PowerPC G4 идет в школу

Компьютеры для образования – самый противоречивый сегмент индустрии персональных компьютеров. Это и забота о будущих поколениях, и прекрасная возможность избавиться от излишков устаревших компонентов. Чтобы подешевле. Но Apple была ненормальной и в этом сегменте. Вторжение Apple Computer в образовательный сегмент компьютерного рынка началось во времена Apple II. Не знаю как сейчас, но в конце нулевых в отдаленных местностях США и Канады Apple II все еще активно использовались.

Mac’и были не менее популярны в образовании, особенно специальные “образовательные” модели, более дешевые чем “обычные Mac’и” и в чем-то уступающие им – но даже в самые трудные для компании времена она никогда не опускалась до откровенного хлама…

Самой главной трудностью в этом сегменте были образовательные комиссии графств, с их жестким (жестоким) контролем за расходами. PowerPC четвертого поколения расходились миллионными тиражами, но компьютеры на их основе все еще стоили недопустимо дорого для общественных ревизоров. В школы они не попадали.

Деньги у школ были, технический персонал давно убедил всех что Mac’и с G4 им нужны, и если бы не цены, выходящие за рамки допустимого…

Это был бы настоящий Клондайк (если смотреть на ситуацию с точки зрения Apple).

В 2001/2002 годах, параллельно с iMac G4, Apple разработала еще одну семью Mac’ов c G4, специально для образовательного рынка. В техническом задании было два главных требования. Себестоимость модели должна была обеспечивать её прибыльности даже при продажах по очень низким ценам, это раз. С технической точки зрения, несмотря на цены, модель должна была привлекать внимание и возбуждать интерес. Это два.

Кодовое наименование проекта было P69 (в честь ГАЗ-69? Шутка, если кто не понял), а то, что получилось в результате, назвали eMac. Где “e” обозначало “education”. Образование.

Обе цели были достигнуты, и 29 апреля 2002 года Apple сообщила всем заинтересованным организациям о начале продаж eMac. Выпустив и распространив соответствующий пресс-релиз. Бюджет школьных комиссий на 2001/2002 учебный год закрывался 30 июня 2002 года, и они как раз думали на что потратить остатки (у кого они были). Два месяца – достаточное время для принятия решения, подготовки и утверждения документов…

Как это часто случается с Apple, они не учли некоторые факторы, и кое в чем ошиблись…

Исконный eMac (700 МГц)

Скорее всего, в разработке этого компьютера дизайнеры мастерской Джонотана Айва если и принимали участие, то минимальное. Смотрится он терпимо, но не шикарно. Тех, для кого главное – дизайн, eMac не впечатлял. Собственно, они и не входили в целевую аудиторию.

Корпус – “бесцветный” (белый и непрозрачный), по мотивам iMac G3, адаптированный к более крупногабаритной электронно-лучевой трубке с диагональю в 17 дюймов. Эти 17 дюймов попали в обозначение модели, но экран этой трубки был 16-дюймовым (40.6 см).

ЭЛТ с идеально плоским экраном… Это было здорово, но смотрелось ужасно. Если бы Айву позволили приложить руку, он нашел бы способ вписать это чудо техники в корпус, но сто против одного что это решение усложнило бы производство и повысило бы цену.

Изощряться не стали. Не тот случай, это было бы во вред.

Сердцем первого eMac был PowerPC 7441, с кэшем второго уровня “на чипе” размером в 256К. Тактовая частота фронтальной системной шины (FSB) – 100 МГц. Для подключения жестких дисков – UltraATA/66, В состав базовой конфигурации входил диск в 40 Гигабайт, с частотой вращения 7 200 об/мин.

В пресс-релизе сообщалось что в eMac используются чипы оперативной памяти PC100 SDRAM. Это была неправда. Эта информация могла принести серьезные проблемы, если бы компьютер предназначался для обычного пользователя…

На самом деле – PC133 SDRAM. С PC100 eMac несовместим, но проблем с этим ни у кого, кроме клерка отвечавшего за составление пресс-релиза, не было. Технический персонал образовательных учреждений успели предупредить.

Идентификатор модели – PowerBook4,4.

В базовом комплекте – 128 Мегабайт, максимальный объем 1 Гб.

Дисплей – 17-дюймовая электронно-лучевая трубка с плоским экраном с диагональю в 16 дюймов (40,6 см), с разрешением 1024х768 (16:10!). На внешнем мониторе поддерживалось разрешение в 1280х960, режим расширения рабочего стола был, по традиции, заблокирован.

Видеокарта – NVIDIA GeForce2 MX с 32 Мегабайтами видеопамяти.

В eMac не было модема. Остальные коммуникационный порты были в наличии: 3 порта USB 1.1, 2 порта FW400, Ethernet 10/100Base-T. Компьютер был AirPort Ready.

Привод оптических дисков – 32-кратный CD-ROM.

В Geekbench 2 компьютер набирал всего 360 баллов, но зато и стоил он 999 долларов.

Приятная неожиданность

Каждый раз, когда выходит новый тип Mac’а, его создатели надеются на успех. Столько сил и времени в него вложено, столько дней и ночей его превращали в нечто нетривиальное…

Как правило, это “нетривиальное” продается и приносит прибыль, но случались и сюрпризы. Об eMac быстро узнали не только члены школьных комиссий, но и их знакомые, родители учеников, знакомые родителей…

Люди имеют дурную привычку общаться, и редко молчат о том, что им понравилось. В итоге, на электронный адрес Apple пришли тысячи (десятки тысяч) писем с просьбой выпустить eMac в свободную продажу.

В свое время письма обеспокоенных пользователей спасли Apple. Переговоры о её поглощении Sun Microsystems уже вошли в заключительную фазу, их уже не скрывали – это был бы конец Apple, без вариантов… Но письма пользователей заставили Гила Амелио задуматься, и переговоры были остановлены.

Письма спасли Apple как гуси спасли Рим. Их читают. Специальные люди, чья ежедневная работа состоит в чтении… большей частью абсолютной ерунды. И в том, чтобы не пропустить в мутном потоке что-то важное и серьезное.

Объем продаж eMac в образовательные учреждения превзошел ожидания, их производство было отлично налажено, его без серьезных затрат можно было продолжить, и даже нарастить – но к началу июня школьные комиссии разделались со своими бюджетами, и продажи упали почти до ноля…

Останавливать налаженное производство было нежелательно, и вдруг такая возможность…

Apple Computer идет навстречу…

4 июня 2002 года eMac поступил в широкую продажу, по цене в 1099 долларов. Конфигурация при этом изменилась: вместо 32-кратного CD-ROM в eMac для обычных клиентов устанавливали CD/RW, со 24-кратной скоростью чтения CD, но с возможностью записи на CD-R и CD-RW. Кроме того, в конфигурацию для “частников” вернули модем (56k v.90).

Отзывы о новинке были, в основном, положительные – но, как всегда, нашлись и критически настроенные пользователи. Их не устраивало недостаточное, по их мнению, быстродействие. Они уверяли Apple что CD-ROM для учебного процесса недостаточно.

Некоторые из желаний ненасытных пользователей решили удовлетворить. В результате небольшой доработки, 13 августа вышла модель с тактовой частотой процессора 800 МГц, “выбивавшая” в Geekbench 2 более-менее приличные 419 баллов, с диском в 60 Гигабайт (7 200 об/мин).

А главное, в базовую конфигурацию теперь входил 2-кратный SuperDrive (DVD-RW/CD-RW).

Минимальные, но приятные изменения. Новый вариант PowerMac4,4 стоил 1 499 долларов для розничных покупателей, цена для образовательного рынка была ниже долларов на 200, но точных данных у меня нет.

А главное – руководство Apple изменило планы. Начались работы по созданию eMac второго поколения, что изначально не планировалось…

Это был разрыв шаблона: оказалось, что значение дизайна для успеха несколько… преувеличено?

Продолжение следует

Обсудить историю Apple вы можете в нашем Telegram-чате.

Еще один рабочий Apple I уйдёт с молотка

На сайте RR Auction выставили на продажу полностью работоспособный и не модифицированный компьютер Apple I. Главным отличием этого лота от большинства аналогичных является оригинальная плата, восстановленная специалистом по подобным устройствам.  Торги состоятся 25 сентября в...

На аукцион выставили Apple I, который оценивается в 600 000 долларов

На аукционе Charitybuzz появился один из первых компьютеров Apple I, собранный Стивом Джобсом, Стивом Возняком и их командой в доме родителей Джобса в 1976 году. Его приблизительная цена составляет 600 тыс. долларов, а ставка начинается...

Classic AppleWorks: cut&paste, desktop и main menu

Несмотря на микроскопические по сегодняшним меркам размеры AppleWorks для Apple II, это большая и сложная программа. Отдельная платформа, для которой писали программы.

С этого места в тексте и до его конца AppleWorks обозначает “AppleWorks для Apple II”. О том, почему в заголовке AppleWorks называется Classic AppleWorks, смотрите в предыдущей части.

А теперь буду отвечать за свои слова, поскольку “шанс стать лидером”, “сотворение мира” и прочие выражения возвышенным стилем обязывают к этому. Нам есть с чем сравнивать.

Минимальные системные требования первой версии программы не впечатляют: она была совместима с Apple IIe и Apple IIc. В обоих случаях распаковать новенький Apple II и включить его в сеть было недостаточно.

На Apple IIe требовалось:

  • установить плату поддерживающую 80-символьный экран;
  • заиметь не менее одного драйва для дискет, подключенных к слоту для расширений под номером 6;
  • установить расширение с системными часами в слот 2 или 4;
  • подключить монитор.

К Apple IIc нужно было подключить монитор. И всё.

В компьютерной прессе тех дней читателей активно уверяли в том, что Apple IIc, который Apple объявляла следующим шагом в развитии платформы, не только ничем не лучше IIe, но даже хуже. Теперь и у нас есть право на собственное мнение по этому вопросу.

Программа умудрялась работать при 64 килобайтах оперативной памяти (базовая для Apple IIe), но настоятельно рекомендовалось 128 килобайт.

Кроме того, все дискеты, используемые для работы с программой, должны были быть в формате ProDOS. Дискеты более ранних форматов AppleWorks распознавала как “пустые” и предлагала их отформатировать.

Это отблеск драматического события: в октябре 1983 года Apple Computer объявила о выходе новой операционной системы для Apple II, ProDOS (Professional Disk Operating System), улучшенной по сравнению с предшествовавшей ей DOS 3.3 на порядок порядков.

Новая система вызвала бурю противоречивых эмоций в сообществе пользователей платформы, в основном негативных – никто не любит менять свои привычки, тем более чем-то жертвовать. Скоро DOS 3.3 уже вспоминалась как страшный сон. ProDOS стала главной операционной системой Apple II и оставалась ей с октября 1983 по май 1993 г.

Процедура запуска программы чем-то напоминала процедуру пуска двигателя в мороз, но это странно на наш сегодняшний взгляд – тогда это было привычно и обычно и никого не напрягало.

Общие принципы работы с AppleWorks

Когда неизвестный нам предмет (программа, СВЧ-печь, новая версия iOS) предсказуемо реагирует на легко запоминаемый набор универсальных действий, взаимное понимание с таким предметом достигается просто и с удовольствием.

Такой мини-набор был и у AppleWorks.

ВАЖНО. В описываемые времена клавиша с логотипом Apple называлась “Open Apple”, в пользовательской и во всякой другой документации её название сокращалось до “OA”, но чтобы не требовалось каждый раз объяснять, что это такое, я буду называть её “Apple”. Возражений нет? Вот и хорошо.

Ниже что-то вроде разговорника, это универсальные “слова”, шаблоны действий, общие места и явления:

  • для выбора чего-то нужно навести курсор (с помощью клавиш-стрелок) на требуемый объект на экране и нажать клавишу Return (возврат каретки);
  • для возвращения в меню более высокого уровня, завершения действий над чем-то и для других подобных ситуаций надо нажать клавишу Escape (побег);
  • иерархическое меню, общее для всех провинций AppleWorks, главное называется “Main Menu”, центр управления программой и миром, окружающим её. Позиции каждого меню пронумерованы, выбрать нужную можно либо курсором и клавишами-стрелками, либо впечатав номер выбираемого действия – в обоих случаях выбор утверждается нажатием клавиши Return;
  • приглашения, в ответ на которые надо что-то напечатать или выбрать из предлагаемых альтернатив одну – в этом случае нужно либо выделить нужное с помощью клавиш-стрелок, или впечатать первую букву в названии альтернативы – в обоих случаях выбор утверждается нажатием клавиши Return;
  • буфер обмена и Cut&Paste, система команд для управления этим буфером, упрощают и унифицируют обмен информацией между разными частями программы до безобразия;
  • для ввода команд используются комбинации клавиш Apple- или Control- с буквами, не более одной в комбинации, при подборе букв постарались сделать их запоминаемыми, один из примеров этого подхода описан в пункте про Cut&Paste, еще несколько: Apple-S (от Save, сохранить), Apple-Z (от Zoom, увеличить), переключающее показ чего-либо из увеличенного варианта в уменьшенный и наоборот.

На самом деле базовых элементов немного больше, и в “боевых” частях программы, по мере необходимости, добавляются другие конструкции, но главное: этот набор общих действий, практически без изменений, действует во всех уголках программы.

Буфер обмена (Clipboard) и Cut&Paste

Процесс копирования запускался клавиатурной комбинацией Apple-C, а процесс их перемещения – командой Apple-M. В первом случае исходные данные оставались на месте (копировались), во втором они удалялись.

Запуском процесса копирование/перемещение дело не ограничивалось: программа спрашивала, в каком направлении требуется копировать/перемещать данные – в буфер обмена или из него. Выбор подтверждается нажатием клавиши Return или отменяется клавишей Escape.

Там, куда мы хотим вставить скопированное или перемещенное в Clipboard, мы повторяем те же действия. На этот раз мы перемещаем данные из буфера, то есть “Paste”. Если мы их копируем из буфера, они в буфере остаются. Если перемещаем – исчезают. Не самый лучший вариант, по-моему, – но если вспомнить, какие ухищрения предпринимались для экономии оперативной памяти и насколько больным был этот вопрос… Будем считать, что так и надо было поступать.

При передаче информации между разными частями AppleWorks возникают тонкости. Вот как бы вы вставили данные, скопированные из электронных таблиц или из базы данных в текстовый документ? Запреты, по словам Apple Computer, “не их метод”. Посмеялись, но теперь серьезно: Руперт Лисснер не был Apple.

Скопированная запись из БД или область с ячейками из электронной таблицы перед её вставкой в текстовый документ печаталась в буфер обмена (как если бы это был принтер), с самыми разными настройками, то есть, помучившись пару раз, можно было научиться делать это лихо и красиво.

Меню и рабочий стол

В AppleWorks была и иерархическая система меню (с самым главным Main Menu наверху), и рабочий стол (Desktop). Еще и буфер обмена (Clipboard). Ни на что не похоже?

Есть и курсор, их даже два – мерцающая вертикальная черта (Insert Cursor) и мерцающий же прямоугольник размером с букву (Overstrike Cursor). Insert и Overstrike – это уже из мира MS DOS. Режимы “вставки” и “замены”. В MS DOS Overstrike назывался Overtype, но это то же самое. Клавиши Ins на клавиатуре Apple II не было, её заменяла команда Apple-E.

Рабочий стол – это совсем не то, что называется этим словом на Mac’е. В AppleWorks это набор из файлов, с которыми режимы программы (текстовый процессор, база данных и электронные таблицы) работают. На рабочем столе их может быть не больше 12.

Меню – как бы обойтись без эмоций – хоть и называется “строка меню” (Menu Bar), но на самом деле занимает весь экран. Если активно не самое главное из них, а вложенное на один или два уровня “вглубь”, верхний и левый края всех вышестоящих меню выглядывают над активным. Не заблудишься.

О том, как выбираются команды в меню, написано выше. Либо наводим стрелку на нужную нам позицию и жмем Return, либо вводим номер интересующей нас позиции, и Return. Если попали не туда, куда надо, – Escape, и все дела. Поразительно, но это даже удобно.

В Main Menu 6 позиций, надеюсь, что рассказ о них вас не утомит и не отобьет желание читать (дальше или вообще).

  • Добавить файлы на рабочий стол
  • Работать с файлами
  • Сохранить файлы (изменения в файлах)
  • Удалить файлы (с рабочего стола)
  • Другие действия
  • Выйти из программы

Добавить на рабочий стол файлы можно несколькими способами и из разных источников. Файл можно создать с нуля или из какого-то файла в поддерживаемом формате данных. Если требуемый файл расположен на дискете в любом другом формате, чем ProDOS, его нужно сначала “спасти” из старого мира. AppleWorks имеет дело только с ProDOS.

(Заметки на скриншотах – автографы Руперта Лисснера, из 1984 года)

Кроме того, на рабочий стол можно добавить любой из файлов AppleWorks, переключая при необходимости дисковые драйвы (в старину дискеты называли дисками) и “ныряя” в поддиректории.

Рабочий стол не только упрощал доступ к рабочему подмножеству файлов, но и копировал их в оперативную память, и присматривал за ними, и оберегал их от всех бед, кроме форс-мажоров вроде аварийного завершения работы программой, операционной системой или компьютером. Рекомендовалось регулярно, как минимум раз в 15 минут, сохраняться на диске.

Третья команда меню служила именно для этого. Но до меню еще надо добраться – для того же самого можно было нажать Apple-S.

Впрочем, это одна из рекомендаций, выполнить которую человеку, увлеченному работой, труднее всего – почти невозможно. Сколько терабайт потеряли пользователи машинок с 64 или 128 К оперативной памяти в эпоху компьютерного палеозоя, даже трудно себе представить. Я однажды потерял результаты 5-часового аврального труда… Не на Apple II, но это было общей проблемой на всех платформах.

Вторая команда открывала список файлов на рабочем столе, и на любой из них можно было тут же перейти.

Четвертая и шестая команды выполняли то, что написано в их названии: удаляли файлы с рабочего стола (например, чтобы вместо них добавить другие, их могло быть только 12) и завершали работу с программой, но перед этим они работали в роли третьей команды. То есть предлагали сохранить изменения в файлах, удаляемых из оперативной памяти.

Пятая команды – другие действия – не может не заинтриговать. Об этом читайте в продолжении…

Classic AppleWorks: сотворение мира

AppleWorks для Apple II предоставил Apple абсолютно реальный шанс занять лидирующую позицию в офисах всего мира. Шанс из разряда единственных в жизни. Воспользоваться им было несложно: надо было всего лишь не мешать. А еще лучше помочь. Но… Apple не была бы Apple.

Подобные шансы (единственные в жизни) выпадали Apple Computer неоднократно. И почти все они были высокомерно проигнорированы. Само существование Apple, строго говоря, ненаучно и нелогично. Или жизнь сложнее и разнообразнее, чем нам кажется.

В заголовке главный герой повествования назван несколько необычно – при жизни он не был классиком, его звали просто AppleWorks. Дело в том, что AppleWorks назывались три совершенно разных программных продукта, в которых не было ни единой общей строчки кода. Пока их было только два (AppleWorks и AppleWorks GS), сложностей не возникало.

В 1998 году Стив Джобс ликвидировал Claris Inc, превратив её в FileMaker Inc, забрал часть программных продуктов под крыло Apple – и переименовал ClarisWorks в AppleWorks. Вот так и возникла необходимость как-то их различать.

ClarisWorks/AppleWorks и AppleWorks для Apple II – длинновато и неэстетично. А вот Classic AppleWorks, просто AppleWorks, и AppleWorks GS, по-моему, вполне. Если вам не нравится, я тут ни при чем: название Classic AppleWorks придумал не я.

В этом тексте AppleWorks всегда обозначает “AppleWorks для Apple II”.

AppleWorks соблазняет Apple

AppleWorks разработал Руперт Лисснер. Когда программа была готова (Руперт разработал две версии, для Apple II и Apple III), Apple Computer купила у него исходный код и все права на версию для Apple II. Исходный код и права на версию для Apple III Руперт очень выгодно продал компании Haba Systems, которая выпустила её под названием E-Z Pieces.

Во время разработки AppleWorks Руперт консультировался с группой пользовательского интерфейса на Apple и бывал в кампусе компании. Но в те времена так поступал не только он. Руководство интересовалось только готовыми программами.

Хотя до конца 1984 года никакой AppleWorks вообще не было. В детстве её звали ApplePie, “яблочный пирог”.

В 1984 году Apple Computer боролась с собственной нескромностью. Её обвиняли в том, что компания — производитель операционных системы и компьютеров сама конкурирует на рынке программного обеспечения для своих изделий. Это считалось неэтичным, но самое главное – программы от Apple Computer рвали конкурентов в клочья, считалось, что с ними вообще невозможно конкурировать…

Например, текстовый процессор AppleWrite убил все попытки сторонних авторов создать свой собственный текстовый процессор для Apple II. Никто не решался.

Но и устоять против AppleWorks компания не могла, соблазн был слишком велик – она мучилась угрызениями совести и совершала по отношению к соблазнителю странные поступки.

Между тем, Руперт Лисснер – тот самый независимый сторонний разработчик из тех, кто “не мог конкурировать с Apple” и за чьи права так настойчиво боролось компьютерное сообщество. Просто очень талантливый.

Совершенно необходимо сказать пару слов об авторе.

Руперт Лисснер, UCSD-Паскаль и p-Code

Apple Computer неслучайно приглядывалась к разработкам Лисснера. Руперта там уже знали.

В 1980 году Руперт Лисснер попытался сам продавать систему управления базами данных (СУБД) для Apple III, QuickFile III. Продавал он настолько же бездарно, насколько гениально проектировал и программировал.

Программа была написана на UCSD-Паскале, специально для которого Apple создала в 1979 году операционную систему Apple Pascal. UCSD-Паскаль был неплохим расширением стандартного Паскаля, превращавшим этот игрушечный язык в реальный инструмент для написания сложных программ, Правда, программы, написанные на UCSD-Паскале, отличала от остальных “фирменная” медлительность.

В компьютерных кругах даже ходил слух о том, что якобы Apple Pascal (люди не знали, что это не язык, а операционная система!) не компилируемый язык, а интерпретируемый.

Другими словами, вместо того чтобы заранее превращать исходный код в код, понятный процессору, да еще и срезая углы, где возможно, интерпретируемые языки переводят исходный код фразу за фразой, тратя на это кучу времени уже в процессе выполнения программы. Тратя драгоценное время пользователя на себя.

Интерпретируемый Паскаль – экзотика. Но, как ни странно, в некоторой степени так оно и было, правда менее глупо. UCSD-Паскаль компилировал исходный код, но не в машинный язык процессора, а в p-Code, универсальный ассемблер для несуществующего процессора, который исполнялся в виртуальной машине (как у Java), которая переводила p-Code, фразу за фразой. Это намного быстрее, чем синхронно переводить с Паскаля, но медленнее, чем просто выполнять машинный код.

Не спешите обливать грязью Университет Калифорнии в Сан Диего (и всех, кто придумал и реализовывал эту концепцию с 1966 года), у такого подхода много достоинств, а скорость выполнения – всего лишь плата за них.

QuickFile III для Apple III попала в поле зрения Apple, программа была потрясающе гибкой и легкой в использовании – и Apple взяла на себя её продвижение и реализацию. В конце 1980-го или в начале 1981-го Руперт разработал QuickFile IIe, версию для Apple IIe, которую Apple тоже взяла под свое крыло.

Похоже, в QuickFile IIe и QuickFile III это было реализовано впервые: у файлов программ были одинаковые расширения и структура. Другими словами, файл, созданный в QuickFile III, мог использоваться QuickFile IIe, как если бы он был её файлом, и наоборот. Может, кто-то уже делал это – но очень часто обходились без подобных тонкостей.

Загадочным для меня способом Лисснер смог познакомиться с Apple Lisa за пару лет до её выхода в свет. Хотя до параноидальной защиты секретов в Apple Computer тогда еще не дошли, а в кампус компании он был вхож.

Знакомство с Lisa Office System не прошло бесследно для Руперта, у него возникла мысль: а что, если объединить в одной программе электронные таблицы, базу данных и текстовый процессор?

Lisa Office System не была интегральной программой. Это был интерфейс для конечных пользователей, графический и дружелюбный, в котором пользователей ждали семь программ: LisaWrite, LisaCalc, LisaDraw, LisaGraph, LisaProject, LisaList и LisaTerminal. По мнению Apple, это было “все, что может понадобиться пользователю”. Писать в Lisa для самой Lisa было непросто, и до самого конца платформы для неё был выпущен только один сторонний программный продукт.

К 1982 году замысел окончательно созрел и превратился в проект ApplePie (“яблочный пирог”).

ApplePie

Замысел был слишком красив, чтобы убивать его медлительностью, тем более что теперь от процессора требовалась куда большее напряжение – поэтому код ApplePie, от первой строчки до последний, написан на ассемблере 6502.

Программа писалась с педантичной тщательностью (чеки от Apple Computer, на очень даже приличные суммы, поступали регулярно), с вниманием к мельчайшим деталям.

Точнее, две программы: варианты для Apple II и для Apple III слишком сильно отличались один от другого, из-за отличий в архитектуре и системе управления памятью.

Как и в случае с QuickFile, расширения и структура файлов для всех типов документов новой программы, были сделаны одинаковыми. Кроме того, предусматривался импорт данных из внешнего мира – программа нескольких чужих для ApplePie форматов (включая файлы QuickFile, ASCII-файлы, таблицы VisiCalc и DIF-файлы).

DIF-файлы (текстовые файлы специальной организации) до сих пор используются для обмена данными между электронными таблицами разных типов. Формат поддерживался в начале 80-х электронными таблицами Excel, Lotus 1-2-3, dBase и многими другими).

У файлов “яблочного пирога” расширения (на Apple II и Apple III, и даже на Mac’е на ранней стадии его разработки, тип файла обозначался расширениями) были:

  • .AWP – документы текстового процессора;
  • .ADB – документы базы данных;
  • .ASP – документы электронных таблиц, вообще должно было быть .ASS, но это было бы слишком вызывающе.

Еще одна интересная особенность – общий буфер обмена данными между всеми частями программы…

В год самой низкой температуры на Земле: Incredible Jack

1983 год: самый первый звонок в истории по сотовой связи, чуть не началась ядерная война (по ошибке), опубликованы электронные таблицы Lotus 1-2-3 для IBM PC… Много чего произошло в том году. Но я расскажу об одной программе для Apple II, вышедшей в 1983-м и забытой уже через пару-другую лет.

Программа называлась Incredible Jack (Невероятный Джек), разработала её небольшая компания Business Solutions из Кингз Парк в штате Нью Йорк. Точную дату выхода этой программы установить не удалось, известно только, что случилось это за 18 месяцев до выхода в свет её убийцы, AppleWorks.

Невероятный Джек, как и Lotus 1-2-3, объединял в себе функции нескольких программ. И был вторым в мире интегрированным программным продуктом для микрокомпьютеров.

Если бы 26 сентября 1983 года подполковник Петров, первым обнаруживший сигнал о запуске 12 ракет Минитмен, нацеленных на СССР (сигнал, как оказалось, был ложным), не обратил в своем докладе внимание на подозрительно малое число ракет и последовал бы ответный удар… Археологи далекого будущего имели бы шанс узнать про Incredible Jack больше, чем мы знаем сегодня.

Составление делового документа в 1983

Джек попал в поле зрения компьютерных журналистов 1983 года и вызвал их интерес. О нем писали, что это текстовый процессор, электронные таблицы и база данных на одном диске, в одной программе. На самом деле все было значительно скромнее. Он уступал практически всем текстовым процессорам на рынке и абсолютно всем электронным таблицам и системам управления базами данных.

Действительно, за 5 лет существования индустрии персональных компьютеров написание программ для них уже превратилось в самую быстроразвивающуюся отрасль народного хозяйства развитых стран мира – на крохотных пятачках оперативной и дисковой памяти первой половины 80-х лидирующие на рынке компании умудрялись разворачивать самые настоящие шедевры.

Были уже и замечательные текстовые процессоры (WordStar, например), и электронные таблицы (VisiCalc и тот же Lotus 1-2-3), и системы управления базами данных (DB Master), в каждой из этих категорий, как в первобытных джунглях, шла жесточайшая битва за успех и выживание – но у всех этих шедевров, при всех их несомненных достоинствах и талантах, был общий недостаток.

Каждый из этих шедевров превращал Apple II, Commodore или IBM PC в компьютер одной программы. При оперативной памяти в 64 или даже в 128 килобайт, об использовании хотя бы двух программ одновременно не могло идти речи. Одна-единственная программа – и та с огромным трудом выполняла свою работу, это было чудом.

А жизнь есть жизнь. Типичный деловой документ всех времен – это пересечение потоков самой разной информации. Текст, вычисляемые данные, адреса, справочные данные…

Когда каждая программа занимает весь компьютер целиком, создание такого документа превращается в крайне непростое занятие.

Представьте: в текстовом процессоре вы печатаете первые несколько абзацев, и вот вам необходимо вставить какие-то числа, исходные данные для вычисления которых у вас есть, но они в базе данных, их нужно из нее извлечь.

И вычислить – базы данных для персональных компьютеров в те годы вычислять не умели. Для вычислений можно было написать собственную программу (вы не поверите, но едва ли не каждый первый из пользователей в те времена умел программировать) или прибегнуть к помощи электронных таблиц.

И полученные данные впечатать в текст, вернувшись в текстовый процессор. Чтобы еще раз, через несколько абзацев, встретиться с задачей, решение которой не входит в круг обязанностей текстового процессора.

Вы предлагаете организовать процесс иначе? Заранее составить черновик документа, в нем выявить места, требующие вычислений, обращений к базам данных – выбрать нужные данные в БД, все посчитать… Но далеко не каждый деловой документ сразу рождается таким, каким он уходит в большой и недружелюбный мир.

Кроме того, как ни организуй рабочий процесс, если компьютер в единицу времени может заниматься чем-то одним (зато хорошо), без многочисленных выключений и включений нескольких программ не обойтись.

Деловой документ – пример. Можно найти массу других примеров. Суть проблемы ясна, как мне кажется.

Требуется небольшое дополнение: как вы представляете себе переключение из программы А в программу Б? Как в первых версиях операционной системы iPhone (тогда iPhoneOS)?

Нет. Выглядело это примерно так:

  • сохранить все изменения;
  • завершить работу программы A;
  • извлечь её диск (дискету) из дисковода;
  • вставить дискету в дисковод и загрузить его;
  • запустить программу Б.

Многие из строк в приведенном списке на самом деле были не одним действием, а целой группой действий, нередко требующих внимания и сосредоточенности, а иногда и ума.

Чем невероятен Невероятный Джек?

Вы уже догадались. Ребята из Кингз Парк в штате Нью Йорк (их имена, судьбы, увлечения и прочие полезные мелочи – все это неизвестно) сделали именно то, чему учат сегодня во всех, наверное, бизнес-школах мира: самый удачный программный продукт – это решение какой-то проблемы, с которой сталкиваются потенциальные его пользователи.

Возможно, этому учили уже в начале 80-х, и ребята вполне могли откликнуться на этот “мессидж”, недаром компания называлась Business Solutions Inc.

Стива Арантс, опубликовавший в ноябрьском номере журнала Creative Computing в том самом 1983 году обзор этой программы, сказал самое главное:

Это текстовый процессор, электронные таблицы и база данных НА ОДНОЙ ДИСКЕТЕ!

Этим и был невероятен Невероятный Джек. Incredible Jack (of all trades), как напечатано на купоне, позволяющем с 75% скидкой получить копию программы, взамен погибшей вместе с оригинальной дискетой. Гибкие 5,25-дюймовые дискеты были очень уязвимы.

Английское идиоматическое выражение “Jack of all trades” переводится на русский как “мастер на все руки”. Невероятный мастер на все руки? Вы бы купили программу с таким названием? Я сегодняшний – нет. Но в 1983-м, пожалуй, название бы меня не остановило.

Если бы в Incredible Jack и в самом деле были встроены электронные таблицы и СУБД, на этом можно было бы закончить. Но все было намного интереснее. Их там не было. Даже по меркам тогдашнего времени, еще не сильно избалованного почти разумными офисами и works’ами с миллионами полезных функций.

В других обзорах упоминаются невразумительные “функции электронных таблиц, но без традиционной решетки ячеек”, “функция печати почтовых адресов”, “функция управления файлами”. Еще, как что-то очень важное, сообщалось, что программа написана на UCSD-Паскале и что это очень прогрессивно. “Но BASIC все еще очень силен, поскольку в него вложены огромные деньги”.

В комплекте поставки программы Incredible Jack был учебник, в 138 страниц. Он у меня есть, поэтому (хоть это никому и не интересно) можно реконструировать особенности Incredible Jack. Археологи, завидуйте! Если бы к каждому черепку или обломку гребешка аборигены ушедших столетий прикладывали подробный мануал…

Вскрытие покажет

По словам авторов программы, большинство пользователей используют для работы с текстами, вычислений и регистрации записей три разных программы. А JACK, как эту программу называют (по-домашнему) в руководстве, справляется со всеми этими задачами один.

Функции программы – обработка текстов, вычисления и “сохранение и извлечение записей”. Никаких электронных таблиц или баз данных.

Обработка текстов (создание, редактирование и все такое) – это понятно. Но зато, и в этом новация JACK’а, в любой точке любого текста можно создать “поле”.

Поле создается всякий раз, когда пользователь вводит двоеточие. На экране появляется несколько пробелов и знак вставки “‸”. Это и есть границы поля. Но изымать двоеточие из доступного для общегражданского применения запаса символов авторы JACK’а не стали. Знак вставки можно просто стереть, и поле исчезнет.

Именем поля считается слово, предшествующее двоеточию. В свободном тексте, увы, это не слишком удобно. Поэтому имена полей можно менять на подходящие, отражающие их назначение с точки зрения вычислительного блока программы. Для этого необходимо:

  • установить курсор в любом месте между “:” и “‸”;
  • перейти в раздел Footnote (часть экрана ниже текста), с помощью команды Control-F и возврата каретки;
  • впечатать в Footnote имя поля, например PRICE.

Это если поле – “переменная”, значение которой пользователь будет вводить сам. Если значение поля вычисляется из значений других полей, в Footnote вводится формула для его вычисления, например:

TOPAY: PRICE * QTY - IF PRICE*QTY>500 THEN PRICE*QTY*0.05 ELSE 0 END

Все понятно, да? На всякий случай “переведу”: если произведение цены (PRICE) и количества (QTY) больше чем 500, сумма к оплате (TOPAY) равна этому произведению минус 5 процентов (скидка), иначе она равна этому произведению.

Число пробелов между “:” и “‸” задают максимальный размер данных в поле.

В Footnote нашего примера должны быть определены следующие поля, при этом покажу кое-что интересное:

code>PRICE: ‸2 –
QTY: ‸–
TOPAY: PRICE * QTY — IF PRICE*QTY>500 THEN PRICE*QTY*0.05 ELSE 0 END ‸2 –

Цифра после знака вставки определяет, сколько знаков после десятичной точки нужно выводить на экран и в распечатку. Это и есть “что-то интересное”. Вам неинтересно, да?

Автоматически вычисления в тексте производятся только после ввода формулы или внесения в нее изменений. Для пересчета необходимо набрать тот же самый Control-F и нажать клавишу возврата каретки.

Если включить режим Lock, весь текст станет неизменяемым, за исключением полей, зато в ответ на любое изменение значений все вычисляемые поля будут пересчитываться без дополнительных указаний. Для текстов такой режим не слишком практичен, хотя может быть использован (время бывает временем разбрасывание камней и сбора оных).

Формы – это тот же самый текст, в котором имена полей принято задавать прямо в тексте, и по завершении создания формы “запирать” её, включая немедленное реагирование на изменение любого значения в любом поле.

Формы служат не только для вычислений. У них есть значительно более важная функция: регистрация и отображение “записей”. Почти база данных: есть поля с уникальными (в пределах формы) именами, есть возможность извлечения не всех записей, а отвечающих критерию, заданному формулой (например, PRICE>125 AND QTY>100). Выводить записи можно в отсортированном порядке, JACK предлагает несколько алгоритмов сортировки.

Это далеко не все из написанного в руководстве пользователя, но мне понравился подход неизвестных отцов JACK’а – очень изобретательно, разумно и аккуратно. Тогда люди еще не разучились думать…

О судьбе JACK’а

В мае 1983 года Incredible Jack 1.0 продавался за 179 долларов. Плюс налог с продаж, в штате Нью Йорк в 1983 году – 7,25% от цены.

Программа была совместима с Apple II Plus (при условии установки Language Card, платы, которая увеличивала объем его оперативной памяти до 64 килобайт) и с Apple IIe (без каких-либо изменений), кроме того требовалось наличие 2 или более дисководов для 5,25-дюймовых дискет.

В ноябре 1983 года JACK продавался уже за 129 долларов плюс налог с продаж.

В 1984 году вышел Incredible Jack 1.1, к набору функций добавилась генерация графиков и диаграмм (как в Lotus 1-2-3), а в ноябре того же года Apple Computer вывела на рынок AppleWorks для Apple II, и от Невероятного Джека остались только несколько статей на страницах древних журналов, хорошо написанное и подробное руководство и… теперь вот еще и эта статья.

О самой низкой температуре на Земле

Конечно же, я не имел в виду всю историю нашей планеты. Мало ли какие погоды стояли тут три или четыре миллиарда лет тому назад – не жил я тогда.

21 июля 1983 года в Антарктиде, на станции Восток, была зарегистрирована самая низкая температура за все время наблюдений: -89,2ºC. Это значение остается рекордным в наши дни.

Про «ту Apple»-7. 1985 год, LaserWriter и PageMaker

В эпоху действительно массовых СМИ многие некогда важные и значительные слова от слишком частого употребления истерлись, как старые монеты, и потеряли блеск. Поэтому я постараюсь не называть рассматриваемую здесь цепь событий революцией.

День, который разделил историю цивилизации на “до” и “после”, – 23 января 1985 года. На ежегодном собрании акционеров Apple Computer были объявлены LaserWriter и PageMaker, программа никому не известной компании Aldus. Начало продаж обеих новинок обещали весной того же года.

LaserWriter

В LaserWriter использовался печатающий механизм лазерного принтера (LBP) от Canon с контроллером (CX) от той же компании. Или Canon LBP-CX. Такой же, как в HP LaserJet, вышедшем на рынок в мае 1984 года. За 10 месяцев до LaserWriter, продажи которого начались в марте 1985-го.

Управлял печатью “Mac без дисплея” с процессором Motorola 68000 с тактовой частотой 12 МГц и с оперативной памятью в полтора мегабайта. Полмегабайта оперативной памяти использовались для контроллера Canon CX и для работы PostScript. Сам PostScript, вместе с различными библиотеками и утилитами, был зашит в ПЗУ объемом в 512 К. Оставшийся мегабайт оперативной памяти использовался для буфера печати.

Благодаря утилитам, зашитым в постоянную память, LaserWriter был принтером WYSIWYG, то есть “What You See Is What You Get”, или “Что видишь (на экране), то и получаешь (в распечатке)”. Несмотря на то, что разрешение у экранов всех тогдашних Mac’ов было 72 точки на дюйм, а у LaserWriter оно было примерно в 4,17 раза большим, 300 точек на дюйм, WYSIWYG обеспечивался любой ценой.

Для печати текста использовались еще более продвинутые алгоритмы, вычислявшие контуры символов и получавшие на выходе те же самые символы, но в виде наборов кривых. Вот для чего требовались запредельные объемы оперативной памяти и процессор с увеличенной в полтора раза тактовой частотой. Для этого и для поддержки PostScript.

Для сравнения: в Mac’ах в 1985 году применялись процессоры Motorola 68000, размер оперативной памяти не превышал 512 K, а библиотеки операционной системы и “ящика с инструментами”, в том числе вся ее графическая система, умещалась в 64 K постоянной памяти.

У LaserWriter и HP LaserJet очень много общего: тот же механизм лазерной печати с тем же контроллером Canon LBP-CX, та же скорость печати – 8 страниц в минуту, точно такое же разрешение в 300 dpi (точек на дюйм). И даже процессор того же типа, Motorola 68000, но более дешевый вариант с тактовой частотой 8 МГц, такой же, как в тогдашних Mac’ах. И оперативной памяти в LaserJet было всего 128 K.

И язык описания страниц собственной разработки, PCL3, значительно более ограниченный, чем PostScript, но зато бесплатный и нетребовательный к ресурсам. Для использования в офисе – в самый раз. Но в качестве устройства для настольных издательских систем подходил только LaserWriter, а именно такие системы и было целью его создания.

И еще одно отличие: HP LaserJet стоил 3495 долларов, а в сентябре 1985 года еще и подешевел до 2995, а LaserWriter обходился покупателю в 6995 долларов. Или, как про это написано в десятке разных источников, “на 1000 долларов дороже, чем HP LaserJet”.

Отнимите 3495 от 6995. Или хотя бы 3,5 от 7,0.

Три источника и три составные части DTP-революции

Три источника – это Apple Computer, Adobe Systems и Aldus. Без любого из них никакой DTP-революции в 1985 году не случилось бы. А про составные части я написал исключительно для большей узнаваемости цитаты.

Кто-нибудь узнал ее в этом обличье?

Apple: Mac, LocalTalk и LaserWriter

Про Mac рассказывать не буду. Отмечу только, что многие из участников сотворения DTP, не будь в то время у Apple Computer этого необычного компьютера, просто не стали бы говорить с Джобсом всерьез.

LocalTalk – локальная сеть, основанная на протоколах AppleTalk, разработанная на Apple Computer специально для подключения LaserWriter к нескольким Mac’ам. Скорость передачи данных в LocalTalk была потрясающая. Целых 230,4 килобита в секунду. Многие, узнав про эту особенность LocalTalk, теряли к нему всякий интерес. А зря. Любой человек (и, наверное, даже некоторые домашние животные) мог с помощью LocalTalk подключить к LaserWriter целую связку из Mac’ов, и все работало. Про животных я пошутил. Инструкцию (в виде картинки) все-таки лучше было посмотреть. Хотя многие догадывались сами.

Но очень мало кто из тех, кто подключал и использовал эту сеть целую эпоху своей жизни, знал, что использует какой-то LocalTalk и что тот на чем-то основан.

При этом, что важно отметить, LaserWriter не требовал подключения к выделенному компьютеру и настройки. Он все понимал сам. При желании его можно было подключить и к единственному Mac’у. Все работало.

Официально количество подключаемых Mac’ов ограничивалось 16-ю, но пользователи Macintosh документацию никогда не читали и подключали к единственному LaserWriter все Mac’и, оказавшиеся под рукой, иногда по 30-40 штук, и все работало.

Маркетологи учли и экономическую составляющую: поделив 6995 на 16, они пришли к выводу, что LaserWriter стоит примерно 437 долларов в пересчете на подключаемого пользователя. Проверил: сходится. А при 30-40 пользователях на одном LaserWriter…

Для работы с LaserWriter скорости LocalTalk было вполне достаточно. Качество печати от этого никак не страдало. Число Mac’ов в сети на скорость печати не влияло никак. В любой момент времени исполнялось только одно задание.

Ожидание в очереди влияло – но это “обстоятельство непреодолимой силы”.

Открою страшную тайну. Если мы скажем, что именно так все и было задумано и что LocalTalk был выбран из каких-то разумных и корыстных соображений, мы соврем.

В январе 1983 года, после выхода Lisa, Apple Computer публично объявила о работе над AppleNet, сетью, основанной на протоколах Xerox XNS, с передачей данных почти в три раза меньшей, чем у Ethernet, но вполне приличной – 1 мегабит в секунду. Только фокус не удался. После нескольких месяцев испытаний AppleNet в штаб-квартире компании проект закрыли, порадовавшись, что поостереглись испытывать свою сеть на пользователях, как это было с Apple III.

Adobe Systems и PostScript

PostScript – язык программирования, мультипарадигменный, процедурный, стековый, со строгой типизацией, использующий обратную польскую нотацию. Язык описания страниц, очень мощный и гибкий. Вышел на рынок в 1984 году. Это язык общего назначения, на котором, при желании и хорошем им владении, можно писать много всякой всячины, не только описания страниц. Он затягивает, как Форт, с такой же Reverse Polish Notation.

Разработан PostScript в гараже Джона Эдварда Варнока, на берегу Adobe Creek (ручеек протекал за домом Джона), в городе Лос Альтос, Калифорния. Создателей языка было пять, назову только основных, они же – основатели компании Adobe Systems. Это Джон Варнок и Чарльз “Чак” Гешке. Джобс их называл “Джон и Чак”.

Стив Джобс узнал об этом гаражном предприятии от Роберта (Боба) Белвиля, который до прихода в Apple работал в Xerox PARC, приятельствовал с обоими и был в курсе того, чем они занимались. Тот самый Боб Белвиль, который с 1982 по 1984 год был менеджером в команде разработчиков Macintosh, а в 1984-м, получив повышение, стал директором Apple Computer по инженерным вопросам. Менеджер из программистов.

По одной из версий, основатели Adobe Systems собирались заниматься чем-то другим, но после разговора с Джобсом резво взялись за разработку PostScript. Но в таком случае не совсем понятно, как команде из пяти человек удалось так быстро и на таком высоком уровне качества выпустить первую версию языка. Это почти чудо.

И это чуть ли не официальная точка зрения, но мне она как-то… “Любимый руководитель, товарищ Джобс, указал товарищам на недостатки…” – согласитесь, это из другой оперы.

Есть и другая версия – основатели Adobe Systems предлагали проект нового языка еще руководству Xerox PARC, но не встретили понимания и создали компанию именно для продолжения его разработки. В это я верю больше.

В 1984 году Adobe Systems выпустила первую коммерческую версию PostScript.

Джобс понимал, что без PostScript его замысел не удастся и что бесполезно (и времени нет) искать альтернативу.

Стив предложил Джону и Чаку “продаться” Apple за 5 миллионов тогдашних долларов. В 1983 году Adobe Systems не стоила и десятой части от этой суммы, но ему вежливо и твердо отказали.

В течение нескольких месяцев Джобс пытался договориться с Adobe Systems об особых условиях использования PostScript. Adobe настаивала на использовании своей схемы – выплате лицензионных отчислений с каждого устройства с установленным PostScript.

В конце концов, в декабре 1983 года договорились. К тому времени Adobe Systems стали открытым акционерным обществом (как им это удалось – не знаю, но самоуверенность поражает). Джобс приобрел 19% акций Adobe Systems за 2,5 миллиона долларов. Без разрешения Скалли, без изучения вопроса советом директоров и утверждения… Зато Apple Computer получала право на установку любого числа копий PostScript на любое число устройств любого типа. Пока пятая часть Adobe Systems в руках Apple.

Скалли рвал и метал: Джобс не имел права заключать такие сделки! За месяц до выхода Mac’а увольнять Джобса никто не решился. Оставив Джобса в рядах компании, де факто признали и заключенное соглашение.

Через несколько лет, в 1989-м или 1990-м, когда у Apple дела пошли не слишком хорошо, пакет акций Adobe был продан за 89 миллионов долларов.

В 1987 году Джобс договорился с Adobe Systems о льготном лицензировании PostScript для его новой компании NeXT и о совместной разработке DPS, Display PostScript. Во что это ему обошлось, неизвестно. Ясно, что не за так.

А вот в 1997-м, когда на тонущую Apple вернулся Джобс, Джон Варнок отказался спасать уже утонувшую и бесперспективную, по его мнению, компанию. И не стал заключать с ней никаких льготных соглашений. А Display PostScript, разработанный совместно с NeXT, был очень важной частью NeXTSTEP/OPENSTEP, которую Apple Computer, находясь “в глубоком нокдауне”, пыталась превратить в новую операционную систему для Mac’ов.

Это была торпеда ниже ватерлинии, смертельный удар. Но в конце века на Apple работали очень неплохие инженеры, и то, что они разработали (Core Graphics, маркетинговое имя Quartz), превзошло DisplayPS. Но это было потом.

А предыстория PostScript началась в 1976-м, в легендарной компании Evans & Sutherland. Джон Варнок, разрабатывая интерпретатор для доступа к большой трехмерной графической базе данных, вышел за пределы задачи и придумал универсальный язык описания дизайна. С помощью этого языка он решил еще несколько задач, испытывая и дорабатывая его, за счет работодателя.

Через два года, в исследовательском центре Xerox в Palo Alto (Xerox PARC), Джон Варнок и Мартин Ньювел создали язык описания страниц для нового лазерного принтера Xerox. Язык назвали JaM (John-and-Martin), он был использован в нескольких моделях принтеров компании, и после доработки и доводки превратили в коммерческий продукт Interpress.

Говорят, что PostScript был создан еще в Xerox PARC, и Джон, как и положено, предложил его руководству компании. Руководство не заинтересовалось, и Джон ушел создавать собственную компанию. Похоже на правду, как минимум не подразумевается пресловутое “ни с того ни с сего”.

Aldus PageMaker

Программы, использующей уникальный пользовательский интерфейс Mac’а для создания контента профессионального уровня, до начала 1984 года не было. Даже в проекте.

Другие компоненты для успешного завоевания издательской, маркетинговой и рекламной индустрий уже были или создавались. Не было только одного самого важного, звена, без которого весь амбициозный план превращался в авантюру.

23 января 1985 года, одновременно с LaserWriter, был объявлен Aldus PageMaker, та самая программа, которой “не было даже в проекте” всего за год до этого. Программа должна была поступить в продажу весной за 495 долларов. Для того времени это дешево.

Возможности PageMaker:

  • программа позволяла размещать элементы страницы в любом её месте, с помощью drag-and-drop, то есть перетаскивания элементов с помощью мышки;
  • продвинутые средства ввода текста;
  • вдумчиво отобранный инструментарий для рисования;
  • способность импортировать текст и графику из документов других программ;
  • способность с абсолютной точностью отображать страницы при печати на принтере со значительно более высоким (в 4,17 раза, в случае LaserWriter) разрешением.

Тогда ничего подобного не было. Это сегодня программ с похожим набором возможностей больше, чем пользователей iPhone и iPad.

Aldus PageMaker вышел в свет в июле 1985 года. Разработка и доводка программы, от старта до финиша, заняла 16 месяцев.

Откуда взялись Aldus и её PageMaker?

Если очень коротко, был такой человек, Пол Брейнард. Перепробовал в жизни всякое, так как ему приходилось зарабатывать на жизнь параллельно с учебой. Он был журналистом, главным редактором школьной газеты Oregon Daily Emerald, получив степень журналиста в Орегонском университете, занялся программированием, работал в компании Atex, которая зарабатывала на компьютеризации издательской деятельности.

Когда я искал информацию про ранние годы Atex, мне попалась очень интересная реклама одного из продуктов этой компании. Текстовое объявление, 1981 или 1982 год: “Недорогой комплекс для средних издательств, всего за 250 000 долларов”.

В 1984 году компания была куплена Kodak, завод в штате Вашингтон, на котором работал Пол, был закрыт, и он решил открыть собственное дело. Естественно, в привычной для него области, но пока без конкретики. В поиске конкретики он обратился к знакомому, Джонатану Сиболду, который оказался еще и знакомым Стива Джобса.

Mac поразил Пола, задача была достаточно невыполнима и сложна, чтобы за нее взяться, и компания Aldus разработала PageMaker. Кстати, именно Пол Брейнард осчастливил носителей американского варианта английского языка, а затем и все человечество, как прогрессивное, так и не очень, термином “Desktop Publishing”. В русском переводе это звучит как “настольные издательские системы”, но, как мне кажется, чаще используется еще более русский вариант, “Десктоп Паблишинг”.

Историю компании Aldus и её PageMaker нестерпимо хочется написать подробно и не спеша… Материала уже достаточно, и с каждым днем его все больше. Но в другой раз. Считайте, что это еще один teaser…

Почему возникновение “Десктоп Паблишинг” называют революцией

В 70-е и в начале 80-х годов прошлого века три огромных и жизненно важных индустрии капиталистического мира жили мучительно трудной и невероятно затратной жизнью.

Шрифты выбирал не автор рекламного объявления и не его дизайнер, а наборщик в типографии. Добиться хотя бы близкой к задуманному передачи текста и графики (а также именно того их взаимного расположения, которое требовалось) было нереально. С теми, кто добивался выполнения своих требований (угрозами, шантажом, пытками), старались больше не иметь дела, потому что от клиентов все равно не было отбоя.

Все это касалось любой печатной продукции – журналов, газет, книг, рекламных постеров, плакатов. Издательства брали в аренду наборные машины (они стоили очень дорого, те самые “всего 250 000” были и в самом деле выгодным предложением), которые были еще и сложны, требовали особого к себе отношения, квалифицированного специалиста, который только ими и занимался, а результаты все равно были удручающими.

Настольные издательские системы, появившиеся в 1985-м, при всей дороговизне составных частей таких систем, были дешевле на порядок, позволяли вытворять то, что было просто немыслимо раньше, и без каких-либо искажений печатать массовыми тиражами. Так как на выходе PageMaker страницы были представлены в командах PostScript, который очень скоро стал стандартным языком в типографском мире.

А LaserWriter использовался для пруф-ридинга (если предполагался большой тираж) или, если тираж это позволял, сам превращался в типографский станок.

Начиная с 1985 года любой желающий мог собственноручно набирать и издавать свои собственные “СМИ”. И они стали возникать тысячами.

В 80-е и начале 90-х PageMaker фактически продавал Mac’и. Паблишинг стал признанной территорией Apple Computer. Несмотря на появление версий PageMaker для IBM PC (в том числе и для MS/DOS, PageMaker поставлялся с рантаймом первых версий Windows), для PDP и VAX/VMS, для IBM OS/2, для разных юниксов – и пусть простят меня адепты систем, которые я не назвал.

Про «ту Apple»-6. Newton, часть 3: Русский след и внутренняя угроза

Newton спасло чудо. Распознавание рукописных текстов, которое не получалось никак, несмотря на все усилия лучших программистов команды, ставило существование проекта под вопрос. И тут случилась почти шпионская история… Она настолько невероятная, что я ей поверил. Потом произошло еще одно чудо…

Параграф. Русский след

В 1989 году один из вице-президентов Apple, Эл Айзенстат, был в Москве, по делам фирмы. Однажды поздно вечером в его дверь нервно постучали и на не слишком хорошем английском попросили открыть быстрее, пока никто не заметил.

Эл открыл дверь, и какой-то нестарый мужчина передал ему пакет с диском, который он просил передать разработчикам.

Не представившись, загадочный гость исчез.

Эл привез диск в Купертино и отдал его Гассé. На диске были поразительно точные и качественные алгоритмы распознания рукописных текстов. Ни спор сибирской язвы, ни каких-либо нервно-паралитических отравляющих веществ в пакете не было.

Так Apple познакомилась со Степаном Пачиковым, талантливым программистом, позже основавшим компанию «Параграф». Сейчас он живет в США, насколько мне известно.

Даже «очень неплохой» алгоритм распознавания рукописного ввода в первых Newton был несовершенен, и его ошибки, вошедшие в анналы мирового юмора, подорвали репутацию платформы. В NewtonOS 2 распознавание работало почти идеально, но было уже слишком поздно. Мнение уже сложилось.

Внутренняя угроза

В конце 80-х работавшие почти без сбоев методы Жана Луи Гассé перестали срабатывать. Суть методов проста: Apple продавала свои изделия примерно на 30% дороже, чем могла себе позволить, на вырученные деньги оплачивалась разработка фантастических чудес. В индустрии появились новые игроки, молодые компании, энергично отвоевывающие себе место под солнцем – Dell, Compaq, Gateway и другие.

Жан Луи Гассé покинул Apple, и основал Be Inc. С собой в Be он забрал Стива Сакомана. Команда Newton лишилась лидера и поддержки на самом верху компании, а результаты трех лет разработки выглядели, на первый взгляд, удручающе: несколько действующих макетов устройства (в натуральную величину), примеры работающего кода, в том числе совершенно уникальные и захватывающие, NewtonScript, Dylan…

То есть, с точки зрения обычного менеджера, ничего. Пыль. Newton был обречен.

А в рамках Advanced Technology Group, в вотчине самого Жана Луи, возник аналогичный проект, PocketCrystal, который развивался напористо и целеустремленно. Руководил этим проектом Марк Порат, в нем работали звезды первой величины из разработчиков первого Mac’а, Энди Херцфелд и Билл Аткинсон.

Проект объединял в себе два «подпроекта»: хардверный (PocketCrystal) и софтверный (Paradigm), но эту подробность, чтобы не вводить менеджеров в ступор, решили опустить.

Билла Аткинсона, без капли преувеличения, можно назвать сверхзвездой: в Apple Билл пришел в 1978 году, став тридцать-каким-то сотрудником компании. Именно он придумал и реализовал QuickDraw, графическую библиотеку Mac’а. А еще – HyperCard, MacPaint и много чего еще.

Джон Скалли попросил Ларри Теслера разобраться, нет ли чего-нибудь в наработках проекта Newton, что могло бы пригодиться в PocketCrystal. Ларри Теслер, как и Алан Кэй, тоже носил официальный титул Apple Mate и тоже был выходцем из Xerox PARC.

Обреченная команда готовилась к отчаянному последнему бою за место под солнцем. Им казалось, что у них есть шанс.

Стив Сакоман оставил разработанную им в HyperCard имитацию NewtonOS, действующий макет. Имитацию довели до максимально возможного блеска. Newton Intelligence, утилиту, распознающую намерения и настроение пользователя, добавили в имитацию в «живом виде», разработав для этого кодовый ресурс типа XFCN (что-то вроде плагина).

Майк Тчао составил маркетинговый план вывода Newton на рынок.

  • День Д: Newton Senior (бывший Figaro), размером с лист формата A4, цена 5000 долларов;
  • День Д + 1 год: две модели Newton Middle, размер 15 на 23 см, цена 2000 долларов;
  • День Д + 2 или 3 года: Newton Junior, размер 11 на 18 сантиметров, цена 500 долларов, который должен был «порвать» подготовленный старшими товарищами рынок.

В 2009 году Тчао вернулся на Apple, породив мощную волну слухов о скором воскрешении компанией проекта Newton. В наши дни один из руководителей группы iPad.

Визит Ларри Теслера начался с “Ну что тут у вас есть, показывайте”, произнесенного тоном без капли тепла и интереса. Вскоре он превратился в ребенка, которому подарили на день рождения iPhone или iPad: имитация NewtonOS была великолепна. В ней не было главной беды реального Newton MP, тексты вводились с клавиатуры…

Сказать, что Ларри Теслер был поражен, – это ничего не сказать. Он отменил и перенес на другие дни все встречи и дела, намечавшиеся им на продолжение дня. Он покинул команду Newton поздним вечером. Можете представить себе, каким был его отчет Скалли, после которого все радикально изменилось.

Скалли влюбился (это цитата, со слов очевидца событий) в Newton и поклялся довести его до логического конца. К карманному кристаллу (PocketCrystal) он охладел, и вскоре проект был закрыт. Марк Порат, Билл Аткинсон и Энди Херцфелд покинули Apple Computer и основали компанию General Magic, просуществовавшую 12 лет, с 1990 по 2002 год. По версии Forbes General Magic – самая великая мертвая компания «на свалке истории».

Продолжение следует

Про «ту Apple». 1985—1986 годы

В “прошлый раз” Стив Джобс покинул Apple (тогда Apple Computer) в 1985 году. Казалось, навсегда. Для Стива это было фиаско, крушение всех планов, почти смерть. Или даже хуже, чем смерть.

Отряд не заметил потери бойца

Пользователи Mac’ов взгрустнули, но ненадолго. Компания вдруг превратилась в машинку для реализации их желаний. Мало кто знал тогда, кто этот парень, очень ярко и красиво рассказывавший про самый понятный в мире компьютер с пользовательским интерфейсом…

Были и почитатели, которые возмущались и негодовали, но их никто и никогда не принимал всерьез. Увы.

И в Apple Computer уход Стива мало кого огорчил. “Компания потеряла душу” – это слова отщепенцев, которые были в меньшинстве. Остальные сотрудники облегченно вздохнули. Требовательный, невыдержанный, легко впадающий в смертельно опасную ярость, не принимающий никаких оправданий, запросто увольняющий за любую мелочь. Представьте себя на их месте, каково это уходить на работу, не зная, не вернешься ли ты домой раньше и безработным.

Джону Скалли и совету директоров возмутитель спокойствия с сумасшедшими и непонятными идеями давно и смертельно надоел. Джобс не считал нужным принимать во внимание реальность и возможности компании. В 1985 году Джобс фактически не играл в компании никакой серьезной роли. Он руководил отделом. Его это положение абсолютно не устраивало, и именно он попытался совершить “переворот”… И проиграл.

Если бы переворот удался, история Apple Computer, скорее всего, бесславно завершилась бы году в 1987-88. И мир был бы совсем другим, хуже и скучнее.

Джобс впал в депрессию, это был, по его словам, самый трудный период в его жизни. И жестокий, но абсолютно необходимый и полезный урок. Вот как идут к звездам.

Наследие Стива

А Apple Computer бросилась наверстывать упущенное. Проекты, завершение которых изо всех сил тормозил и саботировал Стив, фактически руководивший отделом 32-битных компьютеров. Саботаж заключался в неприятии никаких компромиссов. Стив считал, что нужно сразу выпускать Нечто, убойное и фантастическое.

Такое Нечто было в работе и называлось BigMac. К моменту изгнания Джобса, по словам самого Джобса, до завершения проекта оставалось года два или чуть больше – но в это уже никто не верил.

Модульная конструкция, цветной монитор, хороший коммерческий юникс внутри, лицензия на который была приобретена за немалые деньги, с графическим интерфейсом “круче чем на Макинтош”, с невероятными по тем временам ттх… Если бы такой Mac появился на рынке в 1987-88 году, у него действительно был бы шанс на успех. Или уже бы не было. В том-то и дело, что никто, даже Джобс, не гарантировал сроки успешного завершения проекта.

В процессе разработки BigMac непрерывно возникали проблемы разного масштаба, во многом этот монстр был первым в своем роде, на смену устраненным проблемам быстро приходили другие, а если учесть нежелание Стива мириться даже с мелкими огрехами, даже успешное завершение проекта было под вопросом.

Проект был успешно завершен. В 1988 году. Это был NeXT Computer, с операционной системой NeXTstep 0.9 (Ядро Mach, Клон BSD, некстовский графический интерфейс).

NeXTstep – прародитель современных операционных систем Apple. Если у вас в кармане iPhone, вы носите с собой кусочек NeXTstep…

Машинка для исполнения желаний пользователей

Заброшенный, так как это было “не то”, проект, продолжающий “классическую” линейку Mac’ов, был доведен до ума, и очень скоро (16 января 1986 года) вышел на рынок. Это был Macintosh Plus. Это был один из самых успешных Mac’ов в те годы.

Он поставлялся с предустановленным мегабайтом оперативной памяти (именно тогда, когда Вильям Гейтс Третий, глава Microsoft, заявил что отныне и присно и вовеки веков оперативной памяти в 640 К хватит любому персональному компьютеру), оперативную память Plus’а можно было увеличить до 4 мегабайт.

На коробке, в которой поставлялся Macintosh Plus, большими и хорошо заметными буквами и цифрами, чуть ли не крупнее, чем название машины, было написано “1M RAM”.

Кроме того, Macintosh Plus оснащался шиной SCSI для подключения периферии (дисков производства Apple Computer на 20 и 40 мегабайт, стримеров для бэкапа и т. п.). Шина была нестандартная, так как разработка SCSI еще не завершилась, это была бета-версия (за деньги клиента). Естественно, косяков и глюков в ней было как в ящике кокаина, но она работала! А сколько она принесла радости потом, когда был утвержден стандарт SCSI и появилась сторонняя периферия… С которой недоSCSI не работал никак. Но это потом.

Проект BigMac после переосмысления и небольшой доработки стал Macintosh II, который вышел в свет в 1987 году.

Цикл времени

Впервые мысль о похожести Apple 201х годов на Apple Computer в первые годы после изгнания Джобса появилась у меня, когда iPhone и iPad вместо одного стандартного для всех размера вдруг стали разными… Дорвались, как хорошо делать то, что раньше было нельзя!

С молотка ушел очередной экземпляр Apple I

25 августа 2016 года один из самых редких образцов Apple I сошел с молотка по цене в 815 000 долларов. На самом деле ставка достигла суммы в 1,2 миллиона долларов, но в последнюю минуту она...