гейтса ни разу не прервалось и не зависло. С тех пор по миру гуляет версия о том, что все это было записано заранее. Даже если так, то что это меняет? Я бы записал заранее.

Добрые слова про Mac и про его систему, слова поддержки Apple – и, наконец, главное. То, зачем он появился на экране.

Microsoft вкладывает в Apple 150 миллионов долларов, приобретая акции на эту сумму, которые обещает не продавать в течении трех лет. Эта сумма, за которую Microsoft будто бы купила Apple, составляла от 2 до 3 процентов рыночной стоимости Apple.

Microsoft брала на себя несколько обязательств:

-в ближайшее время выпустить обновление Microsoft Office для Mac;
-в течение пяти лет, регулярно, выпускать обновления этого пакета и осуществлять его поддержку;
-в течение пяти лет выпускать и поддерживать Internet Explorer на Mac’е, в ответ Apple обязуется, в течении всего этого времени, поставлять Mac’и с предустановленным на -них Internet Explorer’ом, в статусе “главного браузера системы”.

А потом, по моему, был показан тот самый ролик “1984”, для тех кто не догадался сам и не понял – и вроде бы лицо “старшего брата” было точно таким же по размеру, и находилось на том же самом месте, где несколько минут назад было лицо Стива Гейтса.

Кредитный рейтинг Apple был восстановлен, курс акций пошел вверх, теперь компания не висела на тонкой веревочке над бездонной пропастью. Пропасть никуда не делась, но вместо веревочки теперь был толстый надежный трос.

А дальше – сами!

Потом, от своих ребят в руководстве Apple Europe, я узнал что Microsoft, помимо тех 150 миллионов, анонимно вложила в Apple еще какие-то деньги. Не то 100 миллионов, не то 800. На неизвестных условиях. То есть, Билл Гейтс действительно сделал все для друга и его компании. Удивительно, да?

Гай Кавасаки после Джобса

Через несколько недель Гай Кавасаки, вождь евангелистов Apple, во второй раз в его жизни покинул Apple. И кажется, я знаю почему. До этого дня, выступления Гая были чем-то ярким и неожиданным, на фоне обычных для Apple середины 90-х выступлений, но вот после Стива Джобса он не смотрелся никак – его даже стало жалко…

Вскоре он ушел из Apple, на этот раз навсегда.

Продолжение следует

1997: Online Apple Store, Apple Event, Фил Шиллер

Этот год (1997) в истории Apple особенный, и все еще самый загадочный. Казалось бы, о нем столько всего написано – очень разного и противоречивого…

Неудивительно. В 1997 году предсказуемое и уютное течение компьютерной истории, из-за безответственных действий одного человека (фактически), закружило водоворотами, что привело к внезапному вымиранию тысяч компаний, изменению ландшафта индустрии.

Казалось бы, ничего особенного не произошло. Одна из компаний, отодвинутая своими же непродуманными действиями на периферию компьютерной индустрии, где она медленно и бесславно увядала, не оказывая никакого (казалось) влияния на окружающий мир, вдруг передумала умирать.

В судьбе этой компании никаких радикальных изменений не произошло. Она продолжала скользить к финальной точке своего существования, и похоже, не по инерции. Но что-то все таки изменилось. Как будто кто-то испытал неизвестное сверхоружие, естественно не сообщая об этом в газетах и никого не предупреждая, и начался “тектонический сдвиг”.

Прошу прощения за хронологическую непоследовательность, но не вернуться к началу начал яблочной метаморфозы не могу. Я никак не могу найти ответа на два вопроса: “что это было за сверхоружие?” и “когда, собственно, все это произошло?”

Я не знаю ответа, и просто расскажу еще о нескольких событиях загадочного года, вдруг я не заметил что-то важное?

Это седьмая часть серии о превращении Apple в NeXT Apple. Предыдущие части:

  1. NeXT Apple.
  2. Apple выбирает путь.
  3. Каменноугольный период (Карбон) в истории Apple.
  4. Медовый месяц карбонизации
  5. Монстр по имени Mac OS X
  6. Mac OS X: Основной фонд

13-й день рождения Mac’овской системы

Ничто не предвещало… Утром 8 ноября (но новому стилю) 1917 года, в Петрограде, ходили трамваи, люди возвращались после ночной смены, открывались магазины и пахло свежим хлебом – а чека уже была выдернута, взрыв был неминуем, до него оставалось несколько мгновений.

24 января 1997 года, на свой 13-й день рождения, Mac’овская система получила несколько подарков. Во-первых, теперь у неё было настоящее официальное имя, Mac OS. До этого, во всех официальных документах, её (не то стыдливо, не то заносчиво) называли просто System. Во-вторых, в этот день вышла Mac OS 7.6 (Harmony), в которой, впервые за много лет, не поддерживались “классические” Mac’и. В список отверженных попали не только Mac Plus и Mac SE, но и Mac LC, Mac II, Mac IIx и Mac IIcx. В-третьих, что тоже было новым и необычным для Apple, обещание “раз в полгода обновлять классическую систему”, было педантично выполнено.

Про Эллен Хэнкок мы уже не раз говорили, в разворачивавшейся в 1996-97 годах драме её роль не самая положительная, но надо отдать ей должное: она сделала немало полезного и нужного для компании, например, вернула к жизни разработку “классической” системы, разработала стратегию её развития и теперь, шаг за шагом, воплощала задуманное.

В Mac OS 7.6 многое изменилось к лучшему: на Mac’ах c PowerPC она работала ощутимо шустрее чем 7.5 (во многих критичных местах системы, параллельно с кодом для 680х0 теперь был код для PowerPC), а из-за прекращения поддержки 24-битного режима многое удалось упростить. Инженерам больше не надо было помнить о седой древности, теперь у них было право на “резкие движения”.

Не обошлось и без багов “первой величины”. Новый установщик операционной системы был назван в числе её важнейших новшеств. Он и правда был хорош, но…

В установщике было два режима установки, “Easy Install” и “Custom Install”. Если выбрать первый из них, установщик сам решал что и как устанавливать – не худший выбор, между нами: авторы установщика, за месяцы его разработки, установили систему в тысячи раз больше раз, чем вы установите за всю вашу жизнь.

А те кто выбрал Custom Install, и в течении десяти-пятнадцати минут вдумчиво подбирал состав и особенности установки, кликнув кнопку “Дальше”, получали тот же самый Easy Install, что и их безалаберные беззаботные коллеги.

Этот мега-баг был побочным результатом какой-то срочной правки в последнюю минуту, и как всегда в таких случаях, стал скандалом. Исправление этого бага требовало секунды или двух, но дистрибутивы уже ушли к покупателям…

А через два дня, 26 января 1997 года, новый “постоянный советник главы компании”, Стив Джобс, пересек безлюдную проходную (обманчиво беззащитную).

Чека была выдернута. Мир все еще выглядел тем же, что и секунду назад, но судьба уже перевернула страницу.

G3, Фил Шиллер, “Ready, Set, Go!”

Современникам Apple Event (он официально назывался именно так) в ноябре 1997 чем-то не показался: по их мнению, новостей было мало, и сами они были какие-то не крутые. Я тоже так считал. Но, просмотрев видеозапись этого события почти через 21 год, я изменил своей точке зрения…

PPC 740/750, представитель четвертого поколения процессоров PowerPC, был настоящим “роялем в кустах” для Стива и для Apple. И они выжали из этого подарка судьбы все, что было можно, и даже больше. В Mac’ах применялись только PPC 750, на Apple их называли G3. Вроде бы, именно так (на букву “G”), поколения процессоров именовались в секретных планах консорциума Apple-IBM-Motorola: G0, G1 (PPC 601 и 602), G2 (PPC 603 и 604), и вот – G3.

Они не имели никакого отношения к созданию этого процессора. На Motorola тоже были в шоке: вообще-то, 740/750 создавался как “легкий” процессор (вроде 601 и 603), который планировали дополнить “тяжелым” вариантом (как 602 и 604), но оказалось, что чудеса со знаком плюс тоже случаются – 740/750 был феноменально хорош. Его производительность превосходила намечавшуюся для его “старшего брата”, а энергопотребление было низким, в строгом соответствии с техническим заданием…

Проект по разработке “старшего брата G3” был закрыт, силы переброшены на следующее поколение, а Apple получила мощный незаслуженный козырь. G3 действительно “жарил” Pentium II, G3/266МГц выигрывал по производительности у Pentium II/300МГц.

PowerMacintosh G3 и PowerBook G3 представлял Фил Шиллер. Он пришел в компанию в марте 1997, и… Он не стал рассказывать о Мегагерцах и бенчмарках. Упомянул – и все. Он просто сравнил “немощные” (согласно общественному мнению) Mac’и c “крутыми” PC на крутых Pentium II с самой высокой тактовой частотой, доступными на рынке, и озадачил их одинаковыми заданиями в Photoshop (настольные компьютеры) и в Macromedia (ноутбуки), и… Победили. Порвали! Зрители хлопали!

Такие гонки Фил Шиллер (иногда ему ассистировал Стив Джобс), наверное, тысячи раз – но в представленном ролике он делает это в самый первый раз.

Online Apple Store

В одной из статей о Metrowerks, одной из самых многообещающих компании конца 90-х, которые пали жертвой устроенного Стивом Джобсом тектонического сдвига, описаны сложности распространения программных продуктов “в режиме офф-лайн”. Коробки, производство, логистика…

Поэтому переоценить открытие Apple собственного онлайнового магазина (для продажи железа и программного обеспечения) сложно.

Еще один важный шаг к прибыльности и процветанию, который очевиден и понятен – о нем можно было бы просто упомянуть вскользь, и идти дальше.

Но в истории с Online Apple Store, помимо его однозначной нужности и полезности, есть еще кое-что. В свое время, продвигая WebObjects, NeXT Software разработала, для ряда компаний готовых дорого заплатить за качественный онлайновый магазин под ключ, такой магазин для Dell.

Этот факт, с преогромным удовольствием, упоминался Стивом во всех удобных случаях. Но, когда Стив вернулся на Apple, добился “особых отношений” с Microsoft, Майкл Делл, хозяин и глава Dell, публично прекратил пользоваться магазином от NeXT (вместо этого Dell Computer, совместно с Microsoft, создала свой) – видимо, Стиву пришлось вернуть полученные за Dell Store деньги.

Разработчикам бывшего Dell Store, они же разработчики WebObjects, и сотрудники Apple, получили задание адаптировать этот проект к нуждам своей новой родины. Сэкономив, как минимум, полгода и кучу денег, они создали Online Apple Store.

Спасибо, Dell!

Продолжение следует, в следующей части я расскажу о том, как Microsoft купила Apple…

Metrowerks: конец сказки

В конце 90-х и в начале нулевых равных соперников у компании не было. CodeWarrior был и оставался лучшим. Монопольное положение всегда портит монополиста – но Metrowerks была исключением из этого правила… Лучшее было побеждено бесплатным.

В 1998, в ответ на просьбу читателя порекомендовать инструментарий разработчика для написания Mac’овских программ, назвал три: “CodeWarrior, CodeWarrior и CodeWarrior”.

Если бы я не был “лично” знаком с рекомендуемым товарищем, я бы подумал то же что и вы: проплаченная статья, “джинса”. Но я был знаком, я даже побывал у первоисточника. И все Mac’овские разработчики, с которыми я общался, были согласны с рекомендацией.

В 1996 году Metrowerks начала активную экспансию на самые разные платформы. Среду разработки портировали в Windows и на какие-то Unix’ы (о последних, кроме того что они были, больше ничего неизвестно, наверное не подошли).

Главным направлением экспансии стала генерация кода для огромного числа разных платформ, компьютерных и встраиваемых: BeOS, ARM, NEC v8xx и VRxxxx, MIPS (ISA I-IV) и для многих других. Во многих случаях CodeWarrior становился основным инструментарием разработчика для встраиваемых платформ и игровых приставок (при этом CodeWarrior устанавливался на Mac или на компьютер с Windows).

Перечисления всех платформ, для которых CodeWarrior могла генерировать код, хватило бы на целую статью. Их было очень много.

Версия инструментария для Windows (32-итной) поддерживала MFC, версия для Mac’ов, помимо собственной библиотеки классов PowerPlant (по стилю применения C++ похожа на библиотеки BeOS), поддерживала MacApp и App2PPC.

В августе 1999 Metrowerks была приобретена Motorola, за 95 миллионов долларов, и вошла в состав сектора полупроводниковых продуктов этой компании (Motorola SPS). Для меня и для моих коллег это было неожиданностью – Metrowerks была на самом пике успеха, но, как выяснилось через пару лет, это было единственным правильным решением…

Это третья, заключительная, часть мини-сериала про Metrowerks CodeWarrior. Предыдущие части:

Первая: Metrowerks: фантастический взлет маленькой компании;
Вторая: Metrowerks CodeWarrior лидирует.

Под властью Motorola

Отказ Metrowerks от суверенитета, как ни странно, ничего не изменил для клиентов этой компании. Как и прежде, два раза в год выходили новые версии CodeWarrior, с заметными и вкусными улучшениями. Служба технической поддержки, одна из самых слабых позиций компании в самом начале жесткого противостояния с Symantec, превзошла “учителя” и, по моему, была едва ли не лучшей в индустрии.

Я был одним из клиентов, и опробовал все это на своей шкуре. О том, что это теперь не просто “еще одна компания”, а подразделение огромной непотопляемой Motorola, ничто не напоминало (кроме приписок в письмах поддержки и в документации о принадлежности авторских прав).

Автономная республика Metrowerks приносила новым хозяевам неплохую прибыль, и никто не собирался что-то менять в её жизни.

Видимо, в знак уважения и особой симпатии, бывшие руководители независимой компании Metrowerks получили высшие должности в руководстве Motorola SPS. Впрочем, не берусь судить, кто их знает? В любом случае, это внутренняя информация Motorola, и она до сих пор не подлежит разглашению.

CodeWarrior была лучшей средой разработки, команда на Metrowerks была сильна как никогда прежде, и способна выстоять в любой борьбе за свой кусок рынка против кого угодно, в равной и честной борьбе. Но вот именно её и не ожидалось.

Главным (и единственным большим, по размеру) рынком Metrowerks были разработчики для Mac’ов. Попытка влезть на PC-шный рынок была не слишком удачной: там правила Microsoft. Тот еще конкурент. И, что немаловажно, в CodeWarrior для Windows не хватало чего-то очень важного и особенного, что отличало CodeWarrior для Mac’ов от всех его конкурентов. Вдохновения?

А разработчиков для встраиваемых платформ, как мне кажется, просто не могло быть достаточно много для серьезного успеха.

А на главном, и чуть ли не единственном серьезном по объему рынке, с отвратительной неторопливостью, как смертельная неизлечимая болезнь, назревало нечто роковое…

Metrowerks CodeWarrior против Mac OS X Project Builder

CodeWarrior выстояла бы в любой равной и честной борьбе, с любой другой частной компанией, вынужденной продавать конкурирующий продукт чтобы выжить. А то, из-за чего Metrowerks поспешила укрыться под крылом Motorola, должно было выйти в свет в третьем квартале 1999 года.

Это Mac OS X, с встроенной бесплатной средой разработки Project Builder.

Project Builder – прямой наследник ProjectBuilder из NeXTSTEP и OPENSTEP, почти без изменений перенесенный в Mac OS X. Самым видимым изменением было появление пробела в названии (шутка, но каждой шутке есть доля шутки…).

Джеф Раскин утверждал, что сравнивая сложные многоплановые системы на “лучше” или “хуже”, мы совершаем ту же ошибку, как если бы мы сравнивали точки на плоскости на “больше” или “меньше”. Точки могут быть больше или меньше по модулю, по одной из координат – но сами по себе… Редкий случай когда я полностью согласен с Джефом, но сейчас я буду противоречить этому правилу, за что прошу прощения – иначе получится слишком долго (а суть будет той же самой).

Project Builder для разработки Carbon-приложений был абсолютно и бесспорно хуже чем CodeWarrior, практически по всем параметрам. Кроме двух, но о них чуть ниже (я уверен что вы уже догадались, о каких преимуществах я говорю).

Среда разработки ProjectBuilder, из NeXTSTEP, никогда не сталкивалась с прямой жесткой конкуренцией в одной и той же операционной системе. А это очень важное испытание, без которого путь к совершенству, наверное, невозможен. CoreWarrior, еще до её рождения, была нацелена на захват рынка у очень сильного противника, а потом выстояла в жестком конкурентном противостоянии с таким противником.

Кроме того, и ProjectBuilder, и Project Builder (в Mac OS X) – всего лишь одна из частей чего-то большого и цельного, хоть и очень важная. Не единственная – это важно. Никто никогда не станет напрягать все силы компании на благо не самой важной её части.

А у Metrowerks компиляторы, интегрированная среда разработчика, отладчики, браузеры классов и ZoneRanger (утилита для поиска проблем в памяти) – все, что у них есть.

Простите, было.

Но все эти десятки слов, по сравнению с солидарным мнением практически всех, кто писал для Carbon – по сравнению с CodeWarrior, Project Builder не выдерживает никакой критики.

В Cocoa, при всех его недостатках, Project Builder была незаменима.

Но даже в Carbon у Project Builder были два преимущества, делающие её непобедимой:
она была бесплатной;
поддержанием её в актуальном состоянии, более-менее регулярно, занималась сама Apple, имеющая доступ к исходным кодам системы и к своим собственным планам.

Кроме всего прочего, в Project Builder вполне можно было писать Carbon-программы. Если бы не это обстоятельство, CodeWarrior имела бы шанс победить.

Конец сказки

В 2003 году Motorola “устала” от разработки и производства процессоров, и отпустила свое отделение Motorola SPS в свободное плаванье, превратив его в самостоятельную компанию по имени Freescale.

Число компаний и индивидуальных разработчиков пишущих для Carbon, уменьшалось с каждым днем – почти все новые программы для Mac OS X писались в Cocoa. Автономная республика Metrowerks стала убыточной. В новых версиях CodeWarrior была поддержка Cocoa, но она была откровенно слаба. Xcode делал это лучше.

В начале 2005, в качестве меры по финансовому оздоровлению Metrowerks, все наработки по Intel были проданы, дешево. В том же году, всего через три месяца, Apple объявила о переходе на Intel.

В конце 2005 Freescale объявила о ликвидации автономного подразделения Metrowerks. Персоналу Metrowerks было предложено остаться в Freescale, работа для них была, но остались не все. Торговая марка CodeWarrior принадлежала Freescale до ее поглощения NXP Semiconductors в декабре 2015 года.

Остались только воспоминания, и несколько книг от Metrowerks.

Metrowerks CodeWarrior лидирует

В 1994, среда разработки CodeWarrior оказалась первой и единственной на самом важном для Mac’ов направлении: только она умела генерировать код промышленного качества для PowerPC 601. Apple и Symantec опаздывали, ситуация была критической – классика.

Естественно, совсем уж безоружной перед лицом процессоров своего будущего Apple не была – в её распоряжении был инструментарий из первоисточника, консультанты и код, в конце концов, при таком числе инженеров, можно было подправить даже “на коленке”, но нормальной инструментальной цепочки, гарантирующей высокое качество кода, не было.

У независимых разработчиков, кровеносной системы компьютерной платформы, таких возможностей не было. Да и самой Apple, которой требовалось срочно перелопатить горы кода, было нелегко.

Не складывалось и у Symantec, которая вышла из длительного тяжелого кризиса, и снова превратилась в одного из лидеров программирования средств программирования.

В Metrowerks готовились отвоевывать место под солнцем в тяжелой кровопролитной борьбе с сильными конкурентами, у CodeWarrior были неплохие шансы на победу даже в такой ситуации – и вдруг…

Ну кто бы мог подумать, что у Apple и у Symantec могут возникнуть реальные проблемы с доведением инструментария до промышленного состояния? С их то возможностями!

То, о чем мечтают все стартапы в мире, и чего практически никогда не случается, было у них в руках. Теперь они были один на один с жаждущим и бушующим рынком. А онлайн-коммерции еще, по большому счету, не было. Она только рождалась, ей еще не доверяли, серьезные покупки делали “в реале”.

Это вторая часть мини-сериала про Metrowerks CodeWarrior. Предыдущие части:

Первая: Metrowerks: фантастический взлет маленькой компании.

Производственная тема

Программный продукт в середине 90-х – это не только набор файлов на носителе, обычно на одном или нескольких CD, которые надо “прожечь” и красиво оформить. Логотип, имя продукта, цветовые гаммы. Иначе несолидно. Это еще не все.

Программный продукт 90-х – это, прежде всего упаковка. Прочная и удобная, но прочность и удобства на полке магазина не видны. Это дизайн, полиграфия, возможность для сотен и сотен талантливых и трудолюбивых людей заработать на хлеб с маслом и на красивую жизнь.

А еще это документация, в бумажном виде. Эпоха CD сделала это необязательным, многие уже обходились без этого – но несолидно… И куча всякой печатной продукции, которую мы, с удивлением, вытаскивали из этих коробок – регистрационные бланки, купоны на скидки при приобретении апгрейдов или чего-то еще, рекламные листовки (ничуть не хуже постеров из глянцевых журналов)…

Все это надо придумать, найти оптимальный вариант, заказать, свезти в одно место, еще раз проверить (особенно CD с продуктом, самый важный и самый капризный фрагмент “продукта”), собрать и затянуть прозрачной пленкой.

В 1995-96 на разгрузку КАМАЗов с тоннами документации из Казани отправляли всех нас (разработчиков, менеджеров, тестировщиков и писателей этой самой документации), эти картонные коробки (килограмм по 10-15) надо было дотащить от КАМАЗа до сборочного цеха, через двор и по лестнице, на склад производства.

Автор документации (здоровый мужик, в ранней молодости бывший проходчиком в метро-строе) носил по три коробки сразу, а я тихо радовался, про себя, что не я все это писал…

На крошечной Metrowerks, шедшей отвоевывать место под солнцем, о фирменном стиле и о прочих “несерьезных” вещах, конечно же, думали, но… Не в первую очередь. В мае 1994, одновременно с необходимостью “кровь из носа” добить первый настоящий релиз, столь же срочной и не менее важной задачей стала организация производства.

Мы ворчим на прогресс, обвиняя его в миллиардах грехов – иногда полезно вспомнить как это все было до появления онлайн-магазинов программного обеспечения. Впрочем, есть и другая точка зрения: препятствия на пути к цели не только мешают её достижению, но и закаляют характер и заставляют оттачивать продукт, стремясь к идеалу…

Прощай, страна кленового листа!

В 1995 компания переехала в Остин, штат Техас, в особую экономическую зону с особым налогообложением для хай-тек компаний.

Перерегистрация не заняла много времени: кого попало в такие зоны не пускают, убедить чиновников бывает нелегко (может, они специально стараются казаться тупыми, эмоции раскрывают соискателя как бомбардировка мишени в ускорителе частицами раскрывает тайны устройства материи?), но Metrowerks была звездой высоких технологий.

Штаб-квартира компании расположилась на Метрическом бульваре Остина, наверное, не в последнюю очередь из-за названия бульвара. В Канаде, по закону, принята метрическая система мер и весов. Возможно, это прощальный привет королевским налоговым службам Канады?

В пресс-релизе, естественно, называлась другая причина переезда компании в другую страну, никак не связанная с уходом от налогов. Сектор полупроводниковых продуктов Motorola (Motorola SPS) тоже размещался в Остине – а Metrowerks обязательно надо было находиться неподалеку.

Все-таки, лидирующий разработчик средств разработки для PowerPC!

Впрочем, как оно было на самом деле, и какими были их мотивы в реальности – не более чем предположения. В конце 90-х, на самом-самом пике её популярности, в Metrowerks, было всего 250 человек.

Symantec контратакует

Наверное, это было наглой и непростительной выходкой с их стороны: бывшие сотрудники Symantec, разработчики Think C и Think Class Library, став независимой компанией, теперь всерьез угрожали гигантской и широко известной компании в одном из важнейших для неё сегментов рынка.

А может, просто бизнес и ничего личного – но ответ на вторжение CodeWarrior был скорым и жестким. Компании вошли в клинч. Адекватный инструментарий разработки для PowerPC был теперь у обеих компаний.

PowerPC’шный код “от Symantec”, был медленнее кода “от Metrowerks”, процентов на 5-25 в зависимости от особенностей кода. Зато у Symantec пользовательский интерфейс был удобней, функциональней, и производительнее.

В CodeWarrior, в любой момент времени, мог быть открыт только один проект. Неудобно.

Это еще не все: для каждым варианта архитектуры генерируемого кода, нужно было создавать отдельный проект. То есть, разрабатывающий приложение одновременно для 680х0 и для PowerPC вынужден был постоянно закрывать и открывать проекты.

По сумме очков, Symantec лидировал. Эта компания оказалась сильным соперником, а как известно, чем сильнее соперник, тем лучшие результаты мы показываем…

Разработчики предпочитали Metrowerks.

Окончание серии следует (пора возвращаться к поглощению Apple маленькой NeXT)